je_nny (je_nny) wrote,
je_nny
je_nny

Вести с полей

17690329_1202824807_00
Виктор Васнецов - Сирин и Алконост

Закончила правку третьей книги "Кругов по воде"!
Ура!
Теперь можно будет забыть о романе на пару месяцев и писать что-то еще.
Картинка имеет самое непосредственное отношение к роману - кто читал первую книгу, знает.
А для тех, кто не читал - отрывочек: окончание 6-й части первой книги - Марина и Алексей возращаются в Москву из северной деревни:

"...Сидели на корме, смотрели, как уплывает вдаль косогор с березой. Тихо, только катер тарахтит. Небо свинцовое, тучи плывут. Север. И лес стоит мрачный по берегам – еще не проснулся. Вот проснется лес – думал Лёшка, – что будет? И увидел, как ожили и зашевелились сосны, березы, ели. Лес проснулся и двинулся на деревню – медленно, постепенно, прорастая хваткими корешками и цепкими побегами, выпуская вперед траву и кустарник, пробегая юркими белками и острожными зайцами. Пошел медведем и волком, кабаном и быстрой лисой. Полетел совой и вороном. Все надвигался и надвигался, пока не стал стеной по берегам Кенжи и Лундогни, Кемы и Виги, Межи и Куножа, Марханги и Светлицы, Белого и Черного Лухов...
И, хоронясь за стволами деревьев, смелея с каждым шагом, показалась нежить – косматый Леший в серых лишайниках, Вечерница с отблеском заката в глазах, Берегиня, чьи волосы светлее лунного света. А за ними – мавки, домовые, банники, волосатки и вытьянки, полудницы, кикиморы да шишиги.
И каким-то чудом оказавшись в самой сердцевине лесов, среди бурелома, где двести лет не ступала нога человека, увидел Алексей, как ожила в дупле и вылезла на божий свет, цепляясь за кору мощными лапами с серебряными когтями, расправляя метровые крылья, огромная птица с прекрасным женским ликом: Сирин, птица радости – от главы до пояса состав и образ женский, от пояса же птица. Но кто пение Сирина услышит, забудет всю жизнь свою, и слушать будет, пока не умрет.
И вторая, черная, вылезла из другого дупла, крыльями повела – Алконост, птица печали. Сели рядом, поцеловались, оглядываются, крыльями трепещут. И там, где Сирин – сияние ярче дня. А там, где Алконост – тьма чернее ночи. Лица у обеих белые, губы – красные, как кровь. А глаза – не глаза, очи! – влажные, женские, манящие, колдовские. Взглянешь и пропадешь. Утонешь, как в озере. У Сирин озера синие, у Алконоста – черные. Сидят, на небо посматривают, словно ждут кого-то.
И с прилетела, наконец, огромная – вдвое больше Сирина и Алконоста, тоже черная, но с кровавым блеском на пере: так вспыхивает горящий уголь киноварью да золотом. Вещая птица Гамаюн. Села рядом, крылами сестер обняла, и запели все три разом! А потом взлетели – Лёшка вздрогнул, очнулся.
– Марин? Ты видела?
– Видела. Жутко.
– Пойдем отсюда.
Он встал, подошел к борту, и такой порыв был, что чуть было ключи от деревенского дома в воду не бросил – прощай, дескать, Афанасьево! Но опомнился: что еще за мелодрама! Мало ли, приехать придется.
Леший с Мариной ушли в каюту, но долго еще в ушах у них звучала неземная, нечеловеческая, жуткая и несказанно прекрасная песня в три голоса.
И все мерещилось, что там, высоко в небе, летят, провожая катер, три огромных птицы, три сестры – Радость, Печаль и Мудрость. Сирин, Алконост, Гамаюн".

1e428fb8ead58a1c627730581b9d9172
Виктор Васнецов - Гамаюн
Tags: Круги по воде, Франсуаза я Саган
Subscribe

  • Светлая память

    Ушла от нас Минна Ямпольская... sosna Еще позавчера она писала в ФБ... Не могу смириться, не верю. Плачу. Минна... Старый друг, пусть и…

  • Поэзия Минны Ямпольской

    Минна Ямпольская sosna «Небо алмазное, глупости разные» Я не знаю, как писать про стихи. Если только стихами? Но я так не умею.…

  • Константин Симонов в МГУ

    Разбираю архивы, нахожу всякое интересное в дневниках. Вот, например: В марте 1978 года в МГУ я принимала участие в обсуждении книги Константина…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments