September 7th, 2021

глазик

Мария Егоровна

Фото из сети
Фото из сети

#записки_музейной_крысы (многобуков)

Главной моей наставницей на поприще реставрации была Мария Егоровна Никифорова. Невысокого роста, черноволосая и черноглазая, спокойная и уравновешенная – она не имела никакого образования и пришла в реставрацию из оформительского отдела. У Марии Егоровны были хорошие руки, мастерство и аккуратность. Она на всю жизнь научила меня организации  рабочего пространства: стол должен быть пустым и чистым, справа – инструменты, слева листы книги.  И потом я просто не могла спокойно видеть рабочие столы коллег, заваленные разным нужным и ненужным барахлом до такой степени, что лист гравюры не мог лежать ровно! А мне так удобно – один ответ, и хоть кол на голове теши.

Училась я, что называется, «с рук» – Мария Егоровна не столько объясняла, сколько показывала. Помню, я подклеивала разрывы на полях листов, и, недолго думая, вместо того, чтобы заклеивать каждый разрыв отдельно, залепила все поле полоской реставрационной бумаги. Мария Егоровна увидела и сняла мою еще не подсохшую заклейку: «Зачем ты это сделала? Поле-то крепкое! Только зря клей переводишь и бумагу!» Я это запомнила. 

Самой тяжелой работой была т.н. «консервация» – на ней уж никак нельзя было нагнать план: больше трех-четырех двойных листов за день сделать не удавалось (при плане примерно 30 листов  в день!). Эта методика применялась к ветхим листам с двухсторонним тестом, которые «консервировались» между двух листов тонкой и прозрачной конденсаторной бумаги. 

Collapse )
пишу

Исторический музей — начало

В Историческом музее я была один раз, когда училась в школе, и не запомнила ничего, кроме бивней мамонта. Помню, когда случалось бывать в районе Красной площади уже во взрослом студенческом состоянии, смотрела на темно-красные стены и башни музея с придыханием: вот бы там поработать… 

Моя мама, любившая вступать в переписку с разными людьми и организациями, написала и туда жалостливое  письмо: возьмите мою девочку на работу! Музей в лице отдела кадров ответил со снисходительной иронией: пожалуйста, есть вакансия пожарника. В пожарники я не захотела. 

На самом деле попасть в Исторический музей было заветной мечтой любого истфаковца МГУ, но вакансии случались очень редко, да и то обычно на должности лаборантов, техников, смотрителей и рабочих, из которых потом и вырастали постепенно научные сотрудники.  Еще можно было устроиться в массовый отдел экскурсоводом – «куроводом», как говорили.  Но все-таки как-то попадали – из моей небольшой группы источниковедов потом шесть человек работало в ГИМе.

Collapse )