je_nny (je_nny) wrote,
je_nny
je_nny

Categories:

Отрывки из романов. 3 - Я все равно тебя дождусь

cover1

Авторское название романа - "Всадник на берегу моря"
Ольга Аркадьевна и Лида


Лида не понимала, как вести себя: преувеличенной заботы Ольга Аркадьевна не потерпела бы, а делать вид, что ничего не происходит, тоже странно. Однажды вечером они вдруг разговорились, как прежде – Ольга Аркадьевна, не замеченная было Лидой, сидела в кресле на веранде, и Лида опять горестно поразилась ее бледности и худобе:
– Лидия, посидите со мной немножко. Как-то вы меня избегаете в последнее время.
– Я не специально! – Лида с волнением смотрела на Ольгу Аркадьевну и вдруг решилась:
– Я хотела вас попросить…
– О чем, дорогая?
– Мне очень хочется, чтобы вы ко мне на «ты» обращались! Но если для вас это неприемлемо, я пойму!
– Конечно! Иди ко мне! – Лида нагнулась, и Ольга Аркадьевна поцеловала ее в зарумянившуюся щеку. – Я очень рада, девочка, что ты есть в нашей с Марком жизни – ты и Илюша. Он так похож на Марка! Давно хотела сказать, да как-то все случая не представлялось: ты очень хорошая мать.
– Ну что вы, Ольга Аркадьевна! Я самая обычная.
– Нет-нет! Мне очень нравится, что ты с Илюшей… как это сказать… дружишь! Разговариваешь, как с взрослым.
– Ну, я просто старалась ничем не походить на собственную маму.
– Я понимаю. Илюше повезло больше, чем тебе. Боюсь, что и я не была Марку хорошей матерью…
– Да что вы, Ольга Аркадьевна! Этого просто не может быть! Я не думаю, что Марку есть на что жаловаться!



– Я слишком сильно любила его отца.
– Разве это плохо?!
– Слишком сильно. И подозреваю, что обделяла сына в пользу мужа. У Марка с отцом были… сложные отношения. Марк внешне – вылитый Коля, а по характеру он, конечно, мой сын. И то, что Колю во мне привлекало, в сыне его… раздражало. Марк – мальчик романтичный, тонко чувствующий. Господи, он же всех кошек подбирал, всех собак! Спокойно видеть не мог несчастных. А потом… наш Джулик погиб… прямо у Марка на глазах. Машина сбила. Марк так переживал, плакал. И кот пропал, тоже были страдания. Ночей не спал: где он, что с ним! «Никаких собак больше!» – отец сказал. Ругал меня: «Ни кошек, ни собак, раз так переживаете. Что за парня ты вырастила? Плачет, как девчонка!» А Марку всего-то десять было. Но больше не плакал, никогда. Держал фасон перед отцом. У Коли присказка была: «Ничто нас в жизни не может вышибить из седла! Такая вот поговорка у майора была». Это Константин Симонов, поэма «Сын артиллериста». Коля наизусть знал. Вот Марк и старался… держаться в седле.
Так вот оно что! – подумала Лида. А она-то удивлялась, почему у Шохиных никого нет, никакого зверья, а ведь Марк любит всякую живность, к нему так и тянутся собаки, кошки. И дети! И женщины – вздохнула она, вспомнив совсем недавнее явление очередных студенток, с которыми больше занимался Марк, чем Ольга Аркадьевна. Лида знала, как легко Марк находит общий язык с любой женщиной, и как быстро эта случайная женщина – продавщица, попутчица или контролерша в поезде – начинает с ним кокетничать. Лиде все время приходилось напоминать себе: не думай, что занимаешь какое-то особое место в жизни Марка! Просто он – такой. Она даже спросила как-то у матери:
– Как ты думаешь, что в нем особенного? Он что… очень сексуальный?
– Нет, это другое, – подумав, ответила мать. – Просто он любит женщин.
– Разве не все мужчины любят женщин? – удивилась Лида.
– Да что ты, милая моя! Знаешь, сколько среди них женоненавистников! Эгоистов! Использовать женщину и бросить, а то и унизить – как раз плюнуть, что ты! А Марк любит. И понимает. Он как-то умеет… Он разговаривает с женщиной так, как будто уже переспал с ней, понимаешь? А это действует очень сильно! Ты-то сама – как себя чувствуешь рядом с ним?
– Богиней! – ответила Лида, даже не успев подумать, и сама поразилась…
Ольга Аркадьевна с легкой улыбкой смотрела на задумавшуюся Лиду:
– И вот я размышляю о вас с Марком…
Лида напряглась: в последнее время она боялась услышать от Ольги Аркадьевны что-нибудь такое… прощально-напутственное, уж очень плохо та выглядела.
– Так странно: мы были семьей – Коля, я и Марк, а у нас никогда не получалось… быть вместе. Либо я и муж, либо я и сын. Коля с Марком никак не мог общего языка найти, никак. И боюсь, что я… чаще становилась на сторону мужа. А у вас это получается! Хотя вы живете отдельно друг от друга, когда вы все вместе – вы вместе. Илюша совершенно не страдает. Спасибо тебе, девочка.
– Мне кажется, это больше заслуга Марка. Ильке повезло с отцом.
– Да, верно. Он любит детей. Может быть, ему надо было стать педагогом – у него так хорошо получается с моими студентами! То, что Марк профессию художника выбрал, тоже не слишком Колю радовало – не мужское дело! Коля хотел, чтобы сын по его стопам… Но тут я Марка поддержала – понимала: не для него это занятие. А Марк в Строгановку легко поступил – с блеском. Он талантливый, очень. Но вечно не уверен в себе.
– Марк?!
– Да, Марк. И с женщинами ему никогда не везло…
Лида удивилась: это Марку-то не везло с женщинами?!
– Да-да! Он первый раз очень неудачно влюбился.
– В Александру?
– Нет, это еще до Саши было, в Строгановке. И девушка его отвергла. Марк страдал, потому что вышло как-то унизительно для него. Мол, кто он такой, чтобы в нее влюбляться? Как посмел? Она-то – дочь известного художника. Марк институт бросил, в армию ушел. Потом восстановился, доучился. Только ты уж не проговорись Марку, что я рассказала – об этом никто больше не знает!
– Конечно, ну что вы!
– Марк вообще очень влюбчивый был в юности. И каждый раз так очаровывался, придумывал что-то, а реального человека не видел. И он очень щедрый, понимаешь? А тут меру надо знать…
Ну да – чем меньше женщину мы любим, тем легче нравимся мы ей, подумала Лида, которая слушала все внимательнее. Надо же, а она воспринимала Марка совсем не так! Может быть, Ольга Аркадьевна обольщается, принимает желаемое за действительное?
– А Марк сразу – всю душу нараспашку. Потом мучился. Всегда переживал очень долго. А Саша… Мне никогда не нравилось это увлечение Марка: замужняя женщина! И сама Саша не слишком мне симпатична. Она вертела им, как хотела. Слава богу, Марк как-то смог из этого выбраться. Так что Александра – это кумир поверженный.
– Но все-таки – кумир?
– Это надо у Марка спросить, но мне кажется, что уже не столько кумир, сколько… экспонат. Историческая ценность. Вот ты – другое дело! Тебя не нужно поднимать ни на какие пьедесталы – ты и так выше всех, ты мать его сына.
– Ольга Аркадьевна, я прошу вас!
– Лидия, не волнуйся, я не скажу ничего такого! Я все понимаю, у вас своя жизнь, и вообще, это ваше с Марком дело. Просто… мне не так уж много осталось…
– Ольга Аркадьевна, ну что вы!
– Девочка, я совсем не боюсь, ведь там мы встретимся с Колей! Видишь, даже сейчас я больше думаю о муже. Но… я надеюсь… что ты… что вы с Илюшей всегда будете в жизни Марка, что бы ни случилось. Только и всего.
– Ну конечно! Как же иначе!
– Ты знаешь, я в последнее время много думаю, вспоминаю… Есть одна вещь, которая меня страшно мучает! Так странно, что какие-то незначительные происшествия… Даже не происшествия, просто несущественные мелочи – и вдруг с течением времени причиняют сильную боль! Можно, я расскажу тебе?
– Ольга Аркадьевна, конечно!
– Это давно было. Марк болел, и мы с ним весь день провели вместе. Я читала что-то вслух, когда Коля пришел. Его два дня дома не было, и я волновалась: такая опасная работа! Я услышала, что пришел, вскочила и побежала к нему. И вот мы обнялись, целуемся. И я краем глаза вижу, что в дверях стоит Марик – маленький, в пижамке фланелевой. Он худенький был, длинненький, но худенький. Ножки тонкие, ручки. Марик-комарик! Стоит и смотрит на нас, зайца плюшевого за уши держит. Такой заяц, любимый. Даже спал с ним. Постоял-постоял и ушел…
Ольга Аркадьевна прикрыла лицо рукой, а Лида схватила ее за другую руку, бледную и холодную:
– Ольга Аркадьевна, ну не надо, не переживайте так! Вам вредно!
– И ты знаешь, я сразу не сообразила! А потом вспомнила и думаю: что ж мы не обратили на него никакого внимания?! Коля не заметил, но я-то?! Его фигурка жалкая так и стоит у меня перед глазами – сгорбатился, как старичок, и побрел обратно, а заяц по полу волочится за ним… Господи! Мне до сих пор во сне снится!
Лида не выдержала и обняла Ольгу:
– Ну что вы! Да Марк этого и не помнит! Он же совсем маленький был! Сколько – три года, четыре? Конечно, он забыл давным-давно, а вы мучаетесь!
– Ты думаешь? А вдруг – помнит…
Лида смотрела с жалостью на горестное, постаревшее, но все еще прекрасное лицо Ольги Аркадьевны, на котором по-прежнему сияли «весенние» глаза, и думала: одни глаза и остались. Надо же, как будто свет льется из глаз! Неземной…



"Я все равно тебя дождусь" на Озоне:
https://www.ozon.ru/context/detail/id/136775850/

Tags: Всадник на берегу моря, Франсуаза я Саган
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Починка кимоно

    Evan Wilson Mending the Kimono

  • Мышка!

    Still life with Mouse (by 1638) by Georg Flegel (1566–1638)

  • Интервью

    Отвечаю на вопросы журналистки и писательницы Екатерины Шрейдер: «Пробуждать лучшие чувства и дарить надежду»: творческий путь…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments