je_nny (je_nny) wrote,
je_nny
je_nny

Categories:

Новый сборник - отрывки

collage 18-3
Книги 2018 года

Вполне вероятно, что последней книгой этого года станет сборник "Ловушка для бабочек"!
В него входят четыре новеллы: Свет мой; Вилла Мираколо; Призрак любви и, собственно, Ловушка для бабочек. Я специально собрала вместе все мистические истории, так что читатели встретятся со множеством тайн и загадок, и не для всех есть разгадки!
Вот, заинтриговала, как могла!

Итак, четыре маленьких отрывка из четырех новелл:

c03d8e38fc502a6434edd61095a933fe

СВЕТ МОЙ
(Начало)

Свет мой, смотри, у моей души
прямо по краю расходятся швы,
видишь, прорехи стынут.
Это так страшно – проснуться живым,
тело баюкать, склоняясь над ним,
мучиться, что отнимут…
Елена Касьян

В пять утра Наташа резко проснулась и села в постели, вцепившись руками в одеяло. Сердце колотилось где-то в горле: и приснится же такое! Она отдышалась, встала и босиком пошлепала на кухню. Выпила воды и подошла к окну – сначала рассеянно таращилась на привычный вид, а потом нахмурилась: еще вчера все было в снегу, а сегодня… Никакого снега – сухой асфальт! И светло не по времени… На ветках растущего под окном дерева явно набухли почки, а градусник и вовсе показывает что-то несусветное для начала марта: плюс семь градусов! Странно.

Она вернулась в комнату, оживила мобильник, на котором высветилось время и дата: «05:04» и… «8 апреля»! Как – апреля?! Не может быть! Наташа включила ноутбук, который показывал то же самое. Она некоторое время ошалело пялилась в экран, недоумевая: когда успело пройти столько времени. А главное – почему она этого не помнит? Куда подевался целый месяц ее жизни? Потом Наташа осознала, что «Рабочий стол» монитора тоже выглядит не как обычно: пустое голубое поле и всплывающая панель управления. А где все ее файлы и ярлыки? Где заставка с котиком? Посреди голубой пустыни монитора висел одинокий значок файла с названием «ПРОЧТИ!» Наташа дрожащей рукой навела курсор и открыла файл: «Если ты читаешь эти строки…»

Она дочитала до конца (текст был довольно большой) и прикусила губу, глядя в пространство: значит, это был не сон… Так вот почему она не помнит прошедший месяц… Потом Наташа протянула руку, взяла мобильник, открыла фотоальбом и проглядела несколько снимков одного и того же лица, показавшегося ей смутно знакомым. И снова принялась читать текст, теперь очень внимательно и сосредоточенно: «Если ты читаешь эти строки… Нет, не так. Если я читаю эти строки, значит – я вернулась…»



вилла мираколо

ВИЛЛА «МИРАКОЛО»
Прошлой ночью мне приснилось,
что я вернулась в Мандерли…
Дафна Дюморье «Ребекка»
Глава 1. Настя исчезает
(отрывок из середины главы)


...Почти сразу Настя почувствовала, что нравится Игнату, хотя он никак этого не показывал, просто слегка опекал и защищал, когда Дашка или Виталька развлекались за ее счет. Настю это немного тревожило – она вовсе не собиралась идти на поводу у подруги и заводить роман с Игнатом, пусть даже в отместку неверному Витальке. Но сейчас… Когда она сидит на обочине дороги, одна-одиношенька… Она была бы так рада Игнату!

И кстати, где, собственно, находится эта самая дорога, на обочине которой она сидит? Разработанный Настей план поездки уже давно полетел к чертям, карты у нее не было, да и чем могла помочь карта, если Настя не очень умела в ней разбираться, а название городка, из которого они выехали, забыла. И куда направлялись, не знала – пропустила мимо ушей, погруженная в свои переживания. Вообще-то ехали они в Перуджу, но Дашка захотела в Сиену и они отклонились от маршрута.
Немного остыв от внезапной ссоры в машине, из-за которой она и выпрыгнула на ходу, Настя стала надеяться, что ребята за ней вернутся – но минута шла за минутой, набежало уже чуть не полчаса, а никто и не думал возвращаться. Что же делать? Надо как-то выбираться отсюда! Хорошо еще, что деньги и документы при ней, в рюкзаке. Надо постараться попасть в Рим… А потом улететь домой… Но как? За все время мимо Насти проехал только один старенький грузовичок с какими-то бочками в кузове. Настя огляделась: с одной стороны дороги росли деревья с пышными кронами и высился склон холма, с другой простирались бесконечные виноградники. Никакого намека на жилье. До городка, откуда они сегодня уехали – далеко. Может, просто пойти вперед? Куда-нибудь дорога да выведет? Настя решительно встала, надела рюкзачок и двинулась в путь.

Она успела пройти километра полтора, как вдруг послышался звук приближающегося автомобиля, и открытая красная машина лихо пронеслась мимо – Настя замахала руками, голосуя. Машина, пролетев вперед, затормозила, потом сдала назад, и водитель распахнул перед Настей дверцу: «Prego». Это был доброжелательный мужчина средних лет – смуглый, усатый, черноволосый и черноглазый, в белом льняном костюме. Итальянец… А кого она хотела встретить в этой Тосканской глуши – русского? Нервно улыбнувшись, Настя села в машину: может, ничего страшного? Автомобиль явно дорогой, мужчина респектабельный, к тому же старый. Хотя все еще вполне привлекательный. И улыбается так приветливо! Вряд ли он окажется маньяком… При ближайшем рассмотрении выяснилось, что глаза у него вовсе не черные, а карие – теплого янтарного оттенка, а в волнистых волосах, завязанных сзади в хвост, полно седины. Когда он улыбался, показывая белоснежные зубы, на щеке появлялась ямочка. Но ни ямочка, ни слишком длинные ресницы нисколько не умаляли его мужественности: сильный, сдержанный, надежный, галантный. На шее блестела золотая цепочка с распятием, а на пальце – кольцо с печаткой, тоже золотое.
– Куда направляется юная синьорина? – ласково спросил респектабельный водитель.


Призрак любви

ПРИЗРАК ЛЮБВИ
Посвящается памяти Алана Рикмана

Часть 1. Кроличья нора
(конец главы)

– А что это за звуки вон там? – спросила Алиса.
– А это чудеса, – равнодушно пояснил Чеширский Кот.
– И что же они там делают?
– Как и положено, – Кот зевнул. – Случаются…
Льюис Кэрролл. Алиса в стране чудес

...
– А знаете, какой ваш фильм я увидела первым?
– «Призрак любви»?
– Нет! «Киднеппинг»! Брат тогда увлекался артхаусом…

Рик усмехнулся: «Да, похоже, я сам уже дошел до стадии артхауса».

– Брату не очень понравилось, сказал: «Действия маловато», а я с тех пор стала вашей фанаткой.
– Подожди… Ты что хочешь сказать… Все эти плакаты?!
– Ну да. Это были ваши постеры. К фильмам, спектаклям. Фотографии из журналов. С тринадцати лет собираю. Теперь уже виртуально.

Элис смущенно опустила голову, а Рик почувствовал, что у него мурашки побежали по телу: с тринадцати лет! До сих пор! Черт побери…

– Неужели ты все поняла в том странном фильме? – спросил он, внимательно глядя на Элис. – Наверно, отождествляла себя с похищенной девочкой?
– Возможно. В первый раз я мало что поняла. Но потом не раз пересматривала. И каждый раз надеялась, что он выживет. Этот парень, которого вы играли! Это была ваша первая роль в кино, да?
– Нет, тогда я снялся уже в парочке эпизодов. Но большая роль – первая. Хотя… Ее трудно назвать большой!

«Киднеппинг» был одним из трех фильмов, которые успел снять молодой многообещающий режиссер, прежде чем разбиться на крутом повороте: кроме кино, он еще обожал девушек, спортивные автомобили и крепкий виски. Все три фильма не имели никакого успеха, но со временем к ним все чаще стали обращаться кинокритики и кинолюбители: молодое дарование во многом предвосхитило развитие кинематографа, а некоторые даже считали, что гений Тарантино – прямое порождение «Киднеппинга». Фильм был странный, медленный, очень красивый, хотя и черно-белый: цвет возникал только в редкие моменты – например, красной была кровь убитого парня.

У персонажа даже не было имени – в титрах он так и значился: «Парень в белой рубашке». Но этот безымянный персонаж запомнился зрителям больше остальных, хотя Рик не видел тут никакой своей заслуги. Он практически ничего не играл, да и вряд ли смог бы в свои девятнадцать! Всего главных персонажей было четверо: парочка похитителей, девочка и парень, которого они привлекают, чтобы сделать козлом отпущения. Парень и похищенная девочка привязываются друг к другу, и когда парень понимает, что девочку все равно убьют, он решает ее спасти. Но в самый решающий момент один из преступников стреляет в него.

Сцена была решена очень жестко: выстрел, красное пятно на белой рубашке – и все. Никаких разговоров напоследок, никакой агонии. Фильм продолжается, а до финала еще далеко. И юная героиня, и зритель до самого конца ждут, что парень все-таки выжил. Как же так? Он оказался таким хорошим, хотел помочь – и вдруг мертв? Так внезапно, так непоправимо? Как в жизни. И в самом конце фильма уже взрослая героиня вдруг видит, что вдоль решетки парка бежит парень в белой рубашке – точно как в начале, когда ее похитили. Девушка бросается догонять, парень оглядывается… Конечно, это не он.

Рик задумался, вспоминая фильм и свою юность, и не замечал, как смотрит на него Элис. С тех пор он всего пару раз пересматривал «Киднеппинг», но помнил очень хорошо, и сейчас пытался увидеть своего персонажа глазами тринадцатилетней девочки.

– Не хотите еще вина? – тихо спросила Элис. – Или кофе?
– Нет, спасибо. А что ты делала в Лондоне? Когда сбежала из дома? – Рик повернулся к Элис, и она пожала плечами:
– Разное! Окончила колледж. Прибилась к дамскому журналу, писала потихоньку заметки и репортажи. И ходила на все ваши спектакли. Знаете, а ведь мы с вами один раз виделись!
– Правда? Когда же?
– Перед вашим отъездом в Америку. Я пыталась взять у вас интервью. Но не вышло. Вы меня выгнали.
– Выгнал? Вот мерзавец.
– Так что пришлось мне сочинить все интервью. Вышло вполне правдоподобно. А потом вы уехали в Америку, а я решила выйти замуж…

Элис вдруг вскочила и побежала к книжным полкам, порылась там и вернулась, протягивая Рику фотографию:

– Вот! Это мой бывший муж.

Рик посмотрел, и его брови удивленно поползли вверх:

– Господи… Неужели ты выбрала его только потому, что он похож на меня?!
– Наверно.
– Как жаль, что я совершенно тебя не помню!
– Не удивительно. Вы меня и видели-то минуты три от силы. Я тогда была коротко стриженая. Вот, отрастила зачем-то кудри, теперь мучаюсь.
– Очень красивые волосы! Не могла бы ты их распустить? Пожалуйста! – попросил Рик. Сердце у него колотилось, как сумасшедшее. Элис подняла руки, отцепила заколку и встряхнула волосами.
– Бог мой! Какое богатство! Словно золотое руно…

Рик протянул руку, чтобы потрогать рассыпавшиеся пряди, но не решился. Они сидели на лоскутном одеяле и нервно улыбались, глядя в глаза друг другу – оба ужасно волновались и не знали, что делать дальше. Наконец, Элис вздохнула и сказала:

– Знаешь, как это называется? То, что с нами происходит? Мамихлапинатапай!
– Что за мамихлапай?!
– Мамихлапинатапай! Это слово из языка народа, который живет на Огненной Земле. Оно означает то, чем мы сейчас с тобой занимаемся. Сидят два человека, смотрят друг на друга, оба хотят одного и того же, но каждый надеется, что другой сделает первый шаг.

Рик рассмеялся, потом притянул Элис к себе и обнял:

– Вот выдумщица… Мамихлапай какой-то придумала…
– Я замучилась ждать, когда ты уже решишься!
– Просто… я боюсь… тебя разочаровать.
– Это невозможно.
– Почему?
– Потому что ты точно такой, как я представляла.
– Неужели я настолько предсказуем?
– Так удиви меня! – прошептала Элис и они, наконец, поцеловались.

ловушка для бабочек

ЛОВУШКА ДЛЯ БАБОЧЕК
Желать стать любимым – значит желать принудить другого
все вновь и вновь создавать меня как условие своей свободы
Жан Поль Сартр

ЭЛИЗАБЕТ
(начало)
…на побережье Эгейского моря,
на острове Скирос,
дикие розы цветут
и дождей никогда не бывает…

Дождь льет с утра. Не очень холодно, но мокро. Слишком мокро. Слишком темно. Хочется туда, где светло и сухо. Он заходит в магазин – на двери робко звякает колокольчик. Крошечный магазинчик: книги, карандаши, ручки, журналы, еще что-то, мелкое и разноцветное. Сбоку узкая винтовая лестничка, ведущая наверх, в жилые комнаты хозяев.

Книги!
Он любит книги больше, чем женщин. Хотя женщины его тоже любят. Но не долго.
Он быстро утомляется. Ему скучно с женщинами.

Он высокий, носатый, слегка полный – чуть-чуть, совсем немного. Ему это идет. Придает основательности, надежности. У него красивые руки, длинные музыкальные пальцы, никогда не прикасавшиеся ни к струнам, ни к клавишам. Он филолог, славист. Специалист по русской литературе. Он приехал на конференцию – вот у него на пиджаке бирка: «D-r Dimitry Dorn». Имя изысканным курсивом выведено на белом фоне. Его забавляет это сочетание трех «D». Сам он предпочитает писать заглавное «Д» на русский манер. Напоминает домик. Ди-ми-трий – какое красивое имя! Вы грек? Почему-то все принимают его за грека, хотя в его внешности нет ничего греческого. Впрочем, ничего русского тоже, хотя он наполовину русский.

Димитрий находит несколько полок со старинными книгами. Букинистический отдел. Он гладит кожаные переплеты, ласкает их, листает ветхие страницы, вдыхает их слегка затхлый запах.
В сущности, он ужасно одинок.

По лестничке, стуча каблучками, спускается дама. Она невысокая, хрупкая. Подходит к стойке. Димитрий видит ее поразительно прямую спину. Как у балерины. Дама раздраженно выговаривает кому-то невидимому:

– Элизабет! Сколько раз можно повторять…

С ударением на «и» – «Элúзабет!» Ах, да! Там была девушка – бледное светловолосое создание. Он видел ее мельком, когда устремился к полкам с книгами. Наверно, девушка сказала женщине о посетителе, потому что дама начинает говорить тише. Димитрий не вслушивается в резкую речь. Ему все равно, что там говорит эта дама с прямой спиной. Но все же до него долетает кое-что:

– Элизабет! Запомни раз и навсегда: я не потреплю…

Господи, ну и грымза! Бедная Элизабет. Он представляет себе это бледное создание, похожее на мышку. Бедняга! Звякает колокольчик. Дама наконец уходит.

Давно пора в гостиницу. Он устал. Мечтает о горячем душе и о горячем чае. Димитрий прекрасно заваривает чай. Он не признает пакетиков и пьет чай из тонкого стакана с золотым ободком в серебряном подстаканнике. Как его дед. Никто больше так не пьет чай. Впрочем, подстаканник остался дома, не везти же было его с собой.

Димитрий нашел книгу и хочет ее купить. Ему немного неловко – он слышал, как дама ругала девушку. Поэтому он выходит не сразу. Он ждет, чтобы девушка успокоилась. В магазинчике тихо. Слышно, как барабанит дождь. Девушка вздыхает. В этом вздохе – все дождливые вечера от сотворения мира. Он осторожно выглядывает из-за полки. Девушка смотрит в окно. Черное окно. За окном – дождь и темнота. Нет ничего. Она смотрит тысячу лет в это окно. Он подходит к стойке, достает деньги:

– Я возьму эту книгу!

Девушка оборачивается. Димитрий чувствует мягкий толчок в сердце, мягкий, но сильный. Больно. Девушка удивительно красива. У нее нежная кожа, светлые волосы – как лунный свет, думает он. Длинная стройная шея. А глаза карие. Как темный янтарь. Это поразительно – карие глаза при светлых волосах, думает он. Но очень печальные. Глаза собаки, потерявшей хозяина. Он уходит под дождь и уносит с собой ее взгляд. Пройдя половину пути – Димитрий любит ходить пешком – он останавливается. Надо было пригласить ее выпить чаю, думает он. Или кофе. С пирожными. Всегда так. Всегда он упускает возможность. Но возвращаться не хочется. Дождь.


Tags: Вилла Мираколо, Ловушка для бабочек, Призрак любви, Сборник 2, Франсуаза я Саган
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments