May 6th, 2012

тайна

Моление о чуде




Виктория Райхер
Что тебе, доченька ненаглядная, привезти из-за моря в подарок?
- Привези мне чудище заморское для утех сексуальных!
- Ты что, охальница! С ума сошла???
- Ладно, пойдем по длинному пути. Привези мне, батюшка, аленький цветочек…
(Анекдот)

Много лет назад у меня настал конец света в личной жизни. Моя личная жизнь была насыщена и густа, как перловый суп, но суп перестоял на огне и начал выкипать. Полбеды заключалось в том, что мне было очень плохо. А беда – в том, что я вообще не представляла, как же дальше жить.

Очередным невыносимым утром я явилась в университет. Выносимо тебе или нет, а учиться надо, хотя на в момент конца света и непонятно, как и для чего. Первая лекция начиналась в восемь тридцать, где-то около того я и озарила своим мрачным присутствием академические стены. Немедленно по приходе столкнулась в университетском коридоре с причиной конца своего света, в очередной раз осознала, что дальнейшая жизнь невозможна, и убежала в туалет.

Туалет Иерусалимского Университета не был похож на знаменитый «Пингвин» института Сашеньки Яновской. В нем не было ни обширного предбанника, ни огромных окон с подоконниками, ни возможности уединиться где-либо, помимо узкой кабинки целевого уединения. Но, во-первых, туалет был женским – а значит, хотя бы там исключалась возможность еще одной душераздирающей встречи, а во-вторых, мне больше некуда было идти. Лекция отпала в полуфинале (картинно страдать перед носом преподавателя уместно в первом классе, но никак не на третьем курсе), библиотека представляла кучу открытых помещений, где во время лекции в два счета засекут. Можно было бы найти пустую аудиторию, но с утра обычно нет пустых аудиторий. Да и у кого в моем состоянии было бы время и силы искать. А туалет – вот он. Ждет.

С размаху захлопнув дверь кабинки и заодно крышку единственного в ней предмета мебели, я неудобно уместилась на горбатом пьедестале и принялась рыдать. Лекция длится полтора часа, которые я и проплакала без остановки. Потом процесс затормозился и постепенно сошел на нет. Не потому, что полегчало (по тогдашнему ощущению, «полегчать» мне в принципе не могло), но как-то окончился запас слез. И возник вопрос, а чем еще заняться.

Просто так сидеть в туалете скучно. Бежать наружу изменившимся лицом – не вариант. Да и зачем? Не на лекцию же идти. Но у меня, как обычно, «с собой было». В сумке лежал последний том «Властелина колец», который я запоздало читала в первый раз. Как-то так вышло, что до того момента он мне не попался. Видимо, ждал своего часа, как стеклянный ящик с надписью «в случае аварии разбить стекло». Авария была налицо. Я выудила книжку, поерзала на троне, вытерла слезы и принялась читать. Кабинок в туалетах университета много, и никому не было дела до того, что я уже третий час сижу в одной из них.

Оставим меня пока что в той кабинке. Нас тут полно таких серьезных, целлюлозных, нефтяных, религиозных, бесполезных, проникающих во все и далее по тексту. Рыдающих в туалетах, оплакивающих неудавшуюся жизнь, бьющихся в собственные ладони, несчастных до последней ямочки души. Все мы жаждем чуда. Сидим на своих неудобных тронах и остро ощущаем, что так, как есть – нам не выжить.Collapse )
фотограф

Грозовые облака фотографа Mitch Dobrowner

Оригинал взят у trasyy в Грозовые облака фотографа Mitch Dobrowner
Митч Добраунер (Mitch Dobrowner) увлекся фотографией еще в детстве. Долгое время проработал дизайнером в собственной студии в Калифорнии. Но в 2005 году страсть к фотографии и путешествиям взяла верх и Митч отправился колесить по Америке в поисках, захватывающих дух, кадров. Его серия снимков грозовых облаков, которую он сделал в штате Техас, получила первый приз на конкурсе Sony World Photography Awards 2012.




Collapse )


тайна

Свадебные моды 1912



Из старых газет - 05 мая (22 апреля) 1912 года

К свадебному сезону.
Свадебные обычаи постепенно видоизменяются. Теперь приемы, свадебные обеды уже не такие как в старину. Начиная с фасона подвенечного платья, его украшений, выбора цветов, приданого и кончая обедами и свадебными поездками, мода коснулась всего.



Платье невесты прежде делалась неизменно белым. А в наши дни допускаются цветные, всех светлых оттенков, лишь бы цвет был к лицу невесте... Платья украшаются всевозможными серебристыми или таскаными золотом отделками.



Collapse )