June 22nd, 2018

пишу

Михаил Кульчицкий

Картинки по запросу Михаил Кульчицкий

Ежедневные рифмы
Михаил Кульчицкий (1919-1943)


Против обыкновения начну с того стихотворения Кульчицкого, которого нет в сборнике "Песнь любви". Потому что сегодня - 22 июня, день горькой памяти.

***
Мечтатель, фантазер, лентяй-завистник!
Что? Пули в каску безопасней капель?
И всадники проносятся со свистом
вертящихся пропеллерами сабель.
Я раньше думал: "лейтенант"
звучит вот так: "Налейте нам!"
И, зная топографию,
он топает по гравию.

Война - совсем не фейерверк,
а просто - трудная работа,
когда,
черна от пота,
вверх
скользит по пахоте пехота.
Марш!
И глина в чавкающем топоте
до мозга костей промерзших ног
наворачивается на чeботы
весом хлеба в месячный паек.
На бойцах и пуговицы вроде
чешуи тяжелых орденов.
Не до ордена.
Была бы Родина
с ежедневными Бородино.

(26 декабря 1942, Хлебниково-Москва)

Collapse )
я

Пятничная прогулка

Отправилась сегодня погулять, а фотоаппарат не взяла!
Но без него иной раз лучше - больше видишь и слышишь.
Решила я совместить приятное с полезным: захватила письма на отправку и книжки на буккроссинг.
Подумала, что сделаю небольшой крюк и брошу письма в почтовый ящик около остановки. Ага, разбежалась! Никаких почтовых ящиков, одни столбики. Ну что, потащилась на почту, благо недалеко, но крюк стал больше.
Проходила мимо одного дома - какой-то грохот сверху. А когда шла обратно, увидела, что рабочие крышу ремонтируют и снимают листы железа - не огрожено ничего, никаких знаков типа "Не стой под стрелой!..
Потом пошла, как и планировала, по сосновой горке мимо Дома ребенка - сосны, хвоей пахнет, невидимые вОроны курлыкают, птички надрываются... И даже постоянный шум трафика с "Дона" воспринимается как нечто природное - водопад, к примеру.
Посидела на скамейке под соснами, любовалась белкой. Летняя, худенькая, хвост дымчатый, сквозит на солнце. Сама медовая, на солнце золотая. Показывала чудеса акробатики, залезая в большую пластиковую бутыль за орехами. Потом пришла мама с маленькой девочкой, я показала им белку. Конечно, дитя захотело к белочке, но та удрала. Мама все снимала на видео, я порадовалась, какие милые кадры останутся на память.
Потом пошла в Тимоховский парк, навстречу мне пробежал решительного вида пенсионер в панамке и солнцезащитных очках, одет в ярко-красные шорты и футболку, и сам цветом почти такой. Не то чтобы он прямо бежал, скорее энергично шел, подскакивая.
Хорошо, что соорудили этот парк!
Но плохо, что на дорожках дурацкая плитка и полное отстутсвие пандусов - мамам с колясками не сильно удобно, а инвалидам вообще туда не попасть. Нет, спуск есть, но земляной с колдобинами. А лестница своеобразная: тоже вся из плитки, а ширина ступеней рассчитана на великанов - идешь, припадая на одну ногу.
В парке явственно пахло сладкой свежестью от цветущей "кашки" - белого клевера. Еще видела множество нежно-розовых граммофончиков повилики, распространившихся по траве, но это уже дальше. И около домов всякие цветы - лилии, ромашки, космеи, гвоздички... Больше всего желтого вербейника - что-то он стал модным.
Еще встретила много йорков! Сначала одного, стриженого, потом аж четверых сразу с одной хозяйкой: двое на поводках, двое так. С челками и длинными локонами. А на скамейке у входа в парк сидели старушка, ее внук и мопс. Йорки тут же мопса радостно облаяли.