je_nny (je_nny) wrote,
je_nny
je_nny

Гори-гори, моя звезда!



Чуть не сгорела сейчас!
Ага!
Чайник поставила, он себе закипает, а я мимо хожу - чашки-ложки, пряники, всякое такое.
И вдруг чувствую - что-то моему животу вдруг таак жааарко - ба, да я горю!!!!
Потушила живот!
Теперь на майке дыра и все время пахнет картошкой, запеченной на костре.

Уже как-то было такое пару лет назад.
Тоже дыру на животе прожгла.
Конечно, отрастила живот - ни в одну кухню не вмещается!
:)

А в молодости как-то у меня волосы загорелись...
Длинные были, до лопаток.
Вымыла голову, газ зажгла - вместо фена, коего тогда и не существовало в природе.
Тут же рядом мама с бабушкой чай пьют.
Сижу себе, думаю:  чем это пахнет?
Тут бабушка как заорет:
- Да ты ж горишь!
Концы обгорели.
Прямо пламя было!

А еще раньше я вообще чуть не сожгла лабораторию нафик!
Это я по молодости работала в пищевом техникуме лабранткой.
Давние друзья знают эту историю, для новых повторю - и еще два моих рабочих подвига до кучи:

Я устроила пожар в лаборатории, приклеивая парафином этикетки к банкам для химреактивов.
Для тех, кто не знает, как это делается: парафин надо растопить, окунуть этикетку и пришлепнуть ее к банке. Умные люди растапливают парафин на водяной бане – так то умные! А остальные ставят фарфоровую чашку с парафином прямо на газ, после чего парафин немедленно испаряется в воздух и там весело загорается, а «остальные» в это время стоят, разинув рот, и смотрят на столб пламени высотой полтора метра – сантиметров 20 не хватило, чтобы достало до проводки. Пожар погас сам собой, как только парафин выгорел. То, что не выгорело, осело на всех возможных поверхностях, так что моя бабушка-уборщица долго ворчала: «И чем это ты так изгваздала раковину, что никак не отмоешь!». Я помалкивала.

Потом я рассыпала фенолфталеин. Это такой очень мелкий порошок, чрезвычайно летучий и способный просачиваться везде не хуже порошка марганцовки. Для чего он нужен, уже не помню, но знаю, что он меняет свой цвет при… при изменении каких-то условий. Пылесоса не было, так что я его собирала-собирала-собирала: и веником, и мокрой тряпкой. Мой халат, некогда относительно белый, стал впечатляюще разноцветным, а ладони – поскольку «остальные» всегда такую работу делают без перчаток – ладони еще год меняли свой цвет с ярко-красного на ярко-фиолетовый, когда я с холода заходила в тепло, и приходилось стыдливо прятать руки от глаз окружающих.

На самом деле работать там было интересно и вкусно – меня посылали в булочную на улицу Горького – я закупала ящик печенья и ящик карамели, и мы пили чай с этими «наглядными пособиями», а студенты проверяли их на сахаристость, жирность и еще не помню, на что. На занятиях пекли хлеб, делали мармелад – только не сладкий, жалко. Однажды на занятиях у пивоваров меня попросили намолоть в кофемолке хмель, и я через три минуты совершенно сомлела и окосела, тогда преподавательница вызвала на подмогу студента – плотного мужчину, который ничуть не сомлел, а только радовался...

И в утешение себе и вам - "Гори, гори, моя звезда! - Борис Штоколов поет"



Пусть огонь присутствует в нашей жизни только в таком виде...
Tags: На ходу, мемуары, музыка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments