je_nny (je_nny) wrote,
je_nny
je_nny

Четыре маленьких отрывка из четырех новелл Сборника

cover1__w6001

Сборник "Ловушка для бабочек"

Grace by Elisa Mazzone
1. Свет мой

...И только к следующей субботе Егора осенило, и он помчался на улицу Завьялова, ни на что особенно не надеясь. Сердце его так и оборвалось, когда он увидел в тренажерном зале знакомую хрупкую фигурку и взъерошенную голову – она здесь! Наташа отцепляла от себя страховку, а стоящий рядом длинный инструктор что-то ей говорил, наклонившись.
– Привет! – сказал Егор, став рядом.
Наташа оглянулась:
– Здравствуй.
Некоторое время они смотрели друг на друга, потом Наташа улыбнулась, и весь зал словно осветился. Егор невольно улыбнулся в ответ, хотя сильно волновался:
– Всю неделю тебя искал! Только сегодня догадался сюда прийти!
– А я всю неделю здесь. Каждый вечер. Знаешь, а мне понравилось! Совсем не так страшно, как я думала.
– В зале проще.
– Я понимаю.
Инструктор постоял, глядя на них, потом вздохнул и отошел – ни Наташа, ни Егор этого не заметили.
– Почему ты так стремительно сбежала тогда? – спросил Егор.
– Были причины.
– Я много думал все это время. О тебе. О нас. Понимаешь, оказалось, что ты мне нужна. Очень. Может, попробуем? Встречаться?
– Зачем я тебе нужна? Для секса?
– Нет! То есть – конечно! Но не только. Я имею в виду долгие отношения.
– Насколько долгие?
У Егора все внутри дрожало – он только надеялся, что это незаметно. Он сжал кулаки и глухо произнес:
– На всю жизнь.
– Почему именно я?
– Потому что… – Егор задумался, не зная, как объяснить.
– Ты что, жить без меня не можешь?
В интонации Наташи был какой-то горький вызов, и Егор нахмурился:
– Смогу, наверно… Но… Это будет совсем не та жизнь, что с тобой. Потому что ты – это ты. Потому что мне без тебя не интересно! Я понял, что вовсе не хочу быть по жизни free solo! Это неправильно. Нужно быть в связке. И со страховкой.
– А какая страховка?
– Любовь! – сказал Егор твердо.
– Ты уверен, что любишь меня? После одного раза?
– Уверен. И потом, у нас было больше, чем один раз!
Егор невольно ухмыльнулся. Он уже не так волновался, как в начале разговора, осознав: раз Наташа всю неделю ходила в тренажерный зал, значит он ей тоже небезразличен! Наташа покачала головой:
– Но ты же меня совсем не знаешь! И я тебя.
– Вот и узнаем. Мои родители поженились, когда им было девятнадцать. И до сих пор любят друг друга – после тридцати лет брака. Я всегда хотел для себя таких же отношений. А эти девушки, с которыми я встречался… Наверно, я просто не там искал. Хотя… Нашел именно там, где уже и не рассчитывал! Я ведь тоже случайно заглянул в тот бар. Давно там не был. Наверно, это судьба.
– Судьба…
Наташа серьезно смотрела на Егора. Они так и стояли посреди тренажерного зала, не замечая, что окружающие прислушиваются к их разговору, а кое-кто даже подошел поближе. Наташа вздохнула:
– Я должна тебе кое-что рассказать. Но сейчас не готова.
– Ты что, замужем?
– Нет!
– Не замужем, но у тебя ребенок?
– Нет…
– Надеюсь, у тебя нет никакой смертельной болезни?
– Нет, насколько мне известно.
– Ну, тогда остается только одно: ты инопланетянка?
Наташа невольно рассмеялась:
– Нет, что ты! Ладно, давай поговорим. Но не здесь.
И они оправились к Наташе домой...




вилла мираколо
2. Вилла Мираколо

...Она успела пройти километра полтора, как вдруг послышался звук приближающегося автомобиля, и открытая красная машина лихо пронеслась мимо – Настя замахала руками, голосуя. Машина, пролетев вперед, затормозила, потом сдала назад, и водитель распахнул перед Настей дверцу: «Prego».
Это был доброжелательный мужчина средних лет – смуглый, усатый, черноволосый и черноглазый, в белом льняном костюме. Итальянец… А кого она хотела встретить в этой Тосканской глуши – русского? Нервно улыбнувшись, Настя села в машину: может, ничего страшного? Автомобиль явно дорогой, мужчина респектабельный, к тому же старый. Хотя все еще вполне привлекательный. И улыбается так приветливо! Вряд ли он окажется маньяком… При ближайшем рассмотрении выяснилось, что глаза у него вовсе не черные, а карие – теплого янтарного оттенка, а в волнистых волосах, завязанных сзади в хвост, полно седины. Когда он улыбался, показывая белоснежные зубы, на щеке появлялась ямочка. Но ни ямочка, ни слишком длинные ресницы нисколько не умаляли его мужественности: сильный, сдержанный, надежный, галантный. На шее блестела золотая цепочка с распятием, а на пальце – кольцо с печаткой, тоже золотое.
– Куда направляется юная синьорина? – ласково спросил респектабельный водитель.
– Мне надо в Рим! Или хотя бы во Флоренцию! – выпалила Настя. Мужчина удивился:
– В Рим? Но это же очень далеко! И совсем в другую сторону. Да и Флоренция не близко. У вас какие-то проблемы?
Проблемы… Не то слово! Но как же она сможет объясниться, зная по-итальянски всего несколько фраз?
– А вы случайно не говорите по-английски?
– Конечно! – он свободно перешел на английский, и произношение у него, как с легкой завистью отметила Настя, было отменное. – Я владею французским, английским, немецким, испанским, португальским… арабским…
– А русским?
– К сожалению, нет! Синьорина – русская?
– Да! Я из Москвы! И мне надо срочно улететь домой!
Совершенно неожиданно для себя самой Настя вдруг рассказала ему все о крушении планов, о ревности и ссоре – он внимательно смотрел, заинтересованно слушал и явно сочувствовал.
– Бедная девочка, – задумчиво произнес он, поглаживая усы. – Что же нам с вами делать…
Настя с надеждой взглянула на незнакомца: странная вещь, но рядом с ним она чувствовала себя защищенной. Может, он придумает что-нибудь?
– Позвольте для начала представиться – Бруно Инганаморте, предприниматель, к вашим услугам.
– А я – Настя! Настя Куликова, студентка.
– Настя? Мне кажется, вам не очень подходит это имя – вы такая милая!
– А чем же Настя – плохое имя?
– Вы знаете, что означает «nasty»?
– А, ну да! Что-то неприятное, я помню! Настя – это сокращенное имя, полное – Анастасия.
– Как? – Бруно явно удивился. – Анастáзи?
– Анастасúя!
Некоторое время он смотрел на нее со странным выражением лица, потом сказал:
– Знаете, Настя, я, кажется, придумал, как нам поступить. Я, конечно, мог бы отвезти вас во Флоренцию, но признаюсь честно: я уже проделал большой путь и несколько устал. Так что я приглашаю вас к себе в гости – моя вилла в получасе езды. Вы отдохнете, а утром, на свежую голову, примете решение – может быть, к тому времени вы поймете, что погорячились, и вернетесь к своим друзьям. Я помогу их разыскать и сам вас отвезу. Как вам такой план?
Настя растерялась.
– Вилла очень красивая и древняя. Правда, со времен античности она несколько раз перестраивалась, но мозаика и фрески частично сохранились. Вокруг виллы – сад, слегка запущенный, но все еще прекрасный, там много роз. Вы будете в полной безопасности – вам не грозит ничего страшнее хорошего ужина и сытного завтрака. Моя Берта – прекрасная кулинарка.
– Это ваша жена? – осторожно спросила Настя.
– О, нет! – рассмеялся Бруно. – Это моя домоправительница! Берта и Карл при мне всю жизнь. Правда, с трудом говорят по-итальянски. Так толком и не выучились. Ну что? Решайтесь!
И Настя решилась. Ей вдруг представилось, как завтра утром она с шиком подъедет к ребятам на этой роскошной машине рядом с не менее роскошным Бруно – и ничего он не старый, лет… лет сорок, наверно? Или пятьдесят? Для Насти, которой только что исполнилось двадцать два, все мужчины старше тридцати пяти казались дряхлыми развалинами. А какое лицо будет у Дашки! И ничего Настя им не расскажет, а будет загадочно молчать всю дорогу – то-то Виталька взбесится! Пожалуй, только Игнату она бы рассказала о своем приключении…

Призрак любви
3. Призрак любви

...Рик внезапно заметил на каминной полке несколько фотографий в рамках. Элис с родителями, ее сестра с мужем, а это, похоже, ее брат – наверняка его дурацкая майка с доктором Хаусом. И маленький мальчик с мячом.
– Это ваш сын?
– Да. Это Дикки.
– Отчего он умер? – осторожно спросил Рик.
– Анафилактический шок. Аллергия на арахис. Откуда он взял этот орех, мы так и не знаем.
– Мне очень жаль!
– Вы знаете, на следующий день после похорон я проснулась и вдруг мне показалось, что ничего этого не было – ни замужества, ни Дикки! Мне 15 лет, я сейчас пойду в школу. Потом все вспомнила.
– Поэтому у вас с мужем разладилось?
– Нет. Разладилось гораздо раньше. А после этого… В общем, не срослось!
Они помолчали. Рик смотрел с состраданием на Элис, которая рассеянно вертела в руке мандаринку.
– Хотите, я что-нибудь… не знаю… прочту для вас? Или сыграю?
– Да! Можно – из «Сирано»?
– Вы видели? Да вы тогда еще не родились!
– Видела – и не один раз. И перестаньте, наконец, кокетничать своим возрастом! Мне, например, уже тридцать два.
– Никогда бы не подумал!
– Перестаньте.
– Ну, самое большее… тридцать один.
– Никак не поймешь, серьезно вы говорите или нет!
Элис кинулась в него мандарином, но Рик ловко поймал.
– По пятницам я всегда совершенно серьезен.
– А вы всегда… немножко играете, нет?
– Разве? Я вам кажусь таким… фальшивым?
– Но ведь любой из нас делает так же. Просто у вас лучше получается. Мы невольно пристраиваемся к другому человеку, играем разные роли – дочь, жена, сестра. Со своим редактором я совсем не такая, как с братом, к примеру! Или с вами.
– Утешаете?
– Нет. Я много об этом думала. Ведь в каждом человеке так много… Так много разных сущностей! Вирджиния Вульф хорошо это определила. Не помню дословно…
– И кто боится Вирждинии Вульф, – пробормотал он вполголоса.
– Как-то так: если у нас в мозгу одновременно… Одновременно тикает… Не помню, сколько… Много разных времен, то сколько же людей одновременно уживается в каждом из нас? Наши «я» нагромождены одно на другое, как тарелки в руках буфетчика – правда, здорово? Одно «я» появляется только во время дождя, другое… Другое – в комнате с зелеными шторами, третье – если ему посулить стаканчик винца…
«Да уж, это точно – подумал Рик, – если посулить стаканчик хорошего винца, любое из моих «я» тут же явится!»
– Как говорила Алиса, помните: просто не знаю, кто я сейчас такая. Нет, я, конечно, примерно знаю, кто такая я была утром, когда встала, но с тех пор я всё время то такая, то сякая – словом, какая-то не такая! И так трудно иногда понять, какая же я – настоящая. А вы?
– Я?
– Вы знаете, какой Ричард Аллен – настоящий?
– Боюсь, этого персонажа уже не существует...


ловушка для бабочек
4. Ловушка для бабочек

...Иногда Димитрий приглашает студентов домой, проводит семинар со своей группой, они занимаются в саду. Лиза печет много пирожных или большой торт, студенты всегда голодные, подает чай… Достоевский, розы… Не люблю я розы! Ты просто не умеешь их готовить. Достоевский, розы и пирожные – сегодня она сделала фруктовые со взбитыми сливками. Ничего себе жена у Дока, думают они. Они зовут его Док, она знает. Лет на двадцать моложе, думают они. Ты что, на двадцать – на все тридцать. Молодец, старикан! Она классная, и готовит классно, а ты думаешь, как она в постели? Классно? Платье у нее старушечье! Отстой! По-твоему, ей в джинсах ходить? А что? Классно бы смотрелась!
– Не могу не напомнить вам высказывание Ортега-и-Гассета: «Собственно говоря, желать чего-либо – это значит стремиться обладать им, причем под обладанием так или иначе понимается включение объекта в нашу жизненную сферу и превращение мало-помалу в часть нас самих. Именно поэтому желание умирает тотчас после того, как удовлетворено; обладание для него смерть. Напротив, любовь – это вечная неудовлетворенность». И, таким образом, мы приходим с вами к естественному выводу, что поступки, совершаемые героем в данных обстоятельствах, совершенно имманентны…
Имманентны… Лиза вздыхает и уходит в дом. Там прохладно. Кошки уходят за ней. Да, у нее же есть кошки! Белая Роуз и серо-лиловая Ирис. Они так и ходят за ней целый день – то туда, то сюда. Тоже присматривают. Лиза забывает о Димитрии, как только он закрывает за собою дверь. Одна! Она танцует в одиночестве, в просторной светлой комнате, ветер раздувает занавески, радужные блики, солнечные зайчики по стенам, хрустальный перезвон, аромат роз, музыка, что-нибудь из Моцарта, звуки, как солнечные льдинки…
Она кружится, кружится, кружится…
Я счастлива, счастлива, счастлива, счастливасчастливасчастлива…
Элизабет, прекрати! Всем давно уже ясно, как ты несчастна!..
Tags: Ловушка для бабочек, Сборник 2, Франсуаза я Саган
Subscribe

  • ...да скроется тьма!

    Александр Пушкин ВАКХИЧЕСКАЯ ПЕСНЯ Что смолкнул веселия глас? Раздайтесь, вакхальны припевы! Да здравствуют нежные девы И юные жены, любившие…

  • ...нас поток уж не несет

    Федор Тютчев Когда дряхлеющие силы Нам начинают изменять И мы должны, как старожилы, Пришельцам новым место дать,- Спаси тогда нас, добрый…

  • ...огонь, мерцающий в сосуде

    Николай Заболоцкий Некрасивая девочка Среди других играющих детей Она напоминает лягушонка. Заправлена в трусы худая рубашонка, Колечки…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments