je_nny (je_nny) wrote,
je_nny
je_nny

Лиза во фритюре


Оригинал взят у je_nny в Лиза во фритюре
Объяснительная записка № 5

Эта своебразная "сага" про Лизу и ее друзей - первое написанное мной произведение.
Причем написанное в один из самых мрачных периодов моей жизни.
Возможно, поэтому оно такое смешное.
Хотя все есть в этом "фритюре" - и любовь, и страсти-мордасти, и сюжетные заморочки.
Я собрала туда все музейные и археологические байки, которые знала на тот момент, и щедро сдобрила собственным опытом вечной недотёпы.
Коллеги и знакомые сразу же принялись опознавать себя в персонажах - и совершенно напрасно!

Вот что написала я в предисловиях:

Предисловие автора:
Автор предупреждает, что все события, происходящие в этой истории, равно как и участвующие в них персонажи, являются плодом авторской фантазии и никакого отношения к реальной жизни не имеют. Любое сходство является случайным.

Другое предисловие автора:
Честно говоря, все, что происходит в этой истории – чистая правда! Хотя на самом деле случилось все это не там, не тогда и не с теми людьми. Подобно гоголевской Агафье Тихоновне автор приставил «губы Никанора Ивановича к носу Ивана Кузьмича», фамилию одного человека к прозвищу другого, перемешал мужей, детей и других родственников, не говоря уж о кошках и прочих собаках.

Lovushka_cover_sml 2 Lovushka_fullcover_sml

"Лиза" вошла в состав сборника "Ловушка для бабочек", изданного издательством "Евдокия" в формате "книга по требованию" - и я страшно благодарна Евдокии Слепухиной eudoxies за сделанный ею рисунок обложки!
И кстати, там на задней обложке одна из моих лучших фотографий, сделанная случайным японцем на смотровой площадке - на пьяцелло Микельанджело во Флоренции.
Купить книжку можно вот тут:
http://www.lulu.com/shop/evgenia-perova/a-trap-for-butterflies/paperback/product-18916424.html

А для полноты картины - отрывочек про Вадюку и огурцы!
Кстати, если у многих персонажей были реальные прототипы, то Вадюка выдуман целиком, что не помешало каждому второму читателю допрашивать меня, с кого я его списала.

Итак...

Да, еще необходимое пояснение!
Вообще-то издавать этот текст сложно и в идеале хорошо бы печатать разными шрифтами, которые отличали бы основной рассказ, который ведет Крошка Ню, от реплик ее слушателей - они самым непочтительным образом перебивают рассказчицу и влезают со своими историями.
Здесь я выделила реплики курсивом.



...
– А кто такой Вадюка? – спросила Агапова.
– Вадюка! Это отдельная песня!


Вадим Эрикович, а по-домашнему Вадюка, был высок, белокур, розовощек, голубоглаз, необычайно начитан и безумно застенчив. Он жил, окруженный, как крепостным валом, мамой, бабушкой, прабабушкой и тетушкой. Вслед за своими предками, которые со времен основания Рима занимались в основном Римской историей, Вадюка тоже увлекался Римской историей, изучал шесть лет в Университете Римскую историю, потом защитил кандидатскую диссертацию по Римской истории и в результате работал под началом Нины Юрьевны в 25-м экспозиционном отделе, не имеющем абсолютно ничего общего с Римской историей. Вообще в Москве с Римской историей было плохо! Если раньше она вполне способна была дать пропитание – и вполне приличное – всем членам клана, то теперь не могла прокормить даже одного Вадюку. Любому было понятно, что в жизнь Вадика просто необходимо внести побольше разнообразия, чтобы отвлечь его от Римской истории…

– Слушай, а вот мне всегда было интересно, почему станция метро называется Римская?
– А это в честь товарища Римского Григория Даниловича.
– Иди ты! – сказал Олюсик.
– А кто такой Григорий Данилович Римский? – спросил Серый.
– Финансовый директор Варьете. Булгакова читать надо! Давай дальше!


Первой попыталась внести разнообразие в жизнь Вадика его собственная тетушка, которая еще в юности каким-то образом отбилась от семейного бизнеса в сторону археологии. Тетушка взяла 14-летнего Вадюку с собой в экспедицию к Захарову…

– К Макарову!
– Да нет, к Захарову!
– И вообще это был Мишка Гоняный!


… где Вадюку – ввиду его полной неспособности к совку и лопате – посадили на камералку, благо почерк четкий. Вадюке в экспедиции не понравилось: как-то неуютно, грязно, мокро, пыльно, холодно, жарко и вообще опасно! И никто не интересуется Римской историей! Но Вадик достаточно знал о спартанцах, чтобы не жаловаться. Поэтому он стойко сидел на камералке и аккуратно шифровал все, что бы ему ни приносили, начиная с нуклеусов и отщепов и кончая большой канцелярской скрепкой!
Захаров – Макаров – Гоняный просто рассвирепел, обнаружив среди прочих артефактов большую канцелярскую скрепку, аккуратно уложенную в полиэтиленовый пакетик и снабженную шифром: «39БК1 2000-89/N122»!
После разгона, устроенного Кравцовым…

– Точно! Это был Кравцов! – закричали все хором.

…скрепки больше никогда в раскопе не попадались, и не только на этой стоянке, но и на всех других стоянках тоже. Вот как-то не попадались, и все тут! А потом приехала Агапова…

– Ты что! Совсем не Агапова!
– Ну как же! Конечно Агапова!
– Агапова! Это была ты или не ты? Эй! Ты спишь что ли?
– Я думаю. Нет, кажется, это все-таки была не я. Потому что, если бы это была я, я бы знала, кто такой Вадюка, а так как я не знаю, кто такой Вадюка, значит это была не я, а кто-то дру… Ой!
– Спасибо, Серый! В общем, приехал неизвестно кто.


Вадюка вошел, когда приехавший уже успел выгрузить из рюкзака пол-литру, две банки шпрот, кулек карамели и два молодых огурца.
– О! Огурчики! – сказал Вадик. – Откуда?
И хотя близкая связь между свежеприехавшей личностью, разверстым рюкзаком и огурцами была очевидной, Вадюка не сумел выстроить эту логическую цепочку, и снова спросил, откуда, мол, огурчики. Экспедиция насторожилась.
– Любишь огурчики? – ласково спросил Кравцов. – Это мы с Томасом в лесу нарвали. А ты завтра сходи насобирай!
Та, – подтвердил Томас, – в лесу как рас пошли тикие огурцы! Ранофато тля серетины мая, но ф этом готу фесна воопше ошень ранняя!
– А где они растут? – загорелся Вадик.
– Да вот Олюсик тебе планчик нарисует. Давай, Олюсик.
И Олюсик нарисовал! На плане были Палатки, Раскоп, Дорожка, Которая Вела к Деревне, Деревня, Мостик через Речку, Речка, Луг за Речкой, Коровы, пасущиеся на Лугу за Речкой и даже, кажется, Коровьи Лепешки! А лес с дикими огурцами не уместился.
– Дойдешь вот досюда, – ласково сказал Олюсик, показывая на неровно оборванный край клетчатого листочка с планом, тут тебе и лес будет.
– А как они выглядят?
– Кто?
– Огурцы!
– Зеленые такие, с пупырышками!
– Да нет, листья у них какие?
– Какие у них листья? Ребята, кто знает, какие у диких огурцов листья?
– Такие ше, как у томашних! – ответил Томас, который окончил в свое время Сельскохозяйственную Академию, поэтому точно знал, какие у кого листья.
– А у домашних какие?
– О Господи! Томас, да нарисуй ты ему огуречный лист.
И Томас, поднапрягшись, нарисовал. Рано утром Вадюка отправился по огурцы.
– Олюсик! – сказал Кравцов. – Вадюка-то пошел за огурцами!
– А я тут причем?
– Давай, давай, а то мне некогда, мне статью дописать надо!
И Олюсик с Томасом, захватив сбереженный с вечера огурец, отправились в обход Вадика. Когда они, похрустывая огурцом, внезапно вышли ему навстречу, Вадюка уже несколько отчаялся найти огурцовые заросли.
– Да ты что! – сказали Олюсик с Томасом. – Вон там, у Речки, чуть поправее.
– Та, – добавил педантичный Томас, – огурцы люпят флашные места.
В это время очень удачно подъехал колхозный грузовик и стал как раз у Речки – чуть поправее. Из него повылезали мужики. Зачем они приехали и повылезали, никто так никогда и не узнал.
– Только ты поосторожнее, – предупредили Олюсик с Томасом, – а то мужики ругаться будут.
– Почему ругаться?
– Ну, они считают, что это их огурцы.
– В лесу огурцы общие! – сказал Вадюка и пошел на добычу.
Олюсик с Томасом издали наблюдали за его перемещениями, сожалея, что не слышно, о чем там переговаривается Вадюка с потрясенными мужиками, которые в результате переговоров как-то очень быстро позабирались обратно в грузовик и стремительно уехали.
– Ну как?
– Странные они какие-то! И разговаривают как-то странно!
– Наферно, огурцами телиться не хотели!
С тех пор Вадюка каждое утро упорно ходил в лес. Экспедиция наслаждалась зрелищем, уминая огурцы, которые кто-нибудь все время подвозил из города. В городе в этом году огурцов было навалом. На камералке сидел сам Кравцов, проклиная камералку, огурцы, Вадюку и собственную инициативу. Статью он так и не дописал.
– Послушайте, - спрашивал он порой Олюсика с Томасом – а может это не МЫ его, а ОН нас разыгрывает?
– Черт его знает!
- Та нет, не мошет быть! Ватюка – он такой!

998511668

К сегодняшнему дню я написала еще одну историю, перелицевав собственнные командировочные приключения.
А до этого - два рассказа - не помню, вошли ли они в Сборник.

Содержание получилось в итоге такое:

ЛИЗА ВО ФРИТЮРЕ
ТРИ БОЛЬШИЕ ИСТОРИИ И ПЯТЬ МАЛЕНЬКИХ ПРО ЛИЗУ И ЕЕ ДРУЗЕЙ

ИСТОРИЯ ПЕРВАЯ – ОЧЕНЬ СТРАШНАЯ: ЛИЗА ВО ФРИТЮРЕ
ИСТОРИЯ ВТОРАЯ – СЕМЕЙНАЯ: МАРШ МЕНДЕЛЬСОНА
ИСТОРИЯ ТРЕТЬЯ – ОЧЕНЬ ЗАПУТАННАЯ: ПУТЕШЕСТВИЕ ПРОФЕССИОНАЛОВ

ЕЩЕ ТРИ ИСТОРИИ, РАССКАЗАННЫЕ В ЗАЛЕ ОЖИДАНИЯ:
БОЛЬШОЕ КАЛИФОРНИЙСКОЕ ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЕ
ИФИГЕНИЯ В ТАВРИДЕ
ТАЙНА СОЛОМЕННОЙ СТОРОЖКИ

И ЕЩЕ ДВЕ МАЛЕНЬКИЕ ИСТОРИИ ПРО ЛИЗУ И АГАПОВУ:
ФУА-ГРА С ВОЛОШИНЫМ
БАОБАБЫ И ПЕПЕЛАЦЫ




Tags: Лиза Во Фритюре, Франсуаза я Саган
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments