je_nny (je_nny) wrote,
je_nny
je_nny

Categories:

Вилла "Мираколо" - глава 6



Глава 1. Настя исчезает
http://je-nny.livejournal.com/4815535.html
Глава 2. Игнат гоняется за Ламборджини
http://je-nny.livejournal.com/4818914.html
Глава 3. Настя наслаждается жизнью
http://je-nny.livejournal.com/4824333.html
Глава 4. Игнат встречается с отцом и узнает о Безумном Клоде
http://je-nny.livejournal.com/4830232.html
Глава 5. Настя погружается в dolce far niente
http://je-nny.livejournal.com/4836010.html

ГЛАВА 6. ИГНАТ ЗНАКОМИТСЯ С БЕЗУМНЫМ КЛОДОМ И ИДЕТ НА РАЗВЕДКУ



Во Флоренцию Игнат добрался только к середине дня. Отец занимал роскошный номер с видом на целое море красной флорентийской черепицы. Оба волновались – Игнат зажался, а Гвидо суетился больше обычного, предлагая то вино, то фрукты, то кофе. Он внимательно выслушал рассказ сына и задумался.
– Значит… уже почти сутки, как от нее нет известий? Ладно, я попробую что-нибудь разузнать. У тебя нет фотографии девушки?
– Есть! – Игнат часто тайком фотографировал Настю. – Я не успел распечатать, но скинул на флешку. И на планшете могу показать!
Игнат открыл файл с лучшей Настиной фотографией, сделанной как раз во Флоренции, на смотровой площадке: Настя стояла у парапета на фоне прекрасного древнего города… волосы развевались на ветру… она улыбалась… У Игната защемило сердце. Он сидел, опустив голову, но чувствовал, что отец смотрит на него.
– Она так похожа… на юную Джулию! – Гвидо обнял сына за плечи. Игнат, не выдержав, повернулся и тоже обнял отца. – Ничего, ничего, мальчик! Мы найдем ее, обещаю!
Справившись, наконец, с собой, Игнат отстранился и, глядя на отца покрасневшими глазами, произнес:
– Прости меня! Только теперь я понимаю… вас с мамой.
В Монте-Кьянчано Игнат вернулся лишь на следующий день – на новой машине. Машина, впрочем, была подержанной – Игнат настоял, а то отец был готов купить ему самую модную и наворочанную. Подержанная, но мощная и быстрая Lancia вполне устраивала Игната. Гвидо вообще развил бурную деятельность и полдня провисел на телефоне, довольно быстро выяснив, что ни в аэропорту, ни в гостиницах Флоренции Куликова Настя не регистрировалась. С Римом было сложнее, но Игнат помнил адрес хостела, где они провели ночь – скорее всего, Настя отправилась бы именно туда, в знакомое место. Игнат переночевал в номере отца, а утром, проводив Гвидо, улетавшего обратно в Рим, нашел российское консульство, потом потратил еще немного отцовских денег и помчался в Монтепульчано, чтобы поговорить, наконец, с Безумным Клодом.
Игнату пришлось довольно долго колотить в дверь тяжелым чугунным кольцом, свисающим из львиной пасти. Клод – субтильный, длинноносый и слегка косящий человечек – не сразу впустил нежданного посетителя, разглядывая его с подозрением, но когда Игнат произнес фамилию Инганаморте, схватил молодого человека за рукав и быстро втащил внутрь. Они проговорили несколько часов, распив пару бутылок местного вина, которое Игнат предусмотрительно захватил с собой. Соскучившись по собеседнику, Клод тараторил, не переставая, так что Игнат с трудом мог вклиниться со своими вопросами и все больше убеждался, что бедный старик на самом деле не в своем уме.


Jacques-Emile Blanche | Walter Richard Sickert, 1898


Пропавшую жену Клода звали Жанин – Игнат долго вглядывался в свадебную фотографию: из-за пышной фаты и челки разглядеть черты лица невесты было решительно невозможно, а сам Клод изменился мало, только как-то усох. Он перескакивал с одного на другое, совал Игнату, у которого голова шла кругом, какие-то книжки и картинки, а на прощанье сказал:
– Будь осторожен, парень! Это страшный человек! Страшный! Если он вообще человек…
А в Монте-Кьянчано Игната ждал Марко, не нашедший Настю ни в каких местных гостиницах, больницах и моргах, зато раздобывший в архиве копию полицейского отчета о деле сорокалетней давности. Пока Игнат читал отчет, Марко слушал рассказ Клода, записанный Игнатом на диктофон, и листал ветхую тетрадку, заполненную его мало разборчивыми заметками и выцветшими вырезками.
– Да-а… Что же со всем этим бредом делать? Бедный старик… Ты ему веришь?
– Не знаю. Но жена-то его действительно пропала!
– Верно.
– В общем, я собираюсь завтра с утра пораньше поехать туда и провести разведку на местности. Посижу в кустах, понаблюдаю, вокруг поброжу. Вдруг…
– Слушай, ты только поосторожней там! В случае чего – сразу звони. И напиши заявление, я дело открою.
Лежа в кустах на склоне холма, Игнат разглядывал виллу в мощный бинокль и в который раз прокручивал в голове историю Безумного Клода: он представлял пустынную дорогу на Монте-Кьянчано, расчерченную четкими полосками теней от кипарисов; маленькую, взятую напрокат машинку, заглохшую ни с того ни с сего, и парочку молодоженов, стоящих около поднятого капота – хорошенькая брюнетка и худощавый молодой человек со слегка косящим левым глазом. Учитель истории из Бордо решил показать своей юной жене Тоскану. Около них тормозит шикарная машина, и респектабельный синьор предлагает свои услуги растерянным французам. В результате они оказываются на вилле «Мираколо», где их угощают изысканным ужином и…
Собственно, это и все, что помнил Клод о том злосчастном дне. Глядя в лицо Игнату, он почти кричал, брызгая слюной, а его левый глаз косил все больше и больше:
– Не помню! Ничего не помню! Мы сели за стол, хозяин все время говорил, что вот-вот появится его супруга… Угощение было знатное, вино лилось рекой, а мы проголодались… Потом вдруг в окно влетела большая сова и села на спинку кресла Бруно… Жанин вскрикнула от испуга, а хозяин рассмеялся и…
– Сова? Я видел большую сову за воротами виллы!
– Сова… Да, сова. Это важно! Символ мудрости и просвещения, но также мрака и смерти, – горячечно забормотал Клод, уставившись в пространство, а Игнату стало как-то не по себе. – Сова сопровождает Афину, а птицы Афродиты – голуби и воробьи… Но Иштар! На ее барельефе – совы! Для римлян крик совы предвещал беду, в Индии ее прозвали «дьявольской птицей», у кельтов – «трупной»… Иудеи считали, что в сову перевоплощается Лилит – демон ночи! Спутница ведьм, олицетворение трех смертных грexoв: чревоугодия, похоти и лени…
Очнулся Клод в темном подвале. На его крики пришел хмурый слуга – при свете фонарика Клод смог заметить какие-то ужасающего или непристойного вида изваяния и барельефы на стенах. Хозяин, столь любезный вчера, сегодня был настроен сурово: по его словам, Клод зверски напился за ужином, оскорбил хозяйку и поссорился с женой, которая посреди ночи прибежала к Бруно вся в слезах и с синяком под глазом, так что слугам пришлось запереть впавшего в буйство Клода в подвале. А Жанин рано утром уехала на вызванном хозяином такси.
– И я ему поверил, идиот! Я так растерялся, что поверил в эту ахинею! Я совсем не пью, – Клод покосился на ополовиненную бутылку вина и поправился: – Тогда не пил. Ну, мог выпить немного вина, но ни разу в жизни не напивался! А уж поднять руку на Жанин… Я обожал ее! Просто обожал… Я принялся извиняться, унижался перед… перед этим монстром!
Клода выдворили за ворота, где стояла его машина – как она туда попала? В полной прострации сел он за руль и поехал в гостиницу, где они с Жанин остановились. Там он с изумлением узнал, что прошла ровно неделя с того дня, как они с женой уехали, их номер уже сдан, а вещи у портье. Жанин в гостиницу не возвращалась. Не вернулась она и в Бордо...
Игнат вдруг насторожился – в небе над виллой что-то летало – опять сова? Нет, не похоже… Воздушный змей! Он перевел бинокль ниже, пытаясь обнаружить, кто запускает змея, и в просветах среди ветвей увидел тоненькую фигурку с развевающимися волосами, в шортах и голубой маечке. Настя! Игнат схватился за телефон, но тот не работал. Тогда он полез по склону выше и на самом верху, наконец, поймал сигнал:
– Марко! Она здесь! – закричал он в мобильник. – Я видел ее!
– Послушай, – сказал Марко, выслушав Игната. – А тебе не приходило в голову, что Настя вовсе не хочет, чтобы ее нашли? Ты сам говоришь – запускает воздушного змея! Не похоже, чтобы она была в опасности.
– Но почему она не отвечает на звонки и смс?!
– Ты же сам сказал, что в долине сигнал не ловится.
– Но… Она могла бы подняться на холм… Она же должна понимать, что мы ее ищем…
– Кроме тебя ее никто не ищет.
– Нет! Нет, Марко, я чувствую – дело нечисто! Я, конечно, не очень верю Безумному Клоду, но все же! Его жена исчезла именно на этой вилле!
– Ну да, правда… Я, пожалуй, все-таки приеду туда с обыском.
– Мне кажется, это ничего не даст. Давай, я еще немного поразведаю и позвоню тебе, ладно?
– Только не увлекайся. И не лезь на рожон! Где ты ночевал – в машине?
– Ночевал?! – изумился Игнат. – Да я же только сегодня утром сюда приехал!
– Тебя нет два дня, – мрачно ответил Марко. – Мы уже волновались.
Два дня?!
Похоже, он, и правда, увяз во времени…
Неужели все эти байки – правда?!
Сорок лет назад полиция, у которой сумасшедший француз уже сидел в печенках, проводила обыск на вилле – никого, кроме любезного хозяина, его роскошной супруги и четы слуг там не оказалось. Бруно признал, что знаком с Клодом, и преподнес полиции свою версию произошедшего: он пригласил молодоженов на ужин, пока его слуга чинил им машину. Выпив лишнего, Клод якобы приревновал свою жену к хозяину и оскорбил хозяйку, госпожу Анастази. Разыгралась дикая ссора, Бруно выставил французов за дверь: Клод был в ярости, а Жанин горько рыдала. Больше он их не видел.
Все складывалось против несчастного Клода! Полиция предпочитала верить богатому синьору, а не сумасшедшему иностранцу, к тому же Клод никак не мог объяснить, где пропадал целую неделю, так что его тут же задержали по подозрению в убийстве собственной жены, но вскоре отпустили за недоказанностью обвинения. Тело Жанин так и не было обнаружено, хотя полиция прочесала все окрестности и даже вызывала водолаза, чтобы обследовать реку в долине. Местные, сочувствовавшие Клоду, советовали ему возвращаться во Францию – от греха подальше, но он никак не мог успокоиться и решил сам пробраться на виллу. Закончилось это печально: его поймал слуга…
Игнат даже поёжился, вспоминая рассказ Клода – тот совершенно вышел из себя и почти рыдал:
– Он смеялся надо мной! Проклятый Бруно! Смеялся! А я на коленях умолял вернуть мне Жанин! И тогда…
И тогда Бруно спросил:
– А на что ты готов, чтобы вернуть Жанин?
– На все! – закричал Клод.
Слуга отвел дрожащего Клода в тот самый подвал – в светильниках горел огонь, и в пляшущем свете пламени он увидел вокруг множество странных изваяний и барельефов. Прямо напротив него стояла стела с изображением какой-то древней богини со змеями вместо волос и когтистыми птичьими лапами вместо ног. Две больших угрожающего вида совы сопровождали богиню. Вошел Бруно и сел в кресло, за ним появилась Анастази. Выглядела она недовольной и раздраженно произнесла:
– Зачем это представление?
– Дорогая, мы просто немножко развлечемся и все. Ну что, герой, ты готов? Карл, начинай!
Появился хмурый слуга с большим ножом в руках, и Клод задрожал еще сильнее – все происходящее казалось ему совершенно нереальным. Карл связал ему руки за спиной и подтолкнул вперед, к большой каменной чаше. Слуга заставил Клода опуститься на колени и нагнул его голову к чаше.
– Что?! Что вы хотите со мной делать?! – завопил перепуганный Клод, почувствовав прикосновение холодной и острой стали к коже. Бруно ласково ответил:
– Чтобы боги отпустили твою женщину, требуется жертва. Сейчас Карл перережет тебе горло, и ты умрешь.
– Нет! Нет, не надо! Нет! – забился в истерике Клод, а Бруно захохотал:
– Я так и думал! Выкинь его за ворота, Карл.
Очнулся Клод в палате психиатрической больницы Сиены – проезжающий автомобилист увидел на шоссе абсолютно голого человека, безумного с виду, и вызвал полицию…
Игнат мрачно разглядывал виллу в бинокль и размышлял, как туда попасть. Потом встал, потихоньку спустился с холма, пересек долину и стал подниматься к вилле. Дойдя до ажурного забора, он двинулся в обход, стараясь не слишком шуметь и вглядываясь в заросшие кустами склоны. Ограда выглядела совершенно неприступной, никаких деревьев, чьи ветви свисали бы в сад, тоже пока не попадалось. Вдруг он услышал какое-то квохтанье и прислушался: да это же куры! Звонкий крик петуха послужил подтверждением.
Игнат прижался к решетке ограды и замер, глядя вверх по склону – прямо на него из-за куста вышла Настя! Он окликнул ее громким шепотом – девушка завертела головой, не понимая, откуда раздался зов. Он позвал еще раз, но тут на склоне появился какой-то коренастый мужчина и увел девушку, хотя она упиралась и оглядывалась – наверно, слуга. Разглядев Настю, Игнат похолодел: это была не совсем та Настя, которую он помнил: хрупкая, бледная, нежная, как стебелек, а гораздо ярче и крепче с виду. Может, она просто хорошо загорела? А волосы кажутся рыжими от солнца? Но Игнат не забыл рассказ Клода, некоторые подробности которого сначала показались ему совсем уж безумными, а теперь заставляли задуматься…
Тогда, утром, Клод хотел попросить прощения у хозяйки виллы, но она не желала видеть неучтивого гостя. Потом все-таки смилостивилась, и тут произошла очень странная вещь: открылась дверь, и в первый момент Клоду показалось, что входит Жанин. Этот обман зрения длился не дольше доли секунды, и он решил: померещилось от волнения. Ничего общего! Рыжеволосая красавица была и постарше, и повыше, чем его молодая жена. Он залепетал какие-то слова извинения, хозяйка слегка усмехнулась, потом протянула руку для поцелуя… И Клод вдруг с ужасом увидел на этой руке маленький шрамик на нижней фланге указательного пальца – точно такой был у Жанин. Он столько раз его целовал! Клод с недоумением поднял голову и снова поразился: глаза рыжеволосой женщины, только что бывшие карими – тоже, как у Жанин! – теперь сверкали зеленым огнем, а когда он снова взглянул на шрамик, того и в помине не было…
Неужели Клод вовсе не так и безумен, как им кажется?!
Игнат еще раз оглядел забор: если зацепить веревку за эти острые пики, удастся ли перелезть? Забор был устроен таким образом, что ни схватиться толком, ни ногу поставить, и возвышался метра на три. Игнат понимал, что надо найти другое место для проникновения – здесь явно слишком близко хозяйственные службы. Поэтому он двинулся дальше, высматривая удобный подход к забору.
Он совершенно не представлял, что будет делать, когда попадет на виллу, и собирался импровизировать, надеясь на собственную силу – он же не субтильный Клод! Игнату представлялось, что он просто возьмет Настю за руку и уведет – ну, в крайнем случае, вызовет на помощь Марко. Во всю эту колдовскую ахинею Игнату верить не хотелось. Но слова, сказанные Марко по телефону, его как-то смутили: действительно, почему он так уверен, что Настя обрадуется? Может, она вовсе и не вспоминает о нем?! И не жаждет освобождения? Да нет, она же оглядывалась и упрямилась, когда слуга ее уводил! Ладно, главное – попасть внутрь, а там разберемся.



Neil RODGER


Продолжение следует...


Tags: Вилла Мираколо
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments