July 6th, 2020

принцесса

Новый Гулливер или Лишняя Принцесса. Часть 4



Новый Гулливер или Лишняя Принцесса

4.


Тем временем мы подошли к воротам, по обе стороны которых находились два стражника – один стоял, опершись о копье и душераздирающе зевал, а другой уже прилег, свернувшись клубочком. Я просочился внутрь и обнаружил самый настоящий рынок, как и предполагал, насмотревшись по дороге на людей и их поклажу – некоторые уже двигались навстречу основному потоку публики. Рынок занимал большое круглое пространство, которое я обошел вдоль и поперек, обнаружив еще одни ворота напротив входных, но они были заперты. Потом, когда мне довелось увидеть все это сверху, я понял, что рынок похож на паутину и состоит из нескольких концентрических окружностей, застроенных лавчонками и разделенных радиальными проходами. Шлялся я там долго, стараясь не заходить в продуктовые ряды, где витали умопомрачительные ароматы, а мне и так уже давно хотелось есть: подаренного пирога было явно маловато.

Collapse )
принцесса

Новый Гулливер или Лишняя Принцесса. Часть 5



Новый Гулливер или Лишняя Принцесса

5.
Распрощавшись с коротышками, я решил обойти ярмарку по внешнему кругу, вдоль стены, подумав, что заодно и ночлежку найду. Трактир, где мы обедали, находился рядом со вторыми воротами, которые как раз торжественно открывались. К воротам сбегался народ явно в предвкушении какого-то зрелища. И точно, за воротами обнаружился широкий мост, по которому двигалась процессия. За мостом высился замок.

Процессия приближалась. Во главе ее шло странное Существо – назвать его человеком язык не поворачивался. Или ее, потому что пол Существа был неясен. Существо двигалось очень плавно, словно плыло над землей. Высокая – под два метра! – фигура была задрапирована в ярко-синие струящиеся одежды и летящую накидку. Полы одеяния и накидки расшиты золотом и драгоценными камнями, так же, как запястья узких рукавов и воротник, плавно переходящий в широкий нагрудник. Накидка удерживалась на голове обручем, скрученным из такой же синей ткани и золотых шнуров. Ногти длинных пальцев, унизанных кольцами, сверкали золотым блеском. Но самым невероятным в Существе был цвет кожи – ослепительно белый! Казалось, изящные кисти рук и суровое лицо вылеплены из снега. И это была не пудра, не грим, а живая кожа.

Глядя на эту противоестественную белизну, я вдруг представил Существо обнаженным и бесполым, и содрогнулся. И в это самое мгновение оно повернуло голову и взглянуло прямо на меня – черт, я мог бы поклясться, что губы его искривились в усмешке! Неужели оно прочло мои мысли?! Как завороженный, рассматривал я удивительный лик (иначе не скажешь), который одинаково мог быть и мужским, и женским: правильные черты лица, прямой нос и большие раскосые глаза с длинными белыми ресницами, кончики которых тоже вызолочены, – глаза, полыхнувшие таким синим пламенем, что синева одежд тут же поблекла.

Collapse )