September 7th, 2016

пишу

Книжная девочка

pintura de Honor Charlotte Appleton:
Honor Charlotte Appleton
https://ru.pinterest.com/pin/390194755198656376/


Решила присоединиться к np_morozova, которая в посте Книжный мир очень интересно рассказала о своем детском и юношеском чтении. Вот и я захотела рассказать!
На самом деле у меня уже довольно много было постов про книжки моего детства (и тэг так же называется), а теперь - о чтении вообще.

«Дедушкапочитайка!» – любимое слово моего детства, которым я донимала дедушку без конца. И мы читали – какие-то бесконечные «рассказы про животных», среди которых был, пожалуй, и «Золотой луг» Пришвина в оранжевой обложке с синичками. Читали Телешова – с той поры не перечитанного ни разу и не помню, о чем писавшего. Читали – или это уже я сама читала? – никому теперь не известную Любовь Воронкову, настолько потрясшую меня своей «Девочкой из города», что я стала добросовестно переписывать эту повесть в тетрадку, искренне веря, что сочиняю сама.

Читать я начала рано - помню, что поразила подружку Таню, сказав ей: "Читай про себя!" - она умела только вслух. Я проводила у Татьяны много времени – смотрела телевизор или читала, благо книг у них тоже хватало, была вся пионерская серия в оранжевых обложках: «Васек Трубачев и его товарищи» и все такое прочее.
Потом мы стали подписываться на приложения к журналу "Огонек" - много хороших книг получили, всего Конан-дойля, к примеру. Но на "Всемирную литературу" мы с мамой почему-то не подписались, и я страшно завидовала Тане, у которой она была.

Учительница начальных классов, пока проверяла тетради, вызывала хорошо читающих детей читать классу вслух – таких было двое: мальчик Саша и я. Книжки бывали разные – запомнилась история про девочку, переодетую мальчиком, которая участвовала во французском Сопротивлении – эдакий парафраз Гавроша. Я долго в нее играла – кроме военной романтики там присутствовал и намек на романтику любовную: девочка вроде как влюбилась в старшего товарища. Однажды откуда-то взялась «Тысяча и одна ночь», причем неадаптированная (подозреваю, принес мальчик Саша). А кто читал, знает: там есть очень сильные в эротическом смысле страницы. И когда я доходила до подобного эпизода и замолкала в смущении, учительница говорила:
– Ну, что там? Прочесть не можешь? Дай я...
– Нет, нет!
И, пропуская опасное место, я гнала дальше.

Вот книжки, попадающиеся в моих письмах к маме (мама лежала в больнице - мне 10 лет): рассказы о Сереже Кострикове (Кирове), «Повесть о дружных», «Над Тиссой», «Маугли», «Вечера на хуторе близ Диканьки», рассказы Сеттон-Томпсона и какая-то «Схватка со смертью», купленная за 5 копеек – «очень интересная, пошлю с бабушкой тебе». Читала газеты, журналы – «Огонек», «Наука и жизнь», в которой я с интересом следила за жизнью атомов, изображенных в виде шариков с ручками и ножками. К тому времени я уже прочла «Как закалялась сталь», которая мне даже понравилась, и пыталась читать «Молодую гвардию», но споткнулась на ужасающе реалистичной сцене бомбежки, и не стала продолжать...

В шестом классе я училась во вторую смену, утром мама и бабушка уходили на работу, и я читала, не вылезая из постели до упора - потом вскакивала, за пять минут одевалась и неслась в школу (до ее было пять минут ходу).
Помню прекрасно это состояние "книжного запоя"! С тех пор уже не удавалось пережить. Тогда я как раз и прочла "Птичку певчую", наивно запрятанную мамой от меня на шкаф, и Шерлока Холмса, и Уилки Коллинза - про алмаз... Вот, забыла название, а с каким упоением читала!

Collapse )