je_nny (je_nny) wrote,
je_nny
je_nny

Categories:

Как мы ехали в деревню - 1988 год.

DSCN0290

Деревенские Дневники

Приехали мы в Мантурово в 5 утра, всю ночь почти не спали – вагон плацкартный, без конца пассажиры входили-выходили на разных станциях. Приехали мы в Мантурово – а билетов на Кологрив нет! Ни на 06.10, ни на 10.30! Потом над нами сжалились и дали дополнительный автобус на 10.35. Так что часа четыре – да что там, все пять! – просидели мы у вокзала.

Скука в этом Мантурове. Сидят бабки, торгуют всякой ерундой (помидоры – по 2 рубля!). Прогулялась я по улице Водопроводной – обнаружила два магазинчика, запертые огромными висячими замками, ларек армянских кооператоров с рисовыми козинаками и… тир! Тир был открыт с восьми утра.



Потом мы два часа ехали до Кологрива. В небе плыли удивительные облака – низкие, пуховые, они то собирались куполами, то тянулись стаями и каждый раз будто повторяли пейзаж внизу: поле с копнами и перелески. На все самолеты мы, конечно, опоздали, а катера не ходят – река сильно обмелела из-за жары. Нас научили ехать на автобусе до Колохты (1 час), а оттуда – на чем бог пошлет, там уже близко.

В ожидании четырехчасового автобуса мы маялись, терзаемые дурными предчувствиями – слишком много народу толпилось на площади, и все они, как уверяла нас одна бабка, непременно поедут в Колохту. Наши попытки уговорить кого-нибудь из местных автомобилистов отвезти нас успехом не увенчались. Оставалось только ждать и наблюдать местные нравы. Кологривцы – народ дружелюбный, беззлобный, любит ездить на мотоциклах, стоять в очередях и выражается исключительно на матерном наречии.

Мне, конечно, как всегда, приспичило, и я отправилась на поиски соответствующего заведения. Но – увы! Кологривцы не позаботились о нуждах проезжих путешественников. Я прошлась по улицам. На одном из деревянных двухэтажных домиков обнаружила мемориальную доску: «Здесь в 1908-1911 годах…» - дальнейшее скрывалось под слоями многолетней пыли. Впрочем, как раз под доской к стене были пристроены три каменные ступеньки, как бы приглашающие любого интересующегося подняться, смести пыль и узнать, наконец, что же там такое происходило в 1908-1911 годах? Но я не полезла.

Бредя дальше, я увидела пруд с утками, настолько заросший ряской, что казалось – декоративные утки врезаны в мраморную доску. Хотя – бывает ли зеленый мрамор?
За прудом среди дерев алел флаг. Справедливо рассудив: там, где флаг – там советское учреждение, а там, где советское учреждение – должно быть и заведение, ведь не станут ли служащие пользоваться услугами кустиков! Так и оказалось: искомое заведение я нашла, но в самом примитивном варианте - так странно было обнаружить на втором этаже, за серьезной, обитой дерматином с медными кнопками дверью два деревенских «очка»!

Кстати об очередях – в магазинчике на площади как раз продавали водку, что случалось не каждый день. Стояла страшная очередь, и все проезжающие машины сворачивали к водке, как притянутые магнитом. Потом все толпы народа, якобы собиравшиеся ехать в Колохту, рассредоточились по очередям - за хлебом, молоком и той же водкой, подъехал наш автобус, мы втиснулись и поехали… наконец, поехали в Колохту!

Поехали – это сказано слабо: мы помчались, понеслись, полетели! Вообще все местные шоферы, какой бы вид транспорта они не водили, начиная с мотоцикла и кончая трактором с прицепом, едут всегда с максимальной скоростью, несмотря на обычно чудовищное состояние дороги. Вот так мы и мчались, нас мотало и болтало, как в хороший шторм. С трудом держась на ногах – сесть нам не удалось – я смотрела в верхнее окно (по сгибу крыши) – там виднелось только синее небо с белесыми облаками. И небо, и облака были так низко, что автобус как бы летел в небе – такое возникало ощущение – летел на третьей космической скорости. Приземлились мы в Колохте.

Автобус ушел, народ разошелся, оставив нас с вещами посреди пыльной площади, засыпанной песком. В автобусе мы познакомились с двумя молодыми мужиками, которых должна была забрать машина – они пообещали нас подвезти. Попутчики были пьяны, явно отягощены уголовным прошлым, но дружелюбны и галантны настолько, что даже старались не употреблять мата, что доставляло им немалые сложности в разговоре.

Один из них вез какое-то устройство типа проигрывателя (за 500 рублей) и детали мотоцикла. Мотоцикл целиком ему купить не удалось – в Кологриве предложили за те же деньги из трех бракованных собрать один, он плюнул и уехал несолоно хлебавши. Всю дорогу они обмывали удавшиеся и неудавшиеся покупки портвейном. Последние капли они разделили с мотоциклистами, которые приехали вместо обещанной машины и забрали попутчиков с собой. А мы остались. Одни.

Вечерело. Прошло стадо коров. Прошли козы.

Аборигены проявляли к нам слабый интерес. Один – слегка поддатый – правда, так заинтересовался нашим обещанием бутылки за перевоз, что сел на мотоцикл и умчался искать лодку. Судя по всему – не нашел, ибо не вернулся никогда. Потом второй абориген – сравнительно трезвый – дал нам много хороших, сдобренных матом, советов и послал к местному начальнику. После долгих переговоров зять местного начальника согласился отвезти нас за 20 километров в нашу деревню.

Мы вчетвером – еще увязался приятель зятя местного начальника – забрались в кабину «бытовки».

Бытовка, кто не знает, это такая машина, сильно напоминающая газовую камеру на колесах, но с окошками.

И… тут я просто не знаю, что написать, ибо нет глагола, долженствующего передать наше перемещение во времени и пространстве!

Могу только сказать: теперь я точно знаю, как чувствует себя яйцо, взбиваемое в миксере.

Когда мы вырвались из леса на простор, то увидели в небе удивительное облако (странно, как я вообще могла что-нибудь заметить!): как будто все дневные облака кто-то долго мял, выкручивал, а потом завязал в огромный узел и так оставил в небе. И среди этого узла облаков – маленькое окошечко с радугой!

А вечером взошел из-за черного леса оранжевый месяц и в небе заиграли огромные сполохи на месте бывшего облака – северное сияние, решили мы...
Tags: Деревня, Неправильный глагол, Франсуаза я Саган
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments