je_nny (je_nny) wrote,
je_nny
je_nny

Category:

Глава из очерка "Несть бо власть аще не от Бога" - Елизавета Алексеевна



Vigee-Lebrun, Elisabeth-Louise
Portrait of Empress Elizabeth Alexeyevna, Hermitage


Глава из очерка:
«Несть бо власть аще не от Бога» : очерк // Бремя власти : сборник историко-литературных произведений. Серия «Перекрестки истории»М. 2007


О! Кстати - юбилей издания был в прошлом году!

Можно скачать совершенно бесплатно в форматах Word и fb2:
https://yadi.sk/d/ED74lMba3RDbVG


Поскольку перепостить в ЖЖ собственный пост нельзя, пришлось скопировать.

Великая княгиня Елизавета Алексеевна – Луиза-Мария-Августа, дочь маркграфа Баден-Дурлахского Карла-Людвига – родилась 13 января 1779 года. Ее мать Амалия, принцесса Гессен-Дармштадская, в молодости приезжала в Россию с сестрами, одна из которых – Вильгельмина – стала первой женой Павла.



В сентябре 1793 года состоялось бракосочетание 14-летней Елизаветы Алексеевны и 16-летнего Александра.
Еще почти ребенок, оказавшись внезапно вырванной из скромного протестантского мирка, она несколько робела среди неимоверной пышности Екатерининского двора. Елизавета получила хорошее воспитание и образование, она любила читать, прекрасно владела французским языком – даже лучше, чем родным немецким, ей и ее сестрам преподавали историю, географию, философию и литературу. Слишком юная, она видела в Александре скорее друга, чем возлюбленного.
Елизавету современники считали одной из прелестнейших женщин своего времени. Художница Виже-Лебрен впервые увидела Елизавету Алексеевну, когда той было не более 17 лет: «правильные и тонкие черты дополнялись идеальным овалом; приятный цвет кожи своей бледностью безупречно гармонировал с выражением ангельской кротости ее лица, которое обрамлялось потоком пепельных волос. На ней было легкое белое платье, небрежно перепоясанное по тонкой, как у нимфы, талии. Юная сия особа столь изящно выглядела на фоне комнаты с колоннами, задрапированной серебристо-розовой тканью, что я невольно воскликнула: «Вот истинная Психея!»
Мережковский, явно увлеченный пленительным образом Елизаветы, так пишет о начале семейной жизни двух юных супругов: «Две фарфоровые куколки, слишком обнаженные под любопытными взорами старичков и старушек XVIII века, которые умиляются с похотливым присюсюкиванием: «C`est Psyché unie l`Amour!» Одна из тех соблазнительных картинок, которыми увешиваются шелковые стены тайных альковов».



Жерар Франсуа "Психея и Амур"

Красота Елизаветы привлекала к ней поклонников. Но она была скромна, нарочитое ухаживание Платона Зубова, быстро «укрощенного» Екатериной, оставило ее равнодушной так же, как и почтительная влюбленность Адама Чарторыйского.



Портрет П.А. Зубова. 1875. Гравюра И. Пожалостина



А.Чарторыйский. 1808. Неизв.художник.

Семейная жизнь Амура и Психеи не сложилась. В 1800 году они похоронили свою девочку, прожившую всего годик. Вот они перед нами, освещенные огнем рампы:
«Александр лежит на канапе с книгой в руках. Елизавета играет на арфе».
Юные, прекрасные. «Как брат и сестра». Знает ли Психея о зародившихся уже чувствах Александра к Марии Нарышкиной?
Сейчас, в преддверии «мартовских ид», Елизавета решительна и нетерпелива, ожидая неизбежного, по ее мнению, конца «тирана», который, тем не менее, к ней был весьма благосклонен – чертами лица невестка напоминала Павлу его первую жену.
Не Психея, а Эвридика под сводами ада – такова Елизавета в драме Мережковского. Эвридика, пытающаяся помочь своему Орфею выбраться из пропасти Павловского правления. Но, как гласит поговорка, под каждой пропастью скрывается другая, еще более глубокая. И что страшнее – терпеть власть безумного тирана или всю оставшуюся жизнь нести муки раскаяния? «Надо и нельзя». Свой камешек Эвридика положила на ту чашу весов, на которой неумолимая судьба разместила «надо» в противовес «нельзя».
После того, как стало известно о смерти Павла I, Елизавета была чуть ли не единственной во дворце, кто не потерял присутствие духа: «Нежная и любящая, она утешала Александра, поддерживая его мужество и самообладание, – пишет Адам Чарторыйский, – Она не покидала его всю эту ночь и отлучалась только на время, чтобы успокоить вдовствующую императрицу, уговаривая ее оставаться в своих апартаментах, сдерживая ее порывы, указывая на печальные последствия, могущие произойти от излишнего неосторожного слова в такое время, когда заговорщики, опьяненные успехом, наполняли все залы и властвовали во дворце. Словом, в эту ночь, полную ужаса и тревоги, императрица Елисавета являлась умиротворительницей, примиряющей властью, авторитет которой признавался всеми, настоящим ангелом утешителем и посредником между супругом, вдовствующей государыней и заговорщиками» .
Через пару дней Елизавета в письмах расскажет матери о произошедшей трагедии: «Вероятно, Россия вздохнет после четырехлетнего гнета, и, если бы император кончил жизнь естественной смертью, я, может быть, не испытывала бы того, что испытываю сейчас, ибо мысль о преступлении ужасна… Великий князь Александр, ныне государь, был совершенно подавлен смертью своего отца, то есть обстоятельствами его смерти: чувствительная душа его будет этим навсегда растерзана… Все тихо и спокойно, ежели не считать почти безумной радости, царящей в обществе, начиная от последнего мужика и кончая всем дворянством; весьма печально, что этому даже не должно удивляться… Однако не могу не признаться, что я дышу одной грудью со всей Россией» .
Убийство Павла – тот Рубикон, который окончательно разделит Александра и Елизавету. Возможно, Александр так и не сможет простить Елизавете, что под ее давлением поддался на уговоры и согласился на решительные действия. Может быть, ее мужественное поведение в ночь убийства, когда он «предавался в своих покоях отчаянию, довольно натуральному, но неуместному» , послужит ему немым укором. Как бы то ни было, супруги отдалятся друг от друга.
Елизавета будет стойко переносить отчуждение супруга и его многолетний роман с Нарышкиной, оставаясь всегда и неизменно его преданным другом и сторонником.
Личная жизнь императрицы останется надолго тайной для потомков – не без помощи Николая I, приказавшего сжечь дневники Елизаветы. Но… рукописи не горят. Сохранились отрывки тайного дневника 1803 года, где в зашифрованном виде изложена история зарождения любви Елизаветы.
«До последнего моего часа я буду хранить тебя в сердце» , – обращается она к предмету своей любви, к Алексею Охотникову, обаятельному и умному кавалергарду. Императрице всего 24 года, она одинока и впервые переживает столь сильное чувство. Ее занимает любая мелочь, имеющая отношение к возлюбленному, а мимолетное свидание – уже радость! Словно девочка-подросток, заносит она в свой дневник незатейливые стихи, отвечающие ее душевному состоянию (перевод с французского):
Как нужен мне друг дорогой,
Как хочу я его обожать,
Свою жизнь и сердечный покой
Его счастью хочу я отдать.
Другом сердца меня назови,
Тебя буду любить я всегда,
Свою жизнь посвящу лишь любви,
Не покину тебя никогда.
Я хочу быть твоей навсегда .
Охотников происходил из средней дворянской семьи, в 1801 году был зачислен в Кавалергардский полк, где стал довольно быстро продвигаться по службе. Он был хорош собой, привлекателен в общении и остроумен.



