je_nny (je_nny) wrote,
je_nny
je_nny

Categories:

ТАЙНА БУМАЖНОГО «КРУЖЕВА»

Техника создания изображения путем его вырезания на пергаменте или бумаге известна в Европе с XV в., и, как многие другие искусства и ремесла, пришла из Китая.



Один из первых сохранившихся образцов – покров на чашу для причастия из монастыря Тегернзее в Германии – так называемая «палла» (Palla). Неизвестный мастер позолотил пергамент для покрова и вырезал изображение «Страстей Господних»: сердце, раны и орудия пыток, на рамке – латинский гимн готическим шрифтом, а чтобы все это можно было прочесть и рассмотреть, сделал подложку из красной ткани.



В XVI в. технику резьбы начали применять достаточно широко. Сохранилось семь книг, выполненных подобным способом – так называемые «нематериальные» книги (Immateriellen Bucher) или «кружевные» Библии, появившиеся на рубеже XVI – XVII в., в которых вырезаны (прорезаны насквозь) и текст, и заставки, и иллюстрации. Старейшая из них находится в Бельгии, ее название в переводе с латыни звучит следующим образом: «Книга Страстей Господа нашего Иисуса Христа ... составленная не из реальной материи». Это 24 белых «кружевных» страницы размером 14,5 х 9,5 см с подложками из голубой бумаги, чтобы «нематериальные» текст и изображение стали различимы.
Постепенно техника резьбы распространяется все шире и шире по Европе, достигая наибольшей популярности в Германии, где в качестве основы предпочитали применять пергамент, и в Нидерландах, где чаще использовали бумагу.



Из белой или цветной бумаги и пергамента вырезали настенные украшения и цитаты из Библии, девизы и гербы, поздравления и различные картинки: пейзажи, аллегории, бытовые сценки, библейские мотивы. Подложки делали из цветной, а чаще из черной бумаги. Среди любителей и собирателей подобного жанра бывали и особы королевской крови, помещавшие резные произведения в качестве редкостей в свои кунсткабинеты.
В музее Виктории и Альберта (Лондон), к примеру, хранится работа И. Кёртен-Блок: это резной бумажный восьмиугольник (9х6,5 см) с изображением девы Марии, младенца Христа и сыновей Иоанна, сидящих в лесу под деревом, на котором играют белки и обезьянки. Картинка помещена между двух кристаллов и заключена в серебряную рамку таким образом, что ее можно было носить в виде украшения.
Из старинных трактатов известно, каким образом происходил процесс вырезания изображения на пергаменте: он укреплялся за 4 угла посредством игл на кожаной подушке или деревянной доске. В качестве инструментов использовались ножницы, острые ножи для заточки перьев, специальные режущие перья, пуансоны, а также штампы и шаблоны. Скорее всего, ножницами вырезались основные контуры, нож был нужен для внутренних отверстий. Вероятно, работа с бумагой проводилась аналогичным образом, к тому же вырезать отверстия в бумаге гораздо легче, чем в пергаменте. Причем нередко мастер вырезал изображение сразу на нескольких листах, сложенных в стопку, получая таким образом серию одинаковых сюжетов.
С XVII в. в Германии и Нидерландах в массовом порядке стали изготовлять картинки с изображениями святых, причем обычно вырезали лишь орнамент фона, а само изображение святого в центре писали красками и золотом – в манере и технике книжной миниатюры.



Искусство вырезания из бумаги в России оставалось в рамках «домашнего рукоделия» и лучше всего сохранилось в альбомах XIX в., реже в виде отдельных, окантованных под стекло произведений, служивших настенным украшением. По большей части это силуэты, весьма популярные и в России, и в Европе, начиная с XVIII в. Эти профильные портреты и целые сцены, вырезанные из черной бумаги, можно было бы назвать «черной резьбой» в отличие от «белой резьбы» – прорези.
Хотя приемы вырезания силуэта и прорези одинаковы, в результате возникают совершенно разные художественные образы. Силуэт всегда четок, отточен и – благодаря своему черному цвету – просто лучше виден. Изображение, вырезанное из белой бумаги – нежное, кружевное, как бы тающее в воздухе.
К числу несомненных шедевров «черной резьбы» можно отнести виртуозно выполненные Федором Толстым сценки из войны 1812 года. Нельзя не упомянуть и вырезанную неведомым мастером миниатюрную фигурку скачущего казака. Несмотря на свои крошечные размеры – 8х16 мм – силуэтное изображение полно динамизма и выразительности.



Наиболее распространенный вид вырезок из белой бумаги – декоративные орнаментальные фигуры, которые можно легко создать ножницами, сложив лист бумаги в 2 и более раз: например, ажурное сердечко, в центр которого прикреплен вензель, сплетенный из волос.
Встречаются вырезки, соединенные с аппликацией: так, на одном из пейзажей вырезан и наклеен сверху плющ, обвивающий пенек, что придает дополнительный эффект объемности.
В одном из альбомов встретилась целая картина, возможно, европейской работы, изображающая здания с черепичными крышами, соединенные мостиком, на котором видны мужская и женская фигурки. Такое впечатление, что здания стоят прямо в реке или море – с волнами, островками, плавающими утками. Прямо из арки правого дома выплывает лодка с гребущим человечком. Ажурная картинка весьма затейлива, но при более внимательном рассматривании под лупой видно, что приемы резьбы однообразны и грубоваты.



Наибольший интерес из прорезей собрания ГИМ представляет лист с сюжетом «Христос во гробе», созданный на высоком художественном и профессиональном уровне. Это довольно большое для прорези произведение (размер 48х29,7 см).



Общий вид до реставрации



фрагменты до и после реставрации

Автор усовершенствовал европейскую традицию, создав изображение тремя способами: тиснением, сквозной резьбой и проколами. Основной «рисунок» сделан с тыльной стороны листа: это тиснение, создающее мягкий рельеф и объемы обнаженного тела, а также сквозная резьба фона с цветами, стволами и ветками деревьев, факелы в руках персонажей, их волосы и глаза. С лицевой стороны нанесены проколы и тиснение, идущие по складкам одежд и прорези на изображениях ртов персонажей и ран Христа. Под ажурные участки изображения подложены пластинки цветной фольги.
Каким образом выполнено на бумаге само тиснение, неясно. Путем «слепого» (без краски) оттиска с гравированной доски и последующего прорезания подобного изображения получить нельзя: тиснение не получится таким выпуклым. Можно предположить, что для этого применялась выпуклая металлическая форма – штамп. Сквозные отверстия на бумаге могли появиться либо одновременно с тиснением, либо после него (часть отверстий могла быть создана при тиснении, а другая часть – при помощи ножниц, ножа и игл разного диаметра).
Автор произведения оставил на нижнем поле подпись: «вырезывалъ Ф.К. въ 1801год». Ниже – по-французски – «Христос во гробе». Также по-французски дано подробное описание происхождения сюжета: «Картина Таддео Цуккаро, находящаяся в кафедральном соборе Реймса. Нарисована на холсте, высота 7 футов 2 дюйма, ширина 4 фута 1 дюйм. Гравировал Жан Раймонд».
Таддео Цуккаро (Taddeo Zuccaro или Zuccari, 1529 – 1566) – итальянский живописец римской школы, виртуозный рисовальщик, представитель позднего маньеризма, известен в основном своими фресками. «Христос во гробе» – одна из немногих его картин, украшает собой знаменитый готический собор в Реймсе (Франция), в котором короновались французские короли.



Жан Раймонд (Yean Raymond, 1695 – 1766 гг.) – парижский мастер резцовой гравюры по меди, один из лучших граверов своего времени. Известны всего четыре его гравюры и в том числе «Тело Христа с поклоняющимися ангелами» по картине Цуккаро в Реймсе.
Кто же создал эту необычайно красивую ажурную прорезь? Казалось, что загадка «Ф.К.» неразрешима. Можно было лишь предположить, что автор должен владеть приемами гравюры на металле.

Вероятно, произведение так и осталось бы анонимным, если бы в дело не вмешался случай. В отдел ИЗО ГИМ принесли на экспертизу из антикварного магазина еще одну картину, выполненную в технике прорези – «Суд Париса». Внизу справа была четко видна подпись автора: «Вырезывалъ Федоръ Камкин в 1795 году».


Справа - гравюра Боверле по картине Луки Джордано "Суд Париса"(Британский музей) - за ссылку спасибо julia_72!

Прорезь выполнена по гравюре парижского гравера и издателя Жака Боверле (J. Beauwarlet, 1731 – 1797), сделанной, в свою очередь, по картине Луки Джордано (Lucа Giordano, 1632 – 1705) – итальянского живописца неаполитанской школы, одного из наиболее характерных представителей позднего барокко, любившего изображать фигуры в сильном движении и резких ракурсах.
Прорезь «Суд Париса» – большего размера, чем первая работа. Это сложная многофигурная композиция с фигурами людей, богов, сатиров и животных и тонким ажурным изображением деревьев и растений. Сравнивая обе работы, можно было увидеть, что более ранняя кажется несколько «неуклюжей» по сравнению с более поздней: налицо некоторая непропорциональность фигур и неуверенность руки мастера.
Если говорить о «манере резьбы», то сомнений, что это один и тот же автор, не было. Непропорциональность фигур в «Суде Париса» можно объяснить либо неопытностью автора (разница между произведениями 6 лет), либо «резкими ракурсами» оригинала, которому он следовал.
Насколько можно было разобрать, рассматривая произведение сквозь стекло, бумажный лист сплошь наклеен на подложку из синей бумаги, а следов выпуклого тиснения, как на предыдущей работе не наблюдается. Трудно сказать, было ли тиснение изначально и утратилось в процессе дублирования, или же его не было совсем. Если тиснение все же было и утратилось при дублировании, то именно этим может быть объяснена некоторая диспропорция: разглаженный рельеф исказил начертания фигур.
После долгих поисков по различным справочникам удалось разыскать единственного Федора Камкина – старшего гравера Военно-топографического депо . Даты его жизни и биографические данные не известны. Сохранились сведения о 3-х картах его работы, гравированных на медных досках:
1) План столичного города Москвы 1841 г., гравированный со съемки П.Л. Шуберта при Военно-Топографическом депо . План дан в пределах Камер-Коллежского вала и прилегающих местностей. Вместе с Камкиным над этим планом трудилось еще шесть граверов.
2) План Петербурга на одном листе, отпечатанный в четыре краски и изданный Камкиным в 1855 г. на собственные средства (был поднесен им государю и удостоен высочайшего одобрения) .
3) План столичного города Москвы 1856 г. с портретом Александра I – повторением в меньшую величину медали работы Ф. Толстого, на которой Александр I изображен в вооружении древнего славянского бога Радомысла .
Кроме того, известно также, что в 1856 г. гравер Камкин «был обучен делать исправления по гравюре на медных досках по методу Жоржа посредством гальванопластики» .
Основываясь на всех этих сведениях, трудно утверждать, что Камкин-резчик по бумаге и Камкин-картограф – одно и то же лицо. Есть одно весьма существенное обстоятельство, говорящее против: возраст. Для того чтобы в 1795 г. создать прорезь «Суд Париса» Федор Камкин должен быть уже достаточно взрослым человеком и умелым мастером.
Если даже допустить, что в это время ему всего лет 15, то к 1856 г. Федору Камкину уже исполнилось бы 75. Мог ли человек в таком преклонном возрасте создать карту, удостоенную высочайшего одобрения и осваивать новый – достаточно сложный – гальванопластический метод? Хотя нам известны примеры подобного творческого долголетия, все же весьма сомнительно. Возможно, это просто однофамильцы, возможно – родственники.
Неведомый виртуоз «Ф.К.» обрел имя и фамилию, но не стал от этого менее таинственным – жизнь и творчество Федора Камкина, его способ работы, сочетающий резьбу по бумаге с тиснением, так и остались неразрешенной загадкой, которую – может быть – разрешит следующее поколение исследователей.

И вот совсем недавно я узнала, что в Сергиевом Посаде тоже есть такая картинка!
Доклад о ней был прочитан на конференции, посвященной искусству силуэта:
ЗАРИЦКАЯ О.И. «ПРОРЕЗНАЯ» КАРТИНА «СМЕРТЬ ГЕКТОРА» из собрания Сергиево-Посадского музея-заповедника.



Образцы современного искусства вырезания:

Tags: вырезки, искусство, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments