je_nny (je_nny) wrote,
je_nny
je_nny

Category:

Как мы ехали в деревню - 1989 год

DSCN0287

Деревенские дневники

1989 год.
В воскресенье, 30 июля, мы выехали из Москвы. В машине ужасно тесно – задние окна заставлены многочисленными коробками и везде, куда ни ткнись, торчат сумки, рюкзаки, авоськи и прочие кульки.
Итак, мы едем!

Первая остановка – город Владимир. Остановились прямо в центре, около собора необыкновенной красоты. Шла служба, все пели. Женщины в платочках. Окают. Благолепие. Другой храм весь в каменной резьбе – какие-то мордочки и существа невиданные поддерживают собой тонкие колонки. Только было я расчувствовалась, как вдруг – нестройное пьяное пение. Видим, идет ватага парней в тельняшках – оказалось, сегодня День ВМФ.

Из Владимира поехали в Суздаль. Погуляли по городу. Новый аттракцион – катают на бричках по городу – 1 рубль с седока. Видели – каталась компания мужиков со стаканами медовухи в руках. Разгуляй! А медовухе этой цена – рупь сорок стакан, почти как коньяк!

Из Суздаля поехали мы в Иваново. В город заехали, а выехать – не можем! Ни в какую! Просто колдовство! Кружили, кружили по городу – насилу вырвались и покатили в сторону Костромы. Первое, что встретило нас на въезде – городская тюрьма, правда, так затейливо оформленная, что признать в ней такое суровое учреждение затруднительно.

В Костроме некий «Геня», музейный работник, начертал нам план дальнейшего передвижения в Заречье – весьма неразборчиво и непонятно. Завершалась записка так: «…четвертый дом с правой стороны левого порядка». К довершению фантасмагории на обороте записки, написанной на фотобумаге, угадывался чей-то карандашный силуэт – явно Гоголя: он посматривал на нас весьма ехидно. Ох, и проискали же мы «четвертый дом левого порядка»! Это Заречье оказалось таким крошечным поселком, что мы просто проскакивали его, не замечая!



Нас встретили три очаровательные старушки, совсем «из прежней жизни». Старушки трогательные, суетятся, едят творожок, молоком угощают, говорят исключительно о политике, а глазки такие восторженные, детские. Вечером пошли мы погулять – так одна побежала нас искать, забеспокоилась! Утром ходили купаться на залив Волги. Вода теплая, мягкая, как шелк! Река виднелась чуть вдалеке. Берега плоские, и проходящие пароходы кажутся плывущими прямо по лугу.

Наконец, добрались до Кологрива. Там у  знакомого взяли еще пару ящиков с чем-то. К этому времени бедная машинка уже и так напоминала Ноев ковчег, только вместо всякой твари – всякой клади по паре! Еще и в Мантурове подкупили всякой всячины. В ногах – пластмассовая канистра с водой и железный трос, а где-то в недрах барахла начала подтекать, страшно воняя, канистра