Любимец женщин, он порой заставлял страдать Елизавету Алексеевну. По воспоминаниям княгини Е.А. Долгоруковой, он ухаживал некоторое время за Натальей Ивановной Загряжской, в замужестве Гончаровой – будущей тещей Александра Сергеевича Пушкина: «В молодости своей Наталья Ивановна являлась при дворе и по красоте своей была замешана в какую-то историю: в нее влюбился некто Охотников, в которого влюблена была императрица Елизавета Алексеевна, так что тут была ревность» .
Судя по всему, именно Охотников и будет отцом дочери, которая родится у Елизаветы в 1806 году. Сохранились сведения, что Мария Федоровна сетовала на неверность невестки, и даже сам Александр признавал, что ребенок не от него, благодаря Бога, что родилась именно девочка, следовательно, проблемы передачи престола незаконному наследнику возникнуть не может .
Счастье будет недолгим.
30 января 1807 года, в возрасте 26 лет Алексей Охотников умрет от чахотки, в следующем году скончается маленькая Лизанька.
Горе матери и одиночество женщины – вот грядущая участь Психеи.
Пышность и блеск двора – все эти придворные церемонии и побрякушки она с радостью уступит на долю Марии Федоровны. Она примет лишь пятую часть положенной на ее содержание суммы, причем большую долю будет тратить не на себя, а на благотворительность, ведя уединенную жизнь и находя утешение в религии.
Она всегда будет соблюдать все тонкости этикета, сопровождая императора Александра в его многочисленных поездках, поддерживая все его начинания. Во время войны 1812 года Елизавета Алексеевна станет подлинным ангелом-хранителем России, покровительницей всех страждущих и обделенных. Императрица будет покровительствовать Патриотическому обществу, созданному для помощи пострадавшим от войны. Она совершенно откажется от неуместных в столь тяжелое время внешних придворных почестей и все выделяемые ей средства отдаст на пособия для раненых и пленных.
По окончании войны она вернется к своим привычным занятия: музыка, рисование, чтение, поездки за город, верховая езда. Елизавета Алексеевна была хорошей рассказчицей, и император именно от нее узнавал все литературные новости.
Французский посол Савари так характеризовал императрицу: «Она много занимается серьезными вещами, много читает, много рассуждает о наших выдающихся писателях, мало говорит и в общем производит впечатление крайне холодного ума. За 14 лет пребывания императрицей ее характер остался неизвестен даже тем, кто ее обычно видит… Она воспламеняет воображение чтением наших трагиков: это женщина, которую было бы легче покорить умом, чем сердцем» .
Н.М. Карамзин, заинтересовавший императрицу чтением «Истории государства Российского», часто беседовал с ней, восхищался ее тонким умом:
«Корона на главе, а в сердце добродетель,
Пленяет ум душей, умом душе мила;
В благотворениях ей только Бог свидетель;
Хвалима… но пред ней безмолвствует хвала» .
Терпеливая и постоянная, скромная и милосердная, сдержанная и спокойная, идет она по дороге одиночества, как бы окутанная облаком печали, скрывая даже от самых близких свои мысли и переживания.
Если скромность и непритязательность императрицы, ее благотворительность, а также сложность семейного положения (роман императора с Нарышкиной был известен всем), вызывали сочувствие в обществе, то философский склад ее ума, решительный характер и твердая воля позволяли некоторым надеяться на то, что Елизавета Алексеевна могла бы быть разумной и популярной государыней.
Еще в преддверии наполеоновских войн было высказано предложение провозгласить Елизавету Алексеевну регентшей в случае отбытия императора Александра к армии. Такую идею высказал Паррот – ученый-физик, ректор Дерптского университета, состоявший в дружеской переписке с Александром I и высоко оценивавший личность императрицы: «У нее высокий дух, верное виденье вещей» .
Среди формировавшихся в России тайных обществ было даже образовано конституционно-монархическое «Общество Елизаветы», преследовавшее цель возведения на престол Елизаветы Алексеевны. Инициатива принадлежала Ф.Н. Глинке – известному поэту, литератору, полковнику Генерального штаба. Накануне восстания на Сенатской площади было даже составлено специальное воззвание, в котором говорилось, что, поскольку после смерти Александра I ни Николай, ни Константин не хотят править, власть следует передать императрице: «Итак, они не хотят, они не умеют быть отцами народа, но мы не совсем осиротели: нам осталась мать в Елизавете. Виват Елизавета II и Отечество!»
Вряд ли императрица могла поддержать конституционные и республиканские планы декабристов, считая их детскими играми, затеянными жалкими безумцами. Пережив 11 марта 1801 года, она резко отрицательно относилась к идее насильственного свержения власти монарха, к французской революции. Она не одобряла российского самодержавного деспотизма, но была скорее консервативна, привержена к российским религиозным и общественным традициям и обычаям.
История рассудит по-своему.
Восстание подавлено, на троне – Николай I.
Расстрел на Сенатской площади потрясет Елизавету: «Что за начало царствования, когда первый сделанный шаг – приказ стрелять картечью в подданных!» .
Смерть супруга лишит Елизавету последних душевных сил.
Жизнь потеряет для нее смысл.
В последние годы Амур и Психея сблизятся вновь, обретя утешение друг в друге. Слишком много потерь пережито обоими супругами, слишком много страданий. Кто знает, что будут вспоминать они осенними вечерами в Таганроге, какие будут вести разговоры…
Елизавета скончается 4 мая 1826 года в Белёве, уездном городе Тульской губернии, в возрасте 47 лет, на пять с небольшим месяцев пережив своего супруга.
Она не оставит никакого завещания, говоря: я ничего не привезла в Россию, поэтому ничем распоряжаться не могу.
Лучшей эпитафией Елизавете Алексеевне станут стихи Александра Пушкина, написанные им еще в 1818 году:
Воспламененною душой
Я пел на троне добродетель
С ее приветною красой.
Любовь и тайная свобода
Внушали сердцу гимн простой,
И неподкупный голос мой
Был эхо русского народа.



Портрет императрицы Елизаветы Алексеевны в трауре. 1831 г. Петр Васильевич Басин

Ссылки:
Библиография - http://je-nny.livejournal.com/147960.html
Царь Федор Иоаннович и Борис Годунов:
1 – Предисловие. Несть бо власть аще не от Бога…
http://je-nny.livejournal.com/147384.html
2 – Федор и Борис. Право драматурга
http://je-nny.livejournal.com/147570.html
3 – Борис Годунов - Боже, Боже! За что меня поставил ты царем!
http://je-nny.livejournal.com/148824.html
4 – Тихая царица
http://je-nny.livejournal.com/158837.html
5 – Борис Годунов – Достиг я высшей власти!
http://je-nny.livejournal.com/159155.html
6 – Царевич Дмитрий – А был ли мальчик?
http://je-nny.livejournal.com/160475.html
7 – Борис Годунов – Мне счастья нет…
http://je-nny.livejournal.com/160753.html
Павел I:
8 – Междусловие. За сценой. Театр марионеток - Маски
http://je-nny.livejournal.com/167633.html
9 – Пален
http://je-nny.livejournal.com/167872.html
10 – Александр
http://je-nny.livejournal.com/194493.html
Tags: Несть бо власть аще не от Бога, история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments