?

Log in

No account? Create an account

January 8th, 2018

Непарная Варежка

cover1__w220

Отрывок из книги "Другая женщина" - часть вторая: "Непарная Варежка"
Новогодняя сцена (с купюрами)


Если бы Варька не окликнула Котова, он так и слонялся бы по Пионерской улице, увязая в снегу, до следующего года, до которого оставалось всего-то ничего, каких-то часов десять. Варька разгребала снег большой алюминиевой лопатой и страшно удивилась, увидев Игоря – он обрадовался и полез к ней прямо по сугробам. Пролез и с налету поцеловал в румяную щеку, которая показалась ему одновременно ледяной и жгуче горячей – или так не бывает?
– Господи, Котов! Откуда ты взялся?
– Я приехал к тебе! – увидев, как Варька вытаращила глаза, он поспешно добавил: – Новый год встречать!
Варька растерянно моргала, а он вдруг испугался:
– Или что? Ты в гости собралась? А может, ждешь кого? Я как-то не подумал…
– Никого я не жду. Ну, ты даешь, Котов! Проходи в дом, я дочищу дорожку и приду.
– Давай я… это самое… дочищу!
– Да ладно! Ты вон и так весь в снегу! Иди уже, я мигом.
Игорь попытался отнять у нее лопату, и они слегка повозились, как в детстве, потом, хохоча, повалились в сугроб.
– Слушай, а горка? Помнишь, катались? Она существует?
– Горка-то? Конечно! Ледянка. А что, хочешь покататься?
– Ага! Давай потом сходим, а? Хочется дурака повалять!
– Дурака повалять? Так ты и так уже валяешься! – и кинулась в него снежком.
Они долго отряхивались в сенях, потом вошли в теплую полутьму старого дома, который показался Котову маленьким и низким, а ведь в детстве он завидовал Варьке, у которой такой большой и светлый дом! Пахло пирогами и еще чем-то, тоже из детства.
– Ты есть хочешь?
– Ужасно! У тебя пироги?
– Напекла по привычке, неизвестно зачем. Щи будешь?
– А то! Варь, а чего у тебя елки нет?
– Да я не успела! Можем потом нарядить.
Они ели, поглядывая друг на друга над тарелками, и в какой-то момент Котову вдруг почудилось, что все это: огненные щи в разномастных тарелках, пироги в плетеной корзинке, выцветшая скатерть; маленькое окно, сквозь которое косо пробивался бледный зимний свет; Варька в белом свитере с вывязанными узорами и в таких же носках; и он сам тоже в носках, только зеленых, которые ему выдала Варвара, потому что по полу дует – это было всегда. А никакой другой жизни у него и не бывало. Я дома! Такая простая, ясная и правильная мысль, только додумался до нее Котов слишком поздно. Или нет?

Варь, а ты умеешь трагически молчать? - вдруг спросил он, вспомнив не к месту бывшую женуCollapse )

Дама с кувшином



Joseph-Francois Ducq: "Portrait of Colette Versavel, Wife of Isaac J. de Meyer", 1822,
Museum voor Schone Kunsten (Ghent, Belgium)
https://ru.pinterest.com/pin/358106607852414555/

438a2112a3c39e0c03363f56aa8486ed
Михаил Леонович Гаспаров (1935-2005) — советский и российский литературовед и филолог-классик, историк античной литературы и русской поэзии, переводчик (с древних и новых языков), стиховед, теоретик литературы. Академик РАН (1992), доктор филологических наук (1979). Автор фундаментальных работ о русском и европейском стихе. Переводчик античной, средневековой и новой поэзии и прозы. Эссеист. Ниже размещен фрагмент из его книги: Гаспаров М.Л. Записи и выписки. — М.: Новое литературное обозрение, 2001.



ВРАТА УЧЕНОСТИ

Первый шедевр в вашей жизни? Что
это было? Кто сказал, что это шедевр?
Или это собственное — сразу —
восприятие? Или титул присвоен
позже?
Из анкеты


Вначале было имя. Взрослые разговаривали и упоминали Евгения Онегина, Пиковую Даму, Анну Каренину, Чарли Чаплина, причем ясно было, что это были не их знакомые, а персонажи из другого, тайного их мира, для детей закрытого. От вопросов они отмахивались — некогда и слишком сложно. Чтобы проникнуть в их мир, нужно было запомнить и разгадать имена. Имя Пушкина не произносилось — оно как бы самоподразумевалось. Когда я в пять лет спросил бабушку: «А кто такой Пушкин?», она изумилась: «Как, ты не знаешь Пушкина?» Через месяц я твердил сказки Пушкина наизусть вслух с утра до вечера. А через год началась война. Случилось чудо: в эвакуационном поселке, где вовсе нечего было читать, оказался старый растрепанный однотомник Пушкина. Стихи были непонятны, но завораживающи. Я ходил по бурьянным улицам и пел: «Скажите: кто меж вами купит ценою жизни ночь мою?» Что это значило, было неважно. Потом я много страдал от этой привычки: из-за звуков ускользал смысл. («И слово только шум, когда фонетика — служанка серафима»). Уже подростком, уже много лет зная наизусть тютчевское «как демоны глухонемые, ведут беседу меж собой», я вдруг понял зрительный смысл этой картины — ночные вспышки безмолвных красных зарниц. Это было почти потрясение.

Read more...Collapse )

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Ph: Anna Morosini
https://ru.pinterest.com/pin/390194755206874024/

Очередной новогодний отрывок из романа "Нет рецепта для любви"
(выйдет в конце 2018 года)

Действующие персонажи:
Артём, Киви (она же Олеся, она же Журавлик),
Ира-Наполеон, ее брат Федя (он же Дядя Федор), Катя и Кирилл, пес Шариков.


Новый год отмечали все там же, у Наполеона. Артём взялся запекать гуся с яблоками, а Наполеон с Киви суетились по хозяйству, ожидая прихода Поляковых: Катерина должна была отвести Зямбу к родителям, а Кирилл, как всегда, задерживался на работе. Дядя Фёдор в хозяйственные мелочи не вникал – у него как раз завязалась оживленная дискуссия по скайпу с кем-то из лондонских коллег. Потом Наполеон решила, что неплохо бы выгулять Шарикова, и оставила Киви с Артёмом накрывать на стол.

Гусь был уже вполне готов, и Артём выключил духовку. Они с Киви сидели на кухне и не знали, о чем говорить. С того воскресенья, когда неожиданно приехал Дядя Федор, до сегодняшнего дня они виделись всего один раз: Артёму каким-то чудом удалось вытащить Киви на свидание. Он уговорил ее пойти на каток в Парк культуры – сначала Киви держалась настороже, но постепенно смягчилась и уже не огрызалась на каждую реплику Артёма. Они катались до одурения, извалялись в снегу и устали так, что Киви к концу дня просто повисла на Артёме, чему он только радовался. Он попытался завлечь ее к себе домой, чтобы накормить, но Киви отказалась наотрез, так что пришлось идти в «Шоколадницу» около метро «Октябрьская», где с трудом нашелся столик, и было так шумно, что они почти не слышали друг друга. Артём проводил Киви до дома, и даже поцеловал в щечку, но, когда позвонил ей на следующий день, она уже опять была насмешливо-отчужденная. Артём еще не знал, что ему каждый раз придется начинать заново приручение этой дикой птицы. Вот и сегодня она встретила Артёма весьма холодно, но пока с ними была Ира-Наполеон, это не так чувствовалось.

Вздыхая про себя, Артём разглядывал профиль сидящей за столиком Олеси – прямой носик, нежный рот, мягкая округлость щеки, длинные ресницы… пёрышки рыжеватых волос… розовое ухо. Ни разу в жизни Артёму не приходило в голову рассматривать уши, чьи бы они ни были, а теперь он не мог глаз оторвать от этого чуда природы. Чудо природы становилось все розовее и, наконец, Киви прикрылась рукой:
– Хватит пялиться! Что ты уставился?!
– Я просто любуюсь!

Киви вскочила и убежала...Collapse )

Картинки по запросу гусь с яблоками

Бонус!

Е.И. Молоховец
«Подарок молодым хозяйкам или средство к уменьшению расходов в домашнем хозяйстве»

472. Жаркое гусь по-литовски с яблоками


Выбрать из гуся лишний жир, который употребить для жарения пончков и проч. (см. 1614), вытереть его внутри и снаружи ½ложкой толченого тмина с солью, нафаршировать мелкими яблоками (которые сперва разрезать, посыпать солью и майораном), жарить на противне, на дно которого всыпать горсть мелко изрубленной луковицы, подливая сначала по две, по три ложки бульона, а после поливать собственным его соусом. Испечь отдельно 6–8 хороших яблок, обложить ими разрезанного на блюде гуся. В соус же всыпать ½ложки муки, развести бульоном, вскипятить, процедить, облить гуся.
Выдать: Гуся, ½ложки тмина, соли. 2 луковицы. 12 мелких яблок. 6–8 крупных яблок. 1 ложку муки. (Майорана). Гусиную потроху оставить на суп или на соус.

Latest Month

August 2018
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Tags

Powered by LiveJournal.com