December 8th, 2018

пишу

И только и свету — что в звездной колючей неправде...

Beautiful photographic art by Katia Chauseva

Осип Мандельштам

...
Я буду метаться по табору улицы темной
За веткой черемухи в черной рессорной карете,
За капором снега, за вечным за мельничным шумом...

Я только запомнил каштановых прядей осечки,
Придымленных горечью — нет, с муравьиной кислинкой,
От них на губах остается янтарная сухость.

В такие минуты и воздух мне кажется карим,
И кольца зрачков одеваются выпушкой светлой;
И то, что я знаю о яблочной розовой коже...

Но все же скрипели извозчичьих санок полозья,
В плетенку рогожи глядели колючие звезды,
И били вразрядку копыта по клавишам мерзлым.

И только и свету — что в звездной колючей неправде,
А жизнь проплывет театрального капора пеной,
И некому молвить: «из табора улицы темной...»

1925

...............................

Фото by Katia Chauseva
https://www.pinterest.ru/pin/202662051954927993/
палитра

Живописцы, окуните ваши кисти...

1

В честь Международного дня художника - три отрывка из первых трех книг саги "Круги по воде"!
И три картины, написанные художником Алексеем Злотниковым.
На самом деле их в романе описано больше, но эти три - главные.

Книга первая - "К другому берегу"

...тот образ, что явился ему однажды, в самом начале их совместной жизни, никак не желал воплощаться на холсте! Тогда Леший подсмотрел, как Марина по дороге в ванную недоверчиво разглядывает себя в большом зеркале, и вдруг упавший сбоку из кухни луч солнца преобразил всю картину удивительным образом, заставив Лешего схватиться за карандаш. Он сидел голый на полу и рисовал, как одержимый, только листы отлетали.
– Лёшка! Я замерзла! – пищала Марина, но он не слышал.
– Сейчас…
– Лёшка, я тебя побью!
– Ну ладно, ладно, ладно! Прости, увлекся! – и бросился обнимать, согревать, целовать…
Но картины не получилось. Леший понимал, что это должен быть Ангел, но выразить свое видение никак не мог – он то доставал, то убирал холст, не понимая: что же не так? Чего не хватает? Он всерьез размышлял, каким образом растут у ангелов крылья, и даже сделал жуткую серию рисунков – «Анатомия ангелов», хотя Марина потешалась:
– Лёш, ну какая может быть у ангелов – анатомия?! Ты сам-то подумай! Они существа бестелесные!
– Нет, ну как же! Крылья к чему-то крепятся!
– Вот, послушай, стихи нашла про ангелов – прямо для тебя:

Ангелы не имеют плоти, но имеют крылья и перья.
Крылья различаются по длине и числу, перья – по цвету.
Не сбейся в счете, приятель. Веру от суеверья
не отличишь зимой. Разберемся поближе к лету.
Зелень будет свежа, а вечера – прохладны.
Тогда, на закате, присмотримся внимательнее к паренью
бесплотных существ, будь они неладны! –
кружащих в сумерках над цветущей сиренью.

– Здорово! Это чьи?
– Борис Херсонский написал.
– Надо же, как подошло…
Потом, изучив все досконально, Лёшка вдруг заявил:
– Да они вообще не способны в воздухе держаться! У них и тела для полетов не приспособлены – очень крупные, и перья только на крыльях, и мышцы слабо развиты. Они и крыльями-то махать толком не сумели бы! Не-ет, они никак не могли летать.
– Лёш, ты так говоришь, как будто живьем ангелов видел!
– На картинах видел. Я же специально альбомы рассматривал. Вон, у Джотто есть ангел вообще с одним крылом: он что, планировал что ли?! А херувимы и прочие купидоны – те уж точно летать не могли. Еще шестикрылые, правда, есть – но тоже вряд ли. Тут два-то крыла не знаешь, как к телу пристроить, а уж целых шесть!
– А ты не думаешь, что они просто левитировали? Силой духа летали!
– А крылья тогда зачем? Для маневрирования?
– Да просто для красоты! А то как бы мы их от простых смертных отличали?
...
А в один прекрасный день Лёшка вдруг так завопил, что Марина поняла – закончил! «Ангела» своего, наконец, закончил!
– Очей прелестных огонь я обожаю! Скажите, что иного я счастья не желаю! Что нежной страстью… Маринка! Иди сюда! Смотри.
Молча смотрела, чувствуя, как перехватывает дыхание.
– Ну?! Говори: «Ай да Лёшка, ай да сукин сын!»
– Лёша…
Смотрела и не понимала: как он это сделал? Как? Ангел был… живой. Увидела, какой жест Лёшка искал – и ведь нашел. Лицо удивительное, глаза, взгляд! Смотрит прямо тебе в зрачки, куда ни отойди, а на губах легкая улыбка. Намек на улыбку – и все смотришь, ловишь: вот сейчас, сейчас улыбнется! Именно тебе.

3c4510c8a2f2b2dad92cf0d27ee98862
DANIEL GERHARTZ

Collapse )