je_nny (je_nny) wrote,
je_nny
je_nny

Categories:

Портрет персонажа - Лялька

Anatoly Korobkin, 1974 ~ Figurative painter | Tutt'Art@ | Pittura * Scultura * Poesia * Musica |
Anatoly Korobkin, 1974 _https://ru.pinterest.com/pin/390194755207408517/

Увидела эту картину и подумала: да это же Лялька - героиня романа "Друг детства"!

Отрывочек из последней главы:



...А сначала он показался Ольге простым и недалеким: так, работяга. Вместе с напарниками – мелким суетливым Егорычем и красавчиком Эльдаром – он по-быстрому ремонтировал ее новую квартиру. Сосватала его администраторша гостиницы, где Ольга поселилась, и вовсю нахваливала: руки золотые, надежный, да ты не пожалеешь, такой хороший мастер! Оказалось, ее младший брат. Администраторша, жалевшая Ольгу пронзительной бабьей жалостью – ты подумай, такая молодая, а вдова, да еще беременная! – пела еще что-то о его незадавшейся личной жизни, но это Ольга уже пропустила мимо ушей: ее собственная личная жизнь тоже не слишком задалась, да и чувствовала она себя неважно.

Мужики, одетые в синие фирменные комбинезоны, работали быстро и хорошо. Егорыч, привычно подпустив матерка, испуганно прикрывал рот рукой и говорил: «Извиняйте!», а совсем еще молодой Эльдар краснел, опуская длинные, как у девушки ресницы. Ее же будущий муж молча делал свое дело, не обращая на нее, как Ольге казалось, особенного внимания. Она никак не могла запомнить его имя – такое простое, русское: Кирилл? Денис? Глеб? Клим? И несколько раз ошибалась, а он поправлял.

Он был чуть помоложе, чем Ольга: темноволосый, крепкий, немного нескладный и такой высоченный, что приходилось запрокидывать голову, глядя на него. Потом Ольга попросила помочь с мебелью, и он согласился. Они отправились было по магазинам, где продавцы упорно принимали их за семейную пару, но потом Ольге стало плохо в очередном «Мире Диванов», и мастер – не то Кирилл, не то Денис – повел ее в кафе.

Мастер с никак не запоминающимся именем, ведя Ольгу в кафе, вовсе не собирался ничего такого предпринимать, хотя решение принял уже давно. Но он всегда долго раскачивался, и обычно женщины, видевшие, что нравятся ему, сами делали первый шаг. Или не делали. Да и какие вообще-то женщины! Анька, сестра, конечно, все время пыталась его женить, поэтому он сначала даже слушать не стал ее рассказы о загадочной москвичке, решившей поселиться в их городе, но потом заинтересовался и решил посмотреть, что там за ремонт надо делать в только что купленной ею квартире:
– Ну ладно, уговорила! Только отстань.
– Вот и молодец! – Анька была непривычно серьезна. – Ты знаешь, мне кажется, эта женщина… Она – для тебя.

Увидев Ольгу, он страшно удивился, потому что ожидал чего-то хрупкого, отрешенного, неземного, с глазами в пол лица – только такое, не от мира сего, создание могло сорваться в никуда, бросив родные места, где наверняка остались хоть какие-то родственники и друзья, которые могли бы помочь в ее положении!

Глаза были, да. Не в пол лица, но тоже очень даже… неземные и отрешенные, потому что смотрела Ольга рассеянно, как бы не видя, и он, пользуясь этим, пристрастно ее разглядел: крупная женщина, высокая, но совсем не кажется громоздкой или толстой. Просто такая порода. Все заметил, сам над собой подсмеиваясь: и высокую грудь, и крутой изгиб бедра, и удивительно тонкие запястья, и маленькие кисти рук, и нежную бледную кожу, и завитки волос на шее, и улыбку в уголках рта – глаза тоскливые, а губы вот-вот улыбнутся…

– Ну что? – вдруг спросила низким хрипловатым голосом Ольга, и он чуть не подпрыгнул от неожиданности. – Рассмотрел? Может, пойдем теперь квартиру посмотрим?

Оказалось, она все видит, хоть и не смотрит, и он смутился. Вроде бы ничего такого особенного в ней не было, но его работяги так взволновались, когда Ольга пришла их навестить: Егорыч приосанился, а Эльдар сразу же вспыхнул. Она побродила по комнатам – он делал все на свой вкус, потому что ей было все равно, лишь бы побыстрее: устала жить в гостинице. Но в детской Ольга так и ахнула, увидев обои с белыми облаками и бабочками – какая прелесть! Глаза засияли, на щеке вдруг появилась ямочка, и в Ольге проглянула та маленькая девочка, какой она была когда-то. Они все смотрели на нее и тоже улыбались, как три клоуна в синих комбинезонах и оранжевых рубашках: большой, поменьше и совсем маленький.

Ольга стала приходить к ним каждый день во время обеда, и он привез для нее табуретку из дома – мебели не было никакой, и сами они сидели просто на полу. Ольга приносила им что-нибудь вкусненькое, мужики таяли и лезли из кожи, только бы улыбнулась, а у него каждый раз щемило сердце: она приходит просто потому, что больше идти некуда! Он подозревал, что в гостинице Анька уже достала ее своими бабьими разговорами.

Один раз Ольга засиделась на кухне, и он зашел сказать, что лучше бы ей уйти, а то пора красить – она глубоко задумалась, сложив руки на животе, а он видел все ее мысли: вот подняла бровь, вздохнула, покивала головой, закрыла глаза, усмехнулась… Потом медленно повернулась и взглянула, как всегда, не видя. Он проводил ее, постоял, рассеянно моргая на дверь, а когда обернулся, оказалось, что мужики тоже стоят и очень серьезно на него смотрят.

– Вы чего? – спросил он и слегка покраснел.
– Ты это, того, ушами-то не хлопай! – сказал сурово Егорыч. – Не упусти! Такая женщина, ты что!
И Эльдар, плохо говорящий по-русски, кивнул:
– Редкий зенчин!
– Ладно вам! Так я ей и нужен…
– Да ты же ей нравишься, не видишь, что ли! Ну, ты вааще!
– Выдумывай!
– Да стала бы она каждый день сюда ходить! К нам что ли!
– А может, ей вон Эльдар нравится.
– Это ты зачем сказал? Ты ей нравишься! Что стоишь?! Да мне бы такой зенчин… эх! Я бы за ним бегом бежал…
– Во! Слышал? Парень верно говорит.

Он не очень поверил мужикам, но стал ловить себя на мыслях об Ольге, хотя предаваться размышлениям было особенно некогда: на самом деле его фирма не занималась такой мелочевкой, как у Ольги, да и сам он давно уже не работал у клиентов. Но Ольга его… задела. Зацепила. Как навязчивая мелодия, от которой невозможно отделаться, и ты против собственной воли все повторяешь и повторяешь про себя… эту женщину: медленный поворот головы, взмах ресниц, тонкая прядь волос, улыбка в уголках рта, движение изогнутой брови, низкий голос с грудными виолончельными нотами…

«Да что ж это такое?!» – подумал он, поймав себя в очередной раз на этих мыслях. Влюбился что ли?! Он разглядывал в зеркале свою несколько помятую утреннюю физиономию – отражение в зеркале покивало: влюбился.

– И я всю тебя, от гребенок до ног! – заорал он в полном восторге. – Как трагик в провинции драму Шекспирррову…

Потом вздохнул и, покачав головой, дочитал скороговоркой:

– Носил я с собою и знал назубок, шатался по городу и репетировал. Вот так-то. Пастернак между прочим, Борис Леонидович, – объяснил он потрясенному отражению. – Стихотворение такое, чтоб ты знал. «Марбург» называется.


Друг детства2

Скачать:
https://www.litres.ru/evgeniya-perova/drug-detstva/

Tags: Друг Детства, Франсуаза я Саган, искусство, портрет
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments