je_nny (je_nny) wrote,
je_nny
je_nny

Categories:

нечто невразумительное


Lilian by Dod Procter, 1923
https://www.pinterest.com/pin/390194755192394032/


Летом плохо в ЖЖ по выходным...
Народу мало!
Все по дачам, наверно, разъезжаются...
Не до интернета...
Но все равно кое-что нашлось занимательное.



Вот один товарищ взялся худеть по какой-то специальной диете - тут же забыла, по какой, но неважно!
Дюкана, что ли?
А важно то, что, оказывается, есть возможность, чтобы тебе привозили на дом готовый набор еды по этой диете на 3-4 дня - ее надо только разогреть и всё!!!
Прямо меня это потрясло...
Нет, так бы и я худела...
Главное - думать не надо, что и когда съесть полезного!
Но наверняка дорого.

Еще два раза огорчилась, просматривая ленту френдов - наткнулась на посты, в которых разбираются по косточкам - с точки зрения психологии/психиатрии! - любимые книжки: "Винни Пух" и "Гарри Поттер". Расстроилась уже на Винни Пухе: там все персонажи оказались полными психами с разными мрачными диагнозами. К счастью, статья про Гарри Поттера была на английском, так что пронесло!
Не знаю, зачем это надо...
Специалистам, может, и надо, а нам, простым смертным - зачем?!
Зачем ковыряться в сказках и разбирать их на запчасти?!
Сказка тем и хороша, что сказка.

Вспомнила вдруг историю про попугая - в тему.
Летает себе попугайчик по комнате, и подлетел к хозяину, который лежит на диване с газетой, а тот от него газетой и отмахнулся. Попугай обиделся и заверещал:
-Ты что - псих?! Псих!
И тот же умный попугай спрашивал свою неговорящую подругу:
- Ты меня любишь?!

И что-то вдруг задумалась я на тему психологии/психиатрии (и вообще медицины!), которой много стало попадаться в ЖЖ - или я сама углубилась не по-детски!
То читаешь подробности суицида, изложенные врачом, с объяснением: так делать не надо, а вот так - наверняка будет. Слегка утрирую, конечно.
То читаешь комментарии в психологическом сообществе, написанные явными дилетантами.
Или попадаешь на статьи с рекомендациями неизвестно какого специалиста.
Тьма такого в интернете!
И читаем, и верим...
Цитируем...

И я вспомнила правило, записанное в Хартии реставраторов:
"Реставратор должен делиться своими знаниями и опытом с коллегами, но не раскрывать их перед профанами".

К медицине это должно относиться в первую очередь, мне кажется.
А то мы, профаны, уже и диагнозы себе ставим по интернету, и лечимся...
И ничего с этим не сделаешь, к сожалению.
Потому что реальная медицина в такой... эээ...  в таком афедроне!
Ладно, не будем о совсем грустном.

Лучше о реставрации и профанах.
В 1969 году вышла книжка Владимира Солоухина "Черные доски" - записки начинающего коллекционера, которая спровоцировала просто бум иконособирательства и доморощенной реставрации икон. Тогда народ ездил по заброшенным деревням и церквам, где брал, что плохо лежало, или покупал за гроши, и возвращался с богатым уловом, а потом принимался расчищать "черные доски" по солоухинским рецептам.
А потом эти погубленные иконы приносили реставраторам, которые кляли на чем свет стоит замечательного писателя Солоухина...

Сейчас, к сожалению, наступает время профанов - невежд и недоучек.
Сужу по собственной специальности.
Стариков выпроваживают на пенсию - сокращают, увольняют.
Приходят молодые да рьяные, пусть даже и окончившие что-то (знаю, как там учат - сама преподдавала!) и находящиеся в самом опасном состоянии: я все знаю и умею!
А за руку их схватить некому.
Только с опытом приходит понимание: лучше поменьше встревать в памятник, глядишь - целее будет.

Мои душевные метания по поводу того, уходить или нет на пенсию (хотя ежу понятно, что из-за денег надо работать до последнего!) скоро разрешатся сами собой: в нашем музее собираются сократить к концу года человек 70, в первую очередь техников и полставочников, а так как я полставочник и есть, то...
Весь Армагеддон начнется осенью - аттестация, то-сё.
Пока что вводят какие-то баллы, норматирование рабочего времени, шаг влево равняется побегу и т.д.

Про норматирование интересно: показатели спустили из МК, и там в разделе реставрации нет ничего про собственно реставрацию (да откуда им и знать-то?!), зато много про подготовку документации. Мы с коллегой много веселились, читая, сколько времени следует уделять подготовке к реставрационному совету, например, или написанию реставрационного паспорта! Одну только концепцию реставрации нужно обдумывать часов 40!
В общем, реальная работа, похоже, никого не волнует - главное, побольше бумажек на каждый чих.

Среди показателей есть многозначительные, например: трудовая мораль.
Знаете, что это?
Нет?
Скоро узнаете.
А потому что надо быть патриотом родного учреждения!
Вот вам и вся трудовая мораль.
На линейку пока не строят по утрам и гимн петь не заставляют, и на том спасибо.

И вообще, думает начальство, эти сотрудники - что хотят, то себе и позволяют!
В отпуска какие-то учебные уходят, больничные берут!
За свой счет!
Откуда у них свой счет?
Явно лишку платим!

Наше начальство подсчитало, что за месяц 16% сотрудников предавалось мрачному разврату в виде отпусков и больничных, и сделало логический вывод: 16% сотрудников можно легко сократить без ущерба делу!
Я серьезно.
Надо было 11%, а оказывается - можно аж 16!
И официально нам объявило, что каждый сотрудник имеет право на один отпуск (28 календарных дней) и не больше 2х недель по больничному, а иначе началаьство задумается: нужен ли ваще такой сотрудник?!
В натуре.

А в отдел кадров мы теперь ездим через день, потому что они там без конца требуют от нас какие-то документы, которые все уже по сто раз сдавали, потом мы еще должны без конца расписываться в каких-то договорах, а за отпуск вообще отдуваешься по полной: сначала пишешь заявление (строго по графику, а если вдруг надо мимо графика, то еще заявление о переносе отпуска), потом едешь расписываться в приказе об отпуске, а потом... еще где-то надо расписаться все за тот же отпуск!

А еще у нас в музее  идет ремонт.
В том здании, которое бывший музей Ленина.
Это такой ужос!
Ремонт идет, люди работают, кругом пыль, грязь и скрежет...
То в одном месте коридор перекроют, то в другом.
Крыльцо было починили - прихожу надысь, а оно опять разобрано!
Девочка одна аж заблудилась по дороге на реставрационный совет.
Еле нашли.

Главное, я это все уже давно описала в "Марше Мендельсона" и "Лизе во фритюре"!

Щас процитирую:

"Марш":

Музей Отечественной истории имени Н.М. Карамзина, где, как оказалось, они оба работали, был учреждением с давней и запутанной историей. Располагался он практически в центре, но несколько на задворках и поэтому даже не все москвичи знали о его существовании. Выстроен он был по проекту известного архитектора в псевдоготическом, как уже было ранее сказано, стиле благодаря тщанию, усердию и капиталу знаменитого собирателя графа Уваровского, которому совершенно некуда было девать свою огромную коллекцию.
Жена, графиня Уваровская, урожденная Достигаева, чей капитал граф, собственно, и тратил, так прямо и заявила: или я, мол, или твои древности. И граф построил Музей. Кстати, никто так никогда и не узнал, откуда взялось это "имени Карамзина" и почему именно "имени Карамзина", но во всех официальных документах Музей именовался именно так.
Строительство началось незадолго до русско-турецкой войны и окончилось аккурат после русско-японской. То ли граф плохо следил за строительством, то ли подрядчик был вор, но, открывшись, наконец, в некий прекрасный день, музей буквально на следующий же - не менее прекрасный день - закрылся на доделки и переделки, которые плавно переросли в текущий, а затем и капитальный ремонт.
В перерывах между революциями, ремонтами, войнами, смерчами и путчами музей исправно функционировал, демонстрируя свои сокровища в постоянно меняющихся экспозиционных залах: пока в одном зале бродили посетители, в другом сидели ремонтники, закусывая кефир - и не только кефир - бутербродами с одесской колбасой.
Псевдоготическое здание поражало сложностью внутренней архитектуры: там были внутренние дворы и крытые галереи, лестницы в самых неожиданных местах и непонятного назначения переходы; двери, ведущие в никуда, и окна, глядя в которые было просто невозможно было понять, что же это, собственно, за улица...
В Музее даже водилось привидение, которое не выжили никакие ремонты. Это был призрак графа Уваровского, печально бродивший на третьем этаже западного крыла в бесплодных поисках собственной коллекции, разделенной в 30-е годы между Государственным Историческим музеем, Библиотекой - бывшей Ленина - и Центральным Архивом. Зато в восточном крыле однажды поймали одичавшего посетителя, который как пришел в Музей на открытие выставки, посвященной 100-летию отмены крепостного права, так никогда и не вышел, обосновавшись на пятом этаже в макете камеры декабристов, где и жил себе спокойно до ремонта 1988 года, питаясь акридами и мокрицами. И тех, и других в Музее было навалом.
В связи с какими-то техническими обстоятельствами во время капитального ремонта 1948 года между западным и восточным крылами здания была выстроена временная разделительная стена. С тех пор два крыла музея не сообщались друг с другом никак. Сотрудникам музея, чтобы попасть, например, из Графики в дирекцию, нужно было спуститься на первый этаж, пройти через экспозицию, выйти на улицу из восточного подъезда, пройти через площадь, завернуть за угол, войти в западный подъезд, подняться по лестнице, пройти по коридору, спуститься по лестнице и еще два раза завернуть за угол! Здесь и располагалась Дирекция (привидение жило этажом выше)...
http://samlib.ru/p/perowa_e_g/marsh.shtml

"Лиза":

...К этому времени Лиза уже совершенно озверела. В отделе она была одна: остальные сотрудники в честь пятницы разбежались по дачам, оставив в лавке Лизавету, у которой дачи все равно не было. Словно нарочно, посетители шли просто толпой, а телефон как с цепи сорвался. Больше всего времени Лиза потратила на Савелия Платоновича. Савелий Платонович был очень известным ученым, крупнейшим специалистом в самых различных областях знаний. В процессе научного творчества он любил припадать к первоисточникам. Поэтому в Музее его хорошо знали: он припадал к первоисточникам практически во всех отделах.
Сначала Лизавета долго и подробно объясняла Савелию Платоновичу, как пройти в Графику...

- А что, он не знал, что ли? Ты же говоришь, что он в музее дневал и ночевал!
- Ты слушай!

Дорогу в Графику надо было объяснять потому, что Музей все время находился в состоянии ремонта. Практически со дня открытия. В результате ремонта внутренняя планировка Музея, и без того достаточно запутанная по прихоти архитектора, менялась чуть ли не каждый день: возникали и рушились стены, прорубались и закладывались коридоры, исчезали и появлялись лестницы. Во время оперативки Директор обычно знакомил Зав. отделами с новой топографией Музея, те - в свою очередь - спускали информацию в Народ, который уже доводил эту информацию до сведения Посетителей.

- Так-так! - говорил Савелий Платонович. - Пожалуй, этой дороги я еще не знаю. Значит, говорите, после Бухгалтерии налево?
- Налево и вниз! Через Голографию. А потом по коридору первый поворот направо.

Савелий Платонович дважды звонил из дома и три раза уже из Музея: с проходной, из Голографии и из Кабинета Председателя, куда он забрел неведомым Лизе образом. В конце концов, Лизе пришлось спуститься к Кабинету и принять Савелия Платоновича из рук глубоко возмущенного Зама по науке, который как раз от Савелия Платоновича там и прятался!
http://samlib.ru/p/perowa_e_g/liza.shtml







Tags: Злая-я-недобрая, Лиза Во Фритюре, Марш Мендельсона, На ходу, искусство, музейные байки, портрет
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments