je_nny (je_nny) wrote,
je_nny
je_nny

Categories:

Новый роман - отрывок

Richard Gere
https://www.pinterest.ru/pin/389350330260118592/

В честь Ильина Дня - отрывок из нового, еще недописанного романа без названия, где есть персонаж с таким именем. Коллажа пока нет, иллюстраций мало набрала. Внешний облик Лины вижу ясно, даже есть ее фотография, украденная с чужой страницы в Фейсбуке, но не покажу - это реальный человек. Илья внешне - кто-то вроде молодого Ричарда Гира, но посимпатичней.
А вы знали, кстати, что второе имя Ричарда - Тиффани?! Теперь знаете )))

Илья Субботин - очень большой босс, Лина - его новый секретарь.
Сцена из третьей главы - "День рождения".
Год назад в день рождения Ильи погибла в автомобильной аварии его бывшая жена...


Лина втихомолку собирала прозвища, которые народ давал боссу: Лорд-Десница, просто Лорд, Железный Дровосек, Барон Суббота, а теперь еще и Малюта Скуратов. Вечером она осмелилась заглянуть к «Малюте»:

– Илья Константинович, я вам еще нужна?

Илья Константинович задумчиво на нее смотрел, и Лина с трудом удержалась, чтобы не проверить, все ли у нее в порядке с одеждой.

– Я могу идти домой?

Внезапно Илья ожил и спросил:

– Какие у вас планы на вечер?
– А что, мне придется задержаться? Ну, если надо…
– Может быть, поужинаете со мной?

Лина так изумилась, что даже слегка пошатнулась.

– У меня сегодня день рождения, – продолжил Илья, глядя в стол. – Как-то странно праздновать в одиночку, не находите?
– Да, странно. И совсем не праздновать – обидно. Конечно, я с удовольствием составлю вам компанию…
– Но?
– Нет-нет, все в порядке.
– Лина! Немедленно скажите, в чем проблема.
– Никаких проблем! Просто я по пятницам обычно езжу к сыну, он у моих родителей. Это ближнее Подмосковье. Добираться в Москву оттуда не очень удобно, поэтому я тут снимаю. Ничего страшного: я им позвоню и скажу, что приеду завтра.
– Где именно живут ваши родители?
– В Ясногорске.
– Хорошо, мой шофер потом вас туда отвезет.
– Спасибо…
– Еще что-то?
– Мне бы нужно заехать сначала к себе, забрать кое-что для сына!
– Заедете. Это все?
– Да.
– Тогда пошли, не будем терять время.



Илья сразу же пожалел о необдуманном предложении, которое, к тому же, создало массу сложностей и для Лины, и для него самого. Что она думает, интересно? Что босс сошел с ума? Или собрался за ней приударить? Но усевшись в машину, Илья решил: «Пусть думает, что угодно». Он знал, что не способен провести этот вечер в одиночестве – надо было, и правда, поехать к Долли. Ладно, он как-нибудь переживет изумление Лины, так и написанное у нее на лице. Лучше уж поужинать с ней, чем напиться в компании девушки по вызову. По дороге они молчали, и Лина физически ощущала окутывающую их неловкость: зачем Субботин ее пригласил, если явно не знает, как с ней обращаться?

В ресторане Лина почувствовала себя еще более неуютно: ее офисный костюм, купленный на первую зарплату, элегантный, но строгий, не слишком подходил к местной атмосфере. Но деваться было некуда. Зал ресторана напоминал дворец: колонны, золото, лепнина, хрустальные люстры, галантные сцены на шелковых обоях, темно-красные скатерти, зажженные свечи, розы в вазах; в центре круглого зала – белый рояль, а на небольшом подиуме – пара кресел и пюпитр с нотами. Через некоторое время подтянулись музыканты во фраках, которые весь вечер играли что-то изысканно-романтичное. «Красиво жить не запретишь!» – тихо пробормотала Лина, усаживаясь, и покосилась на Субботина. Он сосредоточенно изучал меню, с трудом сдерживая смех, потому что вдруг увидел ресторан глазами Лины: да, пафосно, ничего не скажешь! Илья выбрал это место случайно – самый центр, да и кормят неплохо, как ему помнилось: однажды угощал здесь инвесторов.

– Вы позволите мне заказать для вас? – спросил Илья, и Лина поняла: не хочет, чтобы она видела цены. – Что будем пить? Шампанское? Я сам, честно говоря, не очень люблю.
– Лучше вино.
– Возьмем красное. К мясу как раз. Или вы предпочли бы рыбу?
– Мясо – нормально.
– Так, что тут у них… Говядина по-китайски в соусе из черного перца, жаркое из ягненка, оленина по-монгольски, корейка ягненка с печеными овощами, японское мраморное мясо Кобе, бифштекс с фуа гра, трюфелем и спаржей…
– А можно вот это, которое с фуа гра! Всегда мечтала попробовать, – воскликнула Лина и мгновенно устыдилась: скромнее надо быть, скромнее. Но Илья и бровью не повел:
– Хорошо, а я тогда возьму рибай с перечным соусом. А трюфели вы пробовали?
– Нет, не довелось. Зато спаржа у нас на огороде растет.
– Да что вы?
– Аспарагус знаете? Такие пушистые игольчатые ветки, их еще в букеты добавляют. Это и есть спаржа. Только сорт не тот. У меня мама огородница, она выясняла.
– Надо же, я и не знал.
– А я не знала, что ананасы на грядках растут! Думала на пальмах, как кокосы.
– Пожалуй, для меня это тоже открытие.
– А бамбук это вообще трава, представляете? Семейство злаковых. Со страшной скоростью вырастает, чуть не метр в сутки. Вот бы посмотреть! Сесть рядом и наблюдать. Я так хотела бы побывать в бамбуковой роще. Говорят, бамбук поет на ветру…

Лина понимала, что Субботину вряд ли интересны эти ботанические откровения, которые она по дороге на работу вычитала в журнале, но не могла остановиться. Слишком уж невероятно было все происходящее: она с боссом в шикарном ресторане, собирается пробовать фуа гра с трюфелями, за ее спиной разливаются скрипка с виолончелью, а сам босс загадочно мерцает очками и чуть заметно улыбается, слушая Линин лепет.

– Я бы сказал, что бамбук звенит, – внезапно произнес босс. – Тихо и мелодично. Как ловушка для ветра.
– А вы слышали, да?
– Мне довелось там побывать. Бамбуковый лес Сагано. Это префектура Киото. Действительно, очень красивое зрелище и необычное впечатление.

Илья был в Японии полгода назад и специально поехал в Сагано, чтобы послушать бамбуковую музыку, которая, как сказал его психотерапевт, оказывает умиротворяющее воздействие и дает ощущение гармонии. Умиротворение и гармония так и не снизошли тогда на Субботина, а сейчас он вдруг поймал себя на мысли, что присутствие Лины, пожалуй, весьма поспособствовало бы умиротворению. И гармонии. Он даже сжал с силой кулак, чтобы отвлечься – настолько яркая картинка «умиротворения» предстала у него перед глазами. Тут, к счастью, подошел сомелье с заказанной бутылкой, и начались церемонии, на которые Лина смотрела широко открытыми глазами, а Илья старался не рассмеяться: уж очень выразительное лицо было у дамы. Бутылку торжественно продемонстрировали – Илья кивнул, потом не менее торжественно открыли и налили немного в бокал – Илья попробовал вино, проверил этикетку и оценил пробку. Наконец, вино разлили по бокалам, и Лина сказала:

– Можно, я произнесу тост?
– Давайте, – усмехнулся Илья.
– Я хочу выпить за настоящее. Мы не в силах изменить прошлое, над будущим тоже не властны. Все, что у нас есть – это мгновение между прошлым и будущим. Пусть оно будет прекрасным. С днем рождения!
– Спасибо. Что ж, это мгновение мне, пожалуй, нравится.

Ужин продолжался своим чередом, официанты суетились, позвякивали столовые приборы, приглушенно звучали голоса. Илья, забыв обо всех своих душевных терзаниях, с легким умилением наблюдал, как Лина удивляется, увидев поданный ей «натюрморт»: из лужицы оранжевого соуса, художественно размазанного по тарелке, островком выступал бифштекс с кружком паштета и лепестками тонко порезанного трюфеля, а рядом лежало несколько стебельков спаржи в панировке. Лина осторожно сняла вилкой один лепесток, попробовала и подняла брови. Илья радовался: так давно ему не приходилось ухаживать за женщиной! Не в том смысле, чтобы действительно ухаживать… Или в том? Он и сам не знал.

Музыканты вдруг заиграли «Либертанго» Астора Пьяццоллы – мелодия очень странно звучала в псевдо-рокайльном антураже ресторана, но удивительным образом подходила к происходящему между сотрапезниками, которые словно ходили кругами, то приближаясь, то отдаляясь. Илья невольно поёжился, а Лина подняла голову и посмотрела ему прямо в глаза – Субботин поспешно отвел взгляд и схватился за бокал. Отпил порядочный глоток и спросил:

– А что за имя – Виталина? Никогда раньше не слышал.
– Это мама придумала. Она у меня такая… романтическая особа. Ей показалось, что красиво. Как меня только не дразнили в школе: Гуталина, Витамина!
– С трудом представляю, что кто-то мог решиться на такое.
– Это в младших классах. Я была мелкая фитюлька, но дралась лихо, так что со временем отстали. Даже наоборот!
– Наоборот?
– Ну…

Лина усмехнулась, пожав плечами, и так взглянула на Илью, что он поспешно сменил тему разговора:

– А кто ваши родители по профессии?
– Папа слесарь шестого разряда, мама – старший бухгалтер.
– Романтически настроенный старший бухгалтер? Не знал, что такое возможно.
– Еще как возможно.
– А как зовут вашего сына? Ему ведь скоро в школу? – спросил он после очередного бокала.
– Павлик. Осенью пойдет. Я пока не определилась, как лучше: у нас в Ясногорске школы слабые, а устроить в московскую – это столько проблем! Да и накладно, если платно, а так и не возьмут, наверно. Он уже хорошо читает, хотя не особенно увлекается. Это мама постаралась, много с ним занималась. Меня-то он только по выходным видит: уезжаю рано, приезжаю поздно…
– А куда же делся его отец? – осторожно спросил Илья и быстро взглянул на Лину – вид у нее был напряженный. Она помолчала и ответила, не поднимая головы:
– Он погиб еще до рождения сына.
– Простите.
– Ничего. Уже семь лет прошло.

Десерт принесли очень вовремя, потому что Илья решительно не знал, о чем говорить дальше. Когда они с Линой добрались до машины, Илья сказал шоферу:

– Дима, сейчас мы едем к Лине, потом к ее родителям в Ясногорск, а потом меня отвезете.

Лина снова изумилась: зачем он хочет с ней ездить?

– Вы не против? – спросил Илья. – Решил немного покататься.
– Пожалуйста…

Как будто она могла сказать ему «нет»! Это была странная поездка. Если в начале вечера атмосфера в салоне лимузина казалась арктической, то сейчас явно припекало. В воздухе словно витала навязчивая и страстная мелодия «Либертанго» – кожу у обоих покалывало, как иголками. На подъезде к Ясногорску Лина вдруг вспомнила:

– Ой, у меня же есть для вас подарок!
– Подарок?!
– Да! Я знаю, что вы не велели, но это пустяк, детская открытка. Павлик нарисовал для вас. Да где же она…

Лина рылась в сумочке, а Илья смотрел на нее в полном потрясении:

– Ваш сын нарисовал для меня картинку?! Он что, знает о моем существовании?
– Конечно, я же рассказываю. Ему интересно, чем мама занята на работе. А, вот! Не судите строго, все от чистого сердца.

И Лина протянула Субботину листок плотной бумаги, сложенный пополам. Забирая открытку, Илья нечаянно коснулся пальцев Лины, и время остановилось, а потом обернулось вспять, и Илья снова оказался в тесном закутке лифта, ощутив тепло и тяжесть ее тела, аромат ее духов… Казалось, прошла вечность, но длилось это помрачение всего пару секунд. Лина сказала – и голос ее заметно дрожал:

– Пожалуй, требуются пояснения. Павлик нарисовал наше офисное здание, как он себе это представляет. Вот это – лифт. Он никогда еще не поднимался на лифте. Все канючит, чтобы я взяла его на работу. А это вы!
– На крыше?!
– Ну, вы же самый главный, должны быть выше всех. Там у дома еще машинки нарисованы.
– Машинки я опознал.
– А это сам Павлик с флажком. Вместо цветов. Он сказал, что мужчинам цветы не дарят, только девчонкам. Поэтому – флажок.
– Спасибо! Неожиданно, но трогательно. Лина, я очень благодарен вам. И Павлику. Вы спасли мой вечер. И слова он сам написал?
– Сам. Срисовывал, конечно. Очень старался.

На нижнем поле вилась надпись корявыми печатными буквами: «С днем рожденя!», причем буква «я» была повернута не в ту сторону. Некоторое время они ехали молча – Лина думала, что Субботин вроде бы действительно тронут, а Илью мучило любопытство: что же Лина рассказывает про него сыну?..



.
https://www.pinterest.ru/pin/390194755209464936/
Tags: Все у нас получится, Новый роман, Франсуаза я Саган
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments