?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

publicidad antigua
https://ru.pinterest.com/pin/758856605932979737/

Прошлепав два дня по лужам и промочив все ноги, окончательно поняла: нужны галоши!
Или в чем теперь шлепают по лужам элегантные дамы зрелого возраста?

реклама галош на ботинках
https://ru.pinterest.com/pin/516788125972849532/

русский винтаж http://www.pinterest.com/rasseina/%D0%B2%D0%B8%D0%BD%D1%82%D0%B0%D0%B6%D0%BD%D1%8B%D0%B5-%D0%BE%D1%82%D0%BA%D1%80%D1%8B%D1%82%D0%BA%D0%B8/    русский винтаж http://www.pinterest.com/rasseina/%D0%B2%D0%B8%D0%BD%D1%82%D0%B0%D0%B6%D0%BD%D1%8B%D0%B5-%D0%BE%D1%82%D0%BA%D1%80%D1%8B%D1%82%D0%BA%D0%B8/
https://ru.pinterest.com/pin/437060338811404614/
https://ru.pinterest.com/pin/437060338811404613/

Galosi si sosoni pentru bunici (Rubber shoes Galoshi ad by "Treugolnik", St.Petersburg, Russia) Плакаты царской России - Реклама - "Товарищество "Проводник" в г.Риге "
https://ru.pinterest.com/pin/399131585697285373/
https://ru.pinterest.com/pin/288723026091489184/



Отрывок из книги "Лиза во фритюре"

История "Зал ожидания"

ТАЙНА СОЛОМЕННОЙ СТОРОЖКИ


Когда Алюсик еще учился в некоем высшем учебном заведении…
Нет, начать следует не так.
Некое высшее учебное заведение несколько раз за последнее время меняло свой имидж, постепенно превращаясь из простого института в целую АКАДЕМИЮ. Назвавшись Академией, данное учебное заведение завело у себя новые курсы и целые факультеты. Причем некоторые предметы на этих курсах и факультетах были настолько экзотическими, что для их прочтения невозможно было найти преподавателей. Поэтому Академия приглашала читать лекции – по совместительству - самых разных специалистов, некоторые из которых общались со студентами впервые в жизни.
Большинство новообращенных преподавателей норовило читать свои курсы и лекции, не отходя от своего основного рабочего места. А некоторые – так и просто на кухне. Поэтому жизнь у студентов была весьма напряженная: они гонялись за знаниями по всему городу и даже выезжали за его пределы.
Вот так Алюсиковой группе в один прекрасный четверг было назначено явиться к 11.00 в некий Научно-исследовательский институт, расположенный в городе Радиоугли. Название, конечно, странное, но, если есть город Электроугли, почему бы не быть и Радиоуглям? Где расположен сам город Радиоугли, группа знала приблизительно и договорилась встретиться на Ярославском вокзале, который являлся ближайшим к Радиоуглям географическим пунктом в Москве.
Понятие «группа» требует расшифровки. По списку, хранившемуся в учебной части, в группе насчитывалось аж 9 человек. Но на вопрос: «А сколько человек у вас в группе?» студенты обычно отвечали: «От двух до пяти!». На занятиях же чаще всего присутствовали трое. Каждый раз это были какие-нибудь другие трое, но всегда трое. Таким образом, группа, меняясь качественно, количественно оставалась незыблемой.
Нынешние трое были: Алюсик, Лариска и Саша.
Четверг начался неудачно для всех.
Алюсик ловил удравшую на чердак кошку. Кошка поймалась через 42 минуты, еще 26 минут ушло на зализывание ран и переодевание Алюсика, которому пришлось надеть ЮБКУ, так как джинсы, участвовавшие в ловле кошки, не годились больше ни на что, а остальные были грязные.
Надо сказать, что Алюсик буквально с рождения ходил в брюках. Когда Алюсик достиг цветущего девичьего возраста, мама Алюсика стала предпринимать безуспешные попытки переодеть дочь в юбку. Дочь не поддавалась, и бедной маме оставалось лишь сокрушаться и каяться, так как первые брюки она сшила собственноручно. Переодеть Алюсика в юбку мечтали все ее друзья и знакомые, а больше всего ее Друг, который, увидев однажды совершенно случайно Алюсика в юбке, немедленно в нее (в смысле, в Алюсика) влюбился. Но Алюсик не уступал, хотя другой (вернее, другая) Алюсик на ее месте давно бы плюнул, и надел юбку – лишь бы отстали! Сильнее всего приставали к Алюсику Тетки на работе. Теток было трое: Старая Дева, Разведенная и Замужняя за Пьяницей. У всех них – даже у Старой Девы – были собственные дети, и они могли учить их жить, сколько душе угодно! Так нет! Они приставали к Алюсику:
– Алечка! – начинала одна. – Ну как ты ходишь! Что это за походка! Что это за обувь! Одела бы туфельки на каблучках, лодочки, а то что это такое!
– Алёк! – продолжала другая. – Что это у тебя на голове! Кошмар какой-то! Сделала бы завивочку, укладочку, бантик какой-ни-то прицепила, а то что это такое!
– Алюнь! – завершала третья. – Ну что ты все в джинсах-то ходишь! Одела бы юбочку покороче, платьице какое с оборочками, а то что это такое!
При этом они как-то не принимали во внимание, что, несмотря на отсутствие юбочки, укладочки и лодочек, Алюсик уже третий год прекрасно живет со своим Другом, который сдувает с нее пылинки, готовит еду, моет посуду и даже смирился с постоянными джинсами. И неизвестно, что было бы, если бы Алюсик последовал советам теток. Пожалуй, Друг, увидев Алюсика в бантиках, оборочках и с укладочкой, немедленно от него (в смысле, от нее) отрекся бы на веки вечные. Правда, Алюсику порой приходило в голову, что именно этого Тетки и добиваются. Поэтому он (то есть, она) еще крепче держалась за свой джинсовый имидж и менять его на всякие там «лодочки-укладочки» не собиралась!
Лариска унимала собственного младенца, который один стоил пятерых кошек, и ни за что не хотел оставаться с няней. Ни за что-о-о-о-о-о! Унимание заняло где-то минут 38, после чего Лариске пришлось принимать душ и заново наклеивать двухцветные накладные ногти.
Лариска была замужем за бизнесменом. В принципе, он вполне мог обеспечить Лариску пятью дипломами безо всяких хлопот с ее стороны. Но Лариска была девушка упорная, очень любила учиться, учиться и учиться. Чем и занималась в свободное от младенца время, которого у нее было с избытком, так как муж всего себя отдавал бизнесу, и Лариска общалась с ним в основном по сотовому телефону. Откуда взялся младенец при таком образе жизни, Лариска сама не могла понять. Мало того, в недалеком будущем ожидалось появление еще одного младенца!
Саша…
В утро четверга Саша 27 минут предавался задумчивости на автобусной остановке, в результате чего пропустил три вполне пригодных для проезда автобуса и уехал на самом неудобном, который по дороге к Ярославскому вокзалу заезжал ненадолго в Капотню.
Саша был замечательный молодой человек: слегка подслеповатый, чуть-чуть глуховатый и – главное – очень склонный к внезапной задумчивости. Чаще всего он предавался задумчивости в таких местах, которые были для этого совершенно не предназначены. Например, на платформе станции «Библиотека им. Ленина» в час пик.
Правда, нельзя не отметить, что никакая другая станция московского метрополитена – за исключением, быть может, «Комсомольской» – не располагает так к глубокой задумчивости, как «Библиотека им. Ленина». Есть все-таки в этом Бермудском четырехугольнике, образованном станциями «Боровицкая», «Александровский сад», «Арбатская» и упомянутая «Библиотека», нечто мистическое! Сколько усталых путников бродят внутри этой геометрической фигуры, не находя выхода! Сколько гостей столицы, чудом вырвавшись из этого Саргассова моря, наказывают детям и внукам никогда – НИКОГДА! – не приближаться к его берегам! Однажды даже сам Алюсик трижды прошел по маршруту Библиотека – Арбатская – Библиотека, пока не опомнился!
Таким образом, в четверг утром все трое сошлись в месте сбора практически одновременно, опоздав на полчаса к назначенному времени. И Алюсик, и Лариска, и тем более Саша были людьми городскими, на электричках ездили очень редко и не знали, что ехать на электричке можно не тогда, когда это нужно тебе, а тогда, когда это удобно МПС. Электрички в Радиоугли отправлялись один раз в два часа. Та, на которую они опоздали, была последней перед перерывом. До следующей оставалось 5 часов совершенно свободного времени!
Кто-то из троих вспомнил, что до славного города Радиоугли можно доехать и с другого вокзала: не то Рижского, не то Савеловского. Они поехали на вокзал – не то Рижский, не то Савеловский. Электричка на Радиоугли была! И они на нее даже не опоздали! И она даже отправилась вовремя! Но не доехала.
Минут через 20 пути – практически еще в пределах Москвы – электричка остановилась, и машинист злорадно объявил, что: «ПО ТЕХНИЧЕСКИМ ПРИЧИНАМ ПОЕЗД ДАЛЬШЕ НЕ ПОЙДЕТ. ПРОСЬБА ОСВОБОДИТЬ ВАГОНЫ!».
Алюсик, Лариска и Саша освободили вагоны и оказались неизвестно где. На самой станции не было написано ни словечка, а спрашивать у прохожих, что за станция такая? Дибуны или Ямская? – им как-то не хотелось. Алюсик, Лариска и Саша пошли за народом, надеясь выйти к цивилизации. Цивилизация предстала перед ними в виде сплошных заборов, каких-то недостроенных объектов и функционирующих заводских предприятий. Вдалеке виднелась автобусная остановка, и троица направилась к ней в надежде, что у автобусной остановки есть какое-нибудь имя. Вот сейчас мы узнаем, где же мы находимся! С замиранием сердца приблизились они к остановочному домику и, не веря своим глазам, прочли: «ПРОЕЗД СОЛОМЕННОЙ СТОРОЖКИ»!
Вокруг остановки никакой соломенной сторожки не наблюдалось! И не соломенной тоже! Что это за соломенная сторожка, чьим именем названа автобусная остановка? Где она? Чем она так знаменита? И в каком районе Москвы находится эта соломенная сторожка? Ответа на эти вопросы не было. Лариска даже позвонила по сотовому своему мужу и спросила у него, что это за Соломенная сторожка? Муж, которого Лариска оторвала от совещания с инвесторами, послал ее в эту соломенную сторожку, так и не объяснив, где же она находится!
Тогда троица решила пойти путем уже испытанным, а именно: за народом. Народ неожиданно вывел незадачливых путешественников прямо к метро: не то к Савеловскому, не то Рижскому. И здесь, вместо того, чтобы мирно разъехаться по домам, троица вспомнила, что до города Радиоугли можно доехать еще и на автобусе! От какой именно станции метро отправляется пресловутый автобус, никто из них не помнил, но они все-таки поехали, надеясь, что узнают эту станцию в лицо.
Что их так тянуло в эти Радиоугли? Тем более, что занятия уже минут 20 как должны были начаться, а троица все еще ехала на метро! Непонятно! Очевидно, тяга к знаниям. Тем не менее они ехали, споря, где же им все-таки выходить: на Планерной или не на Планерной? В самый разгар спора, как раз когда двери вагона уже начали закрываться, Алюсик вдруг сорвался с места, схватил Лариску и Сашу за руки и с криком: «Выходим здесь!» вытащил их из вагона. Отдышавшись, Лариска с Сашей стали допрашивать Алюсика:
– Почему это именно здесь?!
– Не знаю! – честно ответил Алюсик. – Но здесь.
Это оказалось действительно здесь. И автобус был. И шел до Радиуглей. И они на него успели. И он не сломался по дороге. И они доехали. Только не туда. Автобус шел в Радиугли-2, а им нужно было в Радиоугли-1! Разница между двумя Радиоуглями была незначительная, но ощутимая: река с удивительным названием Вобля разделяла их почти непреодолимым препятствием. Дело в том, что старый мост через реку Воблю оказался внезапно в состоянии ремонта (хотя всем давно было известно, что его пора ремонтировать), а новый – в состоянии строительства. Ездить ни по тому, ни по-другому было нельзя. Местные жители постепенно приспособились: либо ездили из Радио в Угли через Москву, либо переправлялись вброд, так как река Вобля была хоть и широка, но не глубока.
Благодаря отсутствию моста через реку Воблю в городе Радиоугли неожиданно ожил Завод резиновых изделий, выпускавший галоши. Завод расширил ассортимент до резиновых сапог, закупил новое оборудование, повысил зарплату рабочим и даже начал ее выплачивать! В результате все население города Радиоугли, способное производить сапоги и галоши, теперь именно этим и занималось. Включая строительных рабочих с обоих мостов – недостроенного и ремонтируемого. В городе завелась Резиновая Мафия, а у мэра даже собака ходила в резиновых сапогах.
Ну, как бы вы поступили на месте наших героев, а? Наверняка тем же автобусом вернулись бы обратно! Нет, не такова была наша троица! Ученье – свет, это они знали твердо. Поэтому стремились к этому свету знаний, как мотыльки на огонь!
Оказалось, что переправиться через реку Воблю можно еще одним способом: на лодке. Переправу осуществлял Дядя Вася под присмотром молодцов из Резиновой Мафии. Местные жители перевозом не пользовались. Во-первых, очень дорого. Во-вторых, Дядя Вася был постоянно пьян, и все время норовил опрокинуть лодку. Утонуть в реке Вобле было, конечно, трудно, но промокнуть никому не хотелось.
Алюсик, Лариска и Саша, не зная всех этих подробностей, смело подошли к перевозу. Два хмурых молодца с золотыми цепями на могучих шеях взяли с них плату за проезд (хорошо, что с ними была Лариска, которая все и оплатила) и спросили:
– Спиртное с собой есть?
– Нету! – испуганно ответила троица.
Оказалось, хорошо, что нету, так как функция молодцов из Резиновой Мафии – кроме сбора денег – в том и состояла, чтобы не допускать на лодку спиртного ни в каком виде. Но как они не старались, обыскивая всех пассажиров, уже к середине дня Дядя Вася бывал пьян в стельку, а то и вдрабадан! Молодцы никак не могли понять, где же Дядя Вася берет выпивку, и подозревали, что бутылки притоплены у него вдоль фарватера, но лезть в холодную воду и проверять им было неохота. К концу рабочего дня Дядя Вася доходил уже до положения риз и сплавлялся вниз по течению, где его бесчувственное тело вылавливала жена и с ругательствами тащила домой.
Алюсик, Лариска и Саша сели в лодку и поплыли. Лодка двигалась зигзагами и черпала бортами. Дядя Вася склонял название речки на все лады. Когда лодка находилась на середине, зазвонил Ларискин сотовый, отчего Дядя Вася подпрыгнул вместе с лодкой.
– Ну, что там у тебя за Соломенная сторожка? – спросил Ларискин муж, избавившийся, наконец, от инвесторов.
– Димочка! – откликнулась Лариска, вытряхивая воду из рукава. – Я тебе перезвоню попозже, ладно, дорогой? Мне сейчас не очень удобно разговаривать.
– Лады! – сказал муж и отключился.
Как ни странно, троица добралась до противоположного берега и уже без всяких приключений нашла тот самый НИИ. В проходной того самого НИИ сидела другая троица из их же группы, которая приехала в Радиоугли на той самой электричке с Ярославского вокзала, на которую опоздали Алюсик, Лариска и Саша! Они уже прослушали лекцию, но уехать обратно в Москву не могли, так как не успели на последнюю электричку перед перерывом, а первую электричку после перерыва отменили!
Встреча была радостной, так как однокашники давно не собирались в таком полном составе. На радостях первая троица решила остаться и еще раз прослушать лекцию, чтобы потом вернуться в Москву всем вместе. Преподаватель по фамилии Кузюбердин Иван Иванович несколько удивился второму пришествию студентов, но после того, как ему объяснили все обстоятельства, благородно согласился прочесть лекцию еще раз.
Когда лекция (дубль второй) окончилась, был уже глубокий и темный вечер, поэтому Лариска позвонила мужу, тот прислал за ними свой личный мерседес, который буквально за 20 минут домчал всех шестерых до Москвы. Через 12 минут после отъезда мерседеса, появился седьмой студент, который приехал на собственной «Ниве». В учебной части ему неправильно назвали время занятий. Преподаватель Кузюбердин воспринял появление седьмого студента как личное оскорбление и наотрез отказался читать лекцию в третий раз, решив про себя никогда больше не иметь дела с этой Академией.
Где были два оставшиеся студента, и почему они не приехали в город Радиоугли, науке не известно. Да это и не важно, ибо и без них явка составляла практически 80%! Отсюда вывод: чем труднее достичь источника знаний, тем упорнее студент к нему стремится.
Вернувшись в Москву, Алюсик, который с непривычки чудовищно замерз в юбке, пошел и купил еще три пары джинсов – на всякий случай.
Лариска благополучно родила следующего младенца, а ее муж скупил на корню Завод резиновых изделий вместе с Мафией. Галоши теперь шли на экспорт.
И только Саша… Бедный Саша никак не мог забыть Соломенную сторожку. Он пытался ее найти, но, как бы Саша не добирался: на электричке, на автобусе, на метро, с Савеловского вокзала или с Рижского, результат был всегда один – не только Соломенной сторожки, но и автобусной остановки с этим названием он не находил. Саша стал задумываться чаще обычного, рылся в справочниках и расспрашивал старожилов. Соломенная сторожка снилась ему во сне, принимая самые неожиданные формы и топорщась соломой. Он просыпался с криком. Самым страшным был сон про энциклопедию: Саша листал толстый том, зная, что вот-вот дойдет до статьи «Соломенная сторожка» и узнает, наконец, что же это такое. Но, дойдя до нужной страницы, он с отчаяньем видел картинку с изображением огромной злой собаки. Подпись под картинкой гласила: «Соломка сторожевая».
Словом, как тот герой, которому для достижения счастья нельзя было думать о белом медведе, Саша и хотел бы не думать о Соломенной Сторожке, но не мог…


Comments

( 1 comment — Leave a comment )
galankor
May. 18th, 2017 12:32 pm (UTC)
Как же хотелось в детстве лизать подошвы новых галошиков, и как дивно пахло мягкое оранжево-красное нутро!
( 1 comment — Leave a comment )

Latest Month

October 2017
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com