September 24th, 2016

пишу

Анн-Луи Жироде де Руси-Триозон



Анн-Луи Жироде-Триозон (фр. Anne-Louis Girodet de Roucy-Trioson; 1767-1824) -
французский исторический живописец, портретист, рисовальщик литографий и писатель.
Получил основательное гуманитарное образование. Один из лучших учеников Давида, у которого учился с 1785. В начале художественной деятельности увлекался греческой мифологией, и среди псевдоклассицизма, господствовавшего в то время в французском искусстве, стал предвозвестником романтизма, вскоре сменившего это направление...


Весна и Лето

   
Осень и Зима

Collapse )
пишу

Неделя девушек с попугаями



artist postcard “parrot” 1903
https://ru.pinterest.com/pin/378161699937981989/
https://ru.pinterest.com/pin/479774166525777181/

Gerda Wegener - This is an authentic, hand-coloured, signed pochoir fashion illustration (Plate 182)from the 1914 Journal des Dames et des Modes - a Parisian fashion journal published by Tom Antongini from June 1912 until August 1914.:

Gerda Wegener - This is an authentic, hand-coloured, signed pochoir fashion illustration (Plate 182)from the 1914 Journal des Dames et des Modes - a Parisian fashion journal published by Tom Antongini from June 1912 until August 1914.
https://ru.pinterest.com/pin/323977766916039127/

Louis Buisseret   Lady with Parrot 1923:

Louis Buisseret Lady with Parrot 1923
https://ru.pinterest.com/pin/428053139555985830/
пишу

Рецензия Татьяны Красновой на роман "Друг детства"

Друг детства2

Татьяна Краснова - писатель, член редколлегии альманаха "Белый ворон"
https://www.facebook.com/tatyana.krasnova.315

Роман, который хочется перечитывать

«Друг детства» — роман, который хочется перечитывать. Что я и сделала в своем осеннем отпуске: теплый плед, ароматный чай — и неспешное чтение хорошей прозы, тоже в своем роде ароматной, с утонченной прелестью засушенных цветов и старинных фотоальбомов. А еще этот роман напоминает детский «секретик», закопанный в земле, с сокровищем под стеклышком. Как раз такой «секретик» повела смотреть своего нового друга маленькая девочка-толстушка — с этого и начинается их история. Ольга Бахрушина и Саша Сорокин. Пока — Ляля и Сашенька. А бабушка растолковывает внучке: «Ты уже большая девочка, а он еще маленький. Видишь? Ты же не станешь его обижать, правда?» Обижать друг друга — какая нелепость, они ведь станут лучшими друзьями, и впереди — долгое-долгое счастливое детство и всегда ясное небо. Ляля и Саша будут восемь лет сидеть за одной партой, читать вслух Диккенса и вместе играть в школьных спектаклях.

"Саше больше нравилось все переживать вместе с ней, а без Ляльки он и половины не заметит и не разглядит, да и вообще с ней веселей. Они так привыкли друг к другу, так тесно приросли один к другому – словно две горошины в одном стручке, и не подозревали, что еще чуть-чуть – стручок лопнет, и разнесет их в разные стороны беспощадный ветер перемен".

Да, впереди не только первые поцелуи в малиннике, но и первое предательство. События, которые покажутся нелепыми, невозможными не только самим героям книги, но и читателю — так и хочется запрыгнуть в пространство романа (уже такое обжитое!), вмешаться, помирить этих бестолковых детей, которые сами пока не поняли, что их так крепко связывает — настоящая дружба или настоящая любовь, а может, и то, и другое вместе. Увязнув в самолюбии и гордости, они не ценят этих драгоценных хрупких отношений и готовы расколотить их вдребезги, только чтобы не выглядеть глупо ни друг перед другом, ни перед одноклассниками.

"Почему-то ему никогда не приходило в голову, что вся эта ерунда, связанная с Лялькой, которая мучает его и не дает спокойно жить, и есть любовь! Он думал, любовь – это что-то такое… взрослое. Книжное, киношное. Наполовину выдуманное. Ему нравились девчонки – Светка, Жанка, Надя, Катя. Да мало ли их! Они все казались ему одинаковыми и незатейливыми, с ними было очень просто общаться, приятно целоваться и обниматься. С Лялькой же все по-другому: трудно, сложно, больно. Страшно. Слишком остро и горячо. Он задыхался рядом с ней – думал, от ярости. Оказалось… от любви?! Вот это все – малинник, ее детские носочки и растоптанные босоножки, гордый поворот головы, падающая с виска прядь светлых волос, насмешливый взгляд, приподнятая бровь, шестнадцать заброшенных мячей, пощечина – это и есть любовь?!"

Как тут опять не вспомнить предостережение бабушки — Ляля и Саша будут обижать друг друга и даже ненавидеть. Вот только не смогут разлюбить. И их первая любовь, их общее детство окажутся сильнее той боли, которую они умудрятся друг другу причинить.
По крайней мере, тональность романа, несмотря на все перипетии сюжета, остается светлой, просветленной, более того — поэтической.

И если первая книга «Я всё равно тебя дождусь!» из авторской серии «Счастье мое, постой! Проза Евгении Перовой» представляет собой синтез драмы, арт-детектива и психологического триллера, то «Друга детства» хочется сравнить с лирическим стихотворением — нежным, пронзительным. И лаконичным. Одно из достоинств романа — он художественно емкий, несмотря на небольшой объем. На площадке в 250 страниц автору удается разместить не только историю двух влюбленных, но и целую историю семейства Бахрушиных — семьи главной героини.

Мне очень симпатична такая виртуозность, когда на читательскую голову не обрушивают лавину нескончаемой семейной саги, а лишь показывают некоторые детали, за которыми всё грандиозное здание саги угадывается — словно чуть-чуть приоткрывают щёлку.

А вот последняя глава, которой не было в журнальном варианте — «Друг детства» публиковался в 2013 году в литературном альманахе «Белый ворон», — эта глава стала для меня сюрпризом. Порой к героям романа так прикипаешь, что с ними жаль расставаться, и невольно думаешь, как дальше сложится их жизнь — как раз для таких читателей эта последняя глава. Я, например, восприняла ее как самостоятельный мини-роман — бывают вставные новеллы, а это своеобразный вставной роман. Роман в романе. Оставляющий ощущение, что ничего не закончилось, герои — живые, их жизни продолжаются за рамками сюжета.

Подробнее на livelib.ru:
https://www.livelib.ru/review/706050
тоска

ностальгическое...



Таисия Калинченко - Золушка
Музыка - И. Цветков, слова - И. Резник
Запись с заключительного концерта Всесоюзного телевизионного фестиваля советской песни "Песня-73"



Таисия Калинченко - Любовь и разлука
Из телевизионной передачи "У камина". 1989
У рояля - композитор Исаак Шварц
Музыка - И. Шварц, слова - Б. Окуджава