June 17th, 2015

ой!

Смотритель маяка с аттестатом высотника



Пошла сегодня на работу другим путем - ну, не совсем другим, а просто по другой стороне улицы и перешла по другому переходу, и сразу попала в книжный магазин с канцтоварами и - о, конечно! - сразу же там затоварилась совершенно ненужными, но прекрасными штучками!
Вот эти блокнотики, например!
Два уже подарила.
Внутри там белые листочки.
Столько было смешных блокнотов и ежедневников!

Collapse )
пишу

накладные карманы

тоска

над небом голубым...

Оригинал взят у martinn в post



6 дней и 10 лет

Хвостенко А.
Скорпион / Audio CD.
М.: Геометрия, 2014. – 84 с. – (Голос поэта).

Скажите честно: вы правда до сих пор считаете, что «Город золотой» сочинил Гребенщиков? Расставались бы с этим неполезным заблуждением. Ибо досточтимый Борис Борисович не имеет к данной композиции ни малейшего отношения. Слова песни написал Анри Волохонский на мелодию советского композитора, гитариста-семиструнника и лютниста Владимира Вавилова «Канцона и танец» с пластинки лютневой музыки 1970 года. Что? Франческо Канова да Милано? Да, был такой. Вот только ничего подобного не писал. Произведения Франческо да Милано внесены в ватиканские протоколы и известны наперечет. Кстати, Винченцо Галилей тоже не является автором «Паваны и гальярды» (на эту музыку создана еще одна песня Волохонского, – «Конь унес любимого»). Отличным композитором и великим мистификатором был Владимир Фёдорович Вавилов… Так вот, тот самый «Город золотой», в оригинале именующийся «Рай», и начинающийся строчкой «НАД небом голубым…», начиная с 70-х годов исполнял Алексей «Хвост» Хвостенко, друг и соавтор Волохонского, и лишь в марте 84-го на концерте в Харьковском Государственном Университете ее спел Борис Гребенщиков. К чести БГ, следует упомянуть, что он искренне признался в полном неведении относительно авторства композиции. Правда, после фильма «Асса» стал «забывать» уточнять эту пикантную подробность.
А Хвостенко и Волохонский жили себе вдали от советских пенатов. Сочиняли под общим псевдонимом А.Х.В. хулиганские, отчасти абсурдные басни: «Меж мыла и мочал / Плескалась в шайке Стерва. / Кто век молчал, / Тот скоро будет первым». В 1984-м книжечка этих басен была издана в Париже совершенно мизерным тиражом. В апреле же 1989-го произошло событие поистине эпохальное: в столицу Франции прибыла «единственная великая русская группа» «АукцЫон». В общем, они нашли друг друга. Уже в 1992-м «Хвост и АукцЫон» записывают альбом «Чайник вина» на стихи Хвостенко, где звучат знаменитые «Орландина», «Внутри собаки», «Мы всех лучше», – всего 12 композиций. Вслед за этим последовал альбом «Жилец вершин» (1995) на стихи Велимира Хлебникова, «Опыт постороннего творческого процесса» (1995, квартирник Хвостенко и Фёдорова). Последней их совместной работой стал «Скорпион», вышедший в 2014-м, через 10 лет после смерти Хвостенко.
Отличие этой пластинки от прочих заключается в том, что на ней Хвост выступает в необычной для себя роли, – не певца-барда-трубадура, а поэта, читающего свои стихи. Идея эта принадлежала Павлу Кострикину, шефу музыкального издательства «Геометрия». После первого после возвращения (много лет назад Хвостенко заявил, что вернется на родину только после того, как Ленинграду вернут историческое название Санкт-Петербург) концерта Хвоста в клубе «Точка» в 2004-м он подошел к Алексею Львовичу и предложил сделать такую запись. Записывать решили на дому у первой жены Хвоста Алисы Тилле. Хвостенко отлынивал, «норовил схалявить, но постепенно <…> все-таки читал и читал. Когда закончились стихи, мы потребовали продолжения банкета, и он перешел на басни». Музыкальное сопровождение предлагалось сделать в исполнении Анатолия «Толика» Герасимова. «Озвучивание стихов было большим экспериментом. И не успел эксперимент начаться, как в конце того же 2004-го, 30 ноября, Хвост умер от воспаления легких. Запись надолго легла на полку».
Возобновить проект решились только в начале 2013 года, когда уже серьезно болел и Герасимов. Он умер 25 апреля, успев записать лишь половину треков. Тогда Леонид Федоров решил привлечь к работе музыкантов «АукцЫона» Николая Рубанова (саксофон) и Михаила Козловского (туба), барабанщика Бориса Шавейникова, а также Юрия Парфёнова (труба) и Владимира Волкова (контрабас). Вот примерно так и получилось, что «Запись альбома “Скорпион” заняла всего шесть дней, но между первым и последним днем уместилось почти целое десятилетие». Но альбом-то – вот он!



Статья опубликована в газете "Книжное обозрение", №5-6'2015


В. Вавилов "Канцона Франческо да Милано"
пишу

Реклама такая реклама


http://2013.kiaf.com.ua/upload/works/8973/fenistil_scratches.jpg

Ехала сегодня в электричке, а там на стенке висел вот этот самый рекламный постер  Фенистила - я как раз напротив него сидела.
Но!
Девушка была в рост!
Не знаю, может, это у меня воображение испорченное, но, глядя на ее позу и положение опущенной руки, как-то невольно возникало сомнение: от какого, собственно, зуда этот самый Фенистил?!
Если еще раз попадется - сфоткаю.
А в сети попадается только этот усеченный вариант.
Насчет Фенистила ничего не могу сказать - не покупала.
:)
тоска

Почувствуйте разницу!



Ее дневник:

«Сегодня вечером мой муж вел себя очень странно. Мы договорились поужинать в нашем любимом ресторанчике.
Я целый день ходила по магазинам с подружками и немного опоздала в ресторан, думала, что его огорчило именно это. Разговор не клеился, и я предложила переместиться в более тихое место, чтобы мы могли спокойно поговорить. Он согласился, но разговорчивее от этого не стал. Я спросила его, что случилось, а он сказал, что ничего не случилось. Я спросила его, виновата ли я в том, что он расстроен. Он сказал, что вовсе не расстроен, что я ни в чем не виновата и что беспокоиться совершенно не о чем.
По дороге домой я сказала ему, что люблю его. Он улыбнулся и продолжал следить за дорогой. Я не могу объяснить его поведение, не могу понять, почему он не ответил, что тоже любит меня. Когда мы пришли домой, я почувствовала, что совсем потеряла его, что он не хочет иметь со мной ничего общего. Он просто тихо сидел на диване и смотрел телевизор. Он все так же казался таким далеким и отстраненным. Наконец все так же в полной тишине я сказала, что иду спать.
Через 15 минут он тоже пришел в спальню. Я чувствовала, что его что-то беспокоит и его мысли витают где-то далеко отсюда. Он уснул, а я проплакала полночи. Я не знаю, как мне быть. Я знаю, что в мыслях он где-то в другом месте. Моя жизнь рушится...»
Collapse )