September 1st, 2018

глазик

Друг детства - отрывок

Друг детства

Оказывается, два года назад 1 сентября я впервые держала в руках изданную книжку - "Друг детства"!
Увидела в магазине, еще до получения авторских. Поэтому сегодня будет отрывок из "Друга детства" - а в честь 1 сентября он будет про школу!


...
К концу года у Бахрушиной в друзьях было уже полкласса, Сережка Пименов провожал ее из школы, Калугин при ней помалкивал, и все страшно жалели, что Ольга не поедет в школьный спортивный лагерь на Селигере. С Сорокиным она разговаривала, но точно так же, как с остальными мальчишками: чуть более ласково, чем с Калугиным, но гораздо более сурово, чем с Пименовым. «Ну и пожалуйста! – думал он мрачно, – Еще пожалеешь!» Но так вышло, что пожалеть пришлось ему...

post
Фотка из сети

Collapse )
пишу

Стихи из старой тетради

"Pitcher with Paints" - Original Fine Art for Sale - © Donna Dickson
Donna Dickson_ https://www.pinterest.ru/pin/390194755206464066/

Юрий Левитанский

***
Мучительно хочется рисовать.
Повсюду тюбики рассовать.
О, поющее, как свирель,
название — акварель!
Белые вижу во сне листы.
Как чисты они!
                          Как пусты!
И я рисую на них лицо
на тоненьких двух ногах.

Оно насмешливо щурит глаз:
— Ну, полно,
                    ты ведь не рисовал!
— Да, знаю, было — не рисковал,
            а вот захотел рискнуть. —
И кисточку я опустил в стакан.
Всю ночь стояла она в воде,
                                     а утром,
этак часам к шести,
                          вдруг начала расти.

Пустила корни она, а там —
набухли почки на ней, а там —
раскинуло веточки над водой
                         веселое деревцо.
И толстые тюбики стали в круг,
и начался танец,
                            и это был
танец маленьких дикарей
из племени Акварель.

Трубила розовая труба.
Зеленый буйствовал барабан.
Нес оранжевый человек
                       солнце на голове.
Дальше форменный был содом.
Хлопал ставнями синий дом.
Лошадь, красная, как пожар,
по черной неслась траве.

Но тут шагнуло под деревцо
все то же действующее лицо,
лицо страдающее —
                                      лицо
на тоненьких двух ногах.
Оно вскричало:
                  — Порочный круг!
Меня нарочно лишили рук,
и я не вынесу этих мук,
и я покончу с собой!..

А мне так хочется рисовать.
Я буду пробовать, рисковать,
и я спасу тебя,
                          о лицо
на тоненьких двух ногах!
На верхней веточке деревца
я нарисую тебе скворца
и дам тебе четыре руки,
и ты поймаешь его!