je_nny (je_nny) wrote,
je_nny
je_nny

Categories:

Продолжение истории про Тобиаса и Селестину. Появляется Питер

2018-06-28_17-14-56

Продолжение истории про Тобиаса и Селестину!
Да, мышка настояла на своем - хочу быть Селестиной!
Что мне оставалось делать? :)
Начало здесь:
https://je-nny.livejournal.com/7244313.html
Первая история закончилась на внезапном появлении хозяйки Тобиаса:

...внезапно раздался страшный визг:
– Иииииииии! Крыса!
От неожиданности Селестина с Тобиасом окаменели, потом Тобиас возразил:
– Во-первых, это мышь…
Но его хозяйка, взгромоздившаяся на стул, не слушала и продолжала визжать:
– Лови ее! Что ты смотришь?! Скорей, а то убежит и разведется в больших количествах! Прыгай!
И Тобиас прыгнул. А когда выпрямился, Селестина безжизненно свисала у него из пасти. Он гордо прошел мимо стоящей на стуле хозяйки и удалился в сад. Он нес Селестину очень бережно и осторожно, так что на ее нежной шкурке не осталось ни единой царапинки, и положил мышку в садовый домик, специально устроенный, чтобы Тобиас мог любоваться природой во время дождя.
– Ну вот, поживете пока тут. А потом я заберу вас в дом, никто и не заметит.
– Спасибо, спасибо! Вы мой герой! Вы не только красивы, как бог, но еще и добры, находчивы, изобретательны!
– Да, я такой. И еще я отважный ловец мышей, – ухмыльнулся Тобиас в усы. – Но для завершения образа мне кое-что нужно! Вы не могли бы пожертвовать несколько ваших волосков?
– Сколько угодно!
Селестина выдернула пучок белых волосков и прилепила их к носу кота.
– Да, именно так! Пусть человеки думают, что я вас съел.



И Тобиас удалился в дом, а Селестина забилась в самый дальний уголок домика, свернулась в клубочек, удовлетворенно вздохнула и заснула глубоким сном. Путешествие в дамской сумочке далось ей нелегко – там было темно, неудобно и душно, хотя Селестина и прогрызла маленькую дырочку, чтобы дышать и смотреть. К тому же сумочка все время покачивалась и дергалась – к концу путешествия Селестину укачало так, что она даже не сделала попытки вылезти, когда хозяйка поставила сумочку на подзеркальный столик, а некоторое время отлеживалась на дне между косметичкой и очешником, беспомощно вытянув лапки и просунув нос в прогрызенную дырочку. Отлежавшись, она пробралась к выходу – хозяйка, к счастью, оставила сумку открытой, а то Селестине вряд ли бы удалось открыть изнутри створки сумки, которые защелкивались. Селестина быстро спустилась по ножке столика вниз и прошмыгнула в комнату, держась ближе к плинтусу. Она очень боялась, но старалась храбриться.
Остаток дня и все следующее утро Селестина присматривалась к обитателям дома, не в силах сообразить, сколько их всего, потому что вечером Мэми и Дэди принимали гостей. Присутствие кота стало неприятной неожиданностью для Селестины – конечно, в зоомагазине она имела дело с представителями семейства кошачьих, но то были маленькие котята, глупые и игривые. Такого огромного кота Селестина видела впервые, но, понаблюдав за ним, поняла, что он добродушен и ленив. А Тобиас даже не унюхал Селестину, потому что она вся пропиталась запахами, исходившими из косметички Мэми. Ночью Селестина почти не спала – переживала, даже поплакала немножко, вспоминая маму и зоомагазин, где было так привычно и уютно. Ах, если бы не удав! А тут, в большом и неизведанном мире, все казалось пугающим и странным.
Дом, в котором волею судьбы оказалась Селестина, был небольшой, двухэтажный. Располагался он на тенистой улочке в ряду точно таких же домиков, каждый из которых был окрашен в свой собственный цвет. Этот щеголял нежным оттенком «само» (цвет невыспавшегося лосося) и белым декором. Из чего сразу можно было сделать вывод: главная в доме – Мэми. Ее мужчины предпочли бы более брутальные цвета, но даже не заикались на эту тему. Дом справа был окрашен в ярко-бирюзовый, а слева – в лиловый.
Сад, о котором говорил Тобиас, располагался на заднем дворе. Дворик имел форму прямоугольника и был ограничен с одной стороны домом, а с трех других – заборами, отделяющими участок от соседних домов и от проезжей части. Уличный забор был из частой сетки, правый – каменный, левый – деревянный. Вдоль заборов стояли разнокалиберные керамические горшки с можжевельниками и цветами, на миниатюрных газонах росла зеленая трава, которую Мэми собственноручно подстригала ножницами, а в правом углу двора даже притулилось деревце – небольшая сакура.
В центре был устроен пруд, тоже прямоугольный. Его «берега» украшали заросли ирисов и осоки, а на воде колыхались листья и цветы кувшинок, между которыми плавали большие рыбы – разноцветные карпы кои. Рыб было всего пять, но они отличались такой пятнистостью и шустростью, что создавалось впечатление целых пятнадцати. Звали их так: Ван (белый с черными пятнами), Туу (красный с черными пятнами), Фрири (просто красный), Фофо (золотая с красными пятнами) и Файфи (красная с золотыми пятнами). Фофо – самая большая и самая старая, но не самая мудрая. Честно говоря, все они были глуповаты.
Тобиас часами лежал на деревянном бортике пруда, глядя на кувшинки и следя за передвижениями рыб. Он опускал вниз лапу, а то и лакал прохладную воду, вкусную, словно рыбный суп. Тогда карпы приплывали, таращили на него глаза, открывали круглые рты и даже высовывались наружу. Порой Тобиас трогал голову Фрири или Вана, а они хватали его лапу мокрыми мягкими губами. А то он сбрасывал в пруд немножко рыбьего корма, наблюдая, как закипала вода вокруг мельтешащих рыбьих тел. В последнее время это было его постоянное времяпрепровождение, потому что Тобиас пребывал в глубокой меланхолии. Дело в том, что в соседнем лиловом домике, что скрывался за деревянным забором, не так давно появилась кошка. Тобиас увидал ее в щель между досками и долго смотрел, прижимаясь к отверстию то одним, то другим глазом. Ах, как прекрасна была незнакомка! И как неприступна разделяющая их преграда…
В молодые годы Тобиас пытался прорваться за ограждения, но каменный забор оказался совершенно неодолимым, к тому же за ним жила мелкая, но злобная собачонка, связываться с которой не хотелось. Конечно, Тобиас легко мог взобраться по сетке, но хозяева предусмотрительно прикрепили наверху специальную анти-котовую планку, которая поворачивалась вокруг оси, как только кот цеплял ее лапой. Самым многообещающим выглядел забор деревянный, и Тобиас пару раз даже смог запрыгнуть на его верх и оглядеть окрестности. В то время ничего интересного у соседей не наблюдалось: даже рыбного прудика не было, один скучный газон и лиловые фиалки в горшках. Но с тех пор кот обленился и растолстел, а забор, похоже, каким-то неведомым образом сильно подрос в вышину. Поэтому Тобиас страдал, наблюдая свою тайную возлюбленную в щелочку.
Кокетливая кошечка давно заметила воздыхателя и специально принимала эффектные позы на газоне, так выгодно оттенявшем ее яркую красоту: сверкающие желтые глаза, округлая белая мордочка с рыжими «тенями» над глазами, темная шапочка на макушке, украшенная двумя рыжими пятнами, плюшевый белоснежный мех на всем тельце, а хвост – в рыжую и черную полоску. Ушки, тоже округлые, были слегка опущены книзу, что придавало кошечке чрезвычайно трогательный вид. Так что не зря Тобиас так страдал. Вот и сейчас Тобиас вышел из дома, повздыхал в щелочку забора, обошел пруд, потыкал лапой рыб, понюхал только что расцветший пион и устроился на деревянном кругляше, лежавшем рядом с домиком, в котором спала Селестина.
А Селестине снился ее родной зоомагазин: ряды клеток с мышами, крысами, хомяками, морскими свинками, кроликами, щенками и котятами; висячие клетки с попугайчиками и говорящими скворцами, террариумы с черепахами, ящерицами и прочими лягушками. Упаковки кормов, мисочки, игрушки, попонки и шлейки. И большая карта мира с изображениями животных, которые водятся в той или иной стране. Вот откуда Селестина знала про Сикоку, Кюсю, Хонсю и Хоккайдо! На японских островах обитали, судя по картинкам, медведи, соболя, горностаи, ласки, волки, лисицы, барсуки, енотовидные собаки, выдры, зайцы, макаки, антилопы и исполинские саламандры. И, конечно, мыши! Во сне Селестина как раз разглядывала изображение гигантской саламандры, стараясь не смотреть в дальний угол, где стояла большая витрина с удавом. Но тут ее насторожил какой-то странный звук – нечто среднее между щелканьем и щебетаньем. Она завертела головой, пытаясь определить, откуда он доносится… и проснулась. Звук доносился снаружи. Селестина осторожно выглянула и увидела Тобиаса. Он сидел, напряженно глядя куда-то вверх, и очень быстро клацал челюстями, издавая тот самый странный щебечущий звук.
– Тобиас! – воскликнула пораженная Селестина. – Что это вы такое делаете? Подражаете птичкам?
– Нет! – ответил слегка обескураженный Тобиас. – Это боевой клич! Он применяется при охоте на птиц. Вон, видите? Попугай!
«Наверно, предполагается, что птицы, услышав это щебетанье, умрут от умиления» – хихикнула про себя Селестина и посмотрела, куда указывал Тобиас: на деревянном заборе сидел голубь. Расцветкой он действительно напоминал попугая: нежно-зеленое тельце, головка желтовато-зеленая, а ближе к клюву совсем желтая. Крылья неопределенного серо-буро-малинового оттенка, а маховые перья – желтые в черную полоску. Лапки красные, клюв серебристы, а маленькие умные глазки – темно-сизые. Да, это был очень красивый голубь с упругим и чистым пером. И не простой, а японский! Он спокойно сидел на заборе и внимательно рассматривал Тобиаса, поворачивая голову то на один бок, то на другой.
– Привет, Питер! – закричала Селестина и помахала голубю лапкой. Голубь поклонился, взлетел и приземлился неподалеку от котового домика.
– Здравствуй, дорогая! – сказал он и снова поклонился. – Как твои дела? Мы все волнуемся! Этот господин тебя не обижает?
– Что ты, Питер! Он меня спас! Познакомься с Тобиасом. Тобиас, это Питер.
– Аммррм, – прокашлялся Тобиас. – Очень приятно. Друзья Селестины – мои друзья.
– Как там мама? – взволнованно спросила Селестина. – Передай ей, что у меня все в порядке!
– Мама, конечно, волнуется. Но она верит в свою девочку, как и все мы.
– Тобиас, Питер тоже из зоомагазина, – пояснила Селестина.
– Вернее, я живу при зоомагазине, – сказал Питер. – Однажды мне удалось покинуть клетку и вылететь в большой мир. Я многое повидал. Полетал в свое удовольствие по Европе. Потом вернулся сюда. Но честно признаюсь, мне не очень понравилось жить самостоятельно: столько опасностей! Да и годы давали о себе знать. К тому же местные голуби такие грубые и приземленные натуры, что я предпочел вернуться в зоомагазин, хотя и не дал себя поймать. Теперь я свободно перемещаюсь по магазину и его окрестностям, а владелец считает меня своим талисманом. Мама Селестины попросила меня присмотреть за девочкой, и я проследовал за дамой, в чьей сумочке она уехала. Таким образом я оказался здесь. Я вижу, что наша Селестина оказалась в обществе благородного джентльмена, и рад за нее.
Рассказывая, голубь расхаживал туда-сюда мелкими шажочками и то и дело кланялся. Тобиас следил за ним, с огромным трудом удерживаясь от клацанья и щебетанья, которое явно не пристало такому благородному джентльмену, как он.
– Ах, Питер такой умный! – благоговейно произнесла Селестина. – И так хорошо воспитан. Он обучал меня манерам и языкам. Правда, он великолепно говорит на кошачьем?
Тут только до Тобиаса дошло, что он понимает речь голубя, а ведь раньше ничего подобного не случалось: залетавшие в сад воробьи и дрозды только оглушали его своими невразумительными криками. Говорит на кошачьем, надо же!
– А какие еще языки вы знаете? – робко спросил он.
– Мышиный, крысиный (он немного отличается), собачий, лошадиный, – скромно перечислил Питер. – Все диалекты птичьего. В общем, языков пятнадцать, наверно. Ну, и несколько человеческих в том числе.
– А что, человеки говорят на разных языках?!
– Конечно. Я знаю английский, немецкий, итальянский. И свой родной – японский. Селестина оказалась очень хорошей ученицей! Она знает кошачий, собачий, несколько диалектов птичьего.
– И еще рыбий, – смущенно вставила Селестина.
– Конечно, как я мог забыть! – и Питер поклонился ей. – Ну что ж, мне пора. Я буду наведываться время от времени.
– Прилетайте почаще! – воскликнула Селестина. Глаза ее подозрительно блестели.
– Всегда рады гостям, – сказал Тобиас, глядя вслед улетающему голубю, который в полете еще больше напоминал попугая...
Tags: Сказочки, Тобиас и Селестина, Франсуаза я Саган
Subscribe

  • Исторический музей — начало

    В Историческом музее я была один раз, когда училась в школе, и не запомнила ничего, кроме бивней мамонта. Помню, когда случалось…

  • Книга Огненных Страниц

    "Книга Огненных Страниц" Макса Фрая единственная из 20 с лишним книжек этой серии, у которой я перечитываю только конец - когда…

  • Полночь в Париже

    Прекрасный фильм Вуди Аллена - "Полночь в Париже". Забавный и красивый - ах, Париж! Показали те места, по которым и я когда-то…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments