je_nny (je_nny) wrote,
je_nny
je_nny

Categories:

Светская старушонка, черноокая Россети...


Пётр Фёдорович Соколов
Портрет А.О. Смирновой-Россет. 1834-35
Всероссийский музей А.С.Пушкина


Александра Осиповна Смирнова (1809-1882),урождённая Россет, известная также как Россети и Смирнова-Россет — фрейлина русского императорского двора, знакомая, друг и собеседник А. С. Пушкина, В. А. Жуковского, Н. В. Гоголя, М. Ю. Лермонтова. Ей приписываются откровенные, подчас язвительные и не всегда достоверные воспоминания о жизни русского общества первой половины XIX века.

А.С. Пушкин посвятил "Черноокой Россети" несколько стихотворений, вот одн:

В АЛЬБОМ А. О. СМИРНОВОЙ

В тревоге пестрой и бесплодной
Большого света и двора
Я сохранила взгляд холодный,
Простое сердце, ум свободный
И правды пламень благородный
И как дитя была добра;
Смеялась над толпою вздорной,
Судила здраво и светло,
И шутки злости самой черной
Писала прямо набело.

А вот Тургенев не любил Александру Осиповну и так описал ее в качестве персонажа своем романе "Рудин":

Ласунская, Дарья Михайловна - знатная и богатая барыня, вдова тайного советника.

"В Петербурге она важной роли не играла; зато в Москве ее все знали и ездили к ней".
"Она принадлежала к высшему свету и слыла за женщину несколько странную, не совсем добрую, но чрезвычайно умную".
В молодости она была "очень хороша собою", но от "прежних прелестей не осталось следа".
"Осталась лишь худенькая, желтенькая, востроносая и еще не старая женщина".
"Сердцем она еще очень молода".

"Дом Л. был чуть ли не первым в губернии". "Жила Л. открыто, то есть принимала мужчин, особенно холостых; провинциальных барынь она терпеть не могла".
"В свободной простоте ее обхождения замечался легкий оттенок презрения столичной львицы к окружавшим ее довольно темным и мелким существам".
"В деревне она не любила стеснять себя"; "с городскими знакомыми обходилась очень развязно, даже насмешливо: но оттенка презрения не было".

"Дарья Михайловна говорила небрежно, слушала рассеянно".
"О каком бы лице ни заговорила Дарья Михайловна, на первом плане все-таки оставалась она, она одна, а то лицо как-то скрадывалось и пропадало".

"Судя по рассказам Дарьи Михайловны, можно было подумать, что все замечательные люди последнего двадцатипятилетия только о том и мечтали, как бы повидаться с ней, как бы заслужить ее расположение. Она говорила о них просто, без особенных восторгов и похвал, как о своих, называя иных чудаками". Она говорила о них, и, как богатая оправа вокруг драгоценного камня, имена их ложились блестящей каймой вокруг главного имени — вокруг Дарьи Михайловны".

"Она щеголяла знанием родного языка хотя галлицизмы, французские словечки попадались у ней частенько". Думала она по-французски, хотя с намерением употребляла простые народные обороты ("с больной, как это говорится... с больного на здорового"), "но не всегда удачно".

В управление имением, "которым она распоряжалась сама", "не вводила никаких иностранных глупостей", придерживаясь "своего русского". Это преклонение перед родным, однако, нисколько не мешало ей воспитание дочери поручить француженке, "выписывать книги от книгопродавца-француза и читать только романы Дюма-фиса и Комп. Слово, вообще, у нее не шло об руку с делом. Она умела восхищаться на словах, и только. Дочь ее хорошо изучила: она любила ее, но ей не доверяла".

По мнению Лежнева, "она и сама своим словам не верит. Эгоистка и живет для себя". Воображает себя "меценаткой и умницей и Бог знает чем, а на деле она больше ничего, как светская старушонка".
Провинциальные барыни, которых Л. "терпеть не могла", находили, что она и горда, и безнравственна, и тиранка страшная", и позволяла себе "такие вольности в разговоре, что ужасти".

Один Пандалевский находил, что у Д. М. "удивительно сохранились ее великолепные глаза", — но тот же Панд. утверждал, что Л. "вся Европа знает".

Именно за это выражение - "светская старушонка" - я и зацепилась, когда слушала сегодня на Радио-Книга сюжет про Смирнову-Россет. Правда, так ее называет персонаж - вернее, так воспринимает, автор же написал: "еще не старая женщина". Но все-таки!
Сколько же лет этой "старушонке"? - задумалась я.
Если у нее 17-летняя дочь...
И если пик ее популярности был лет 25 назад?
"Старушонке" максимум 45 лет!
Tags: возраст, литература/поэзия, портрет
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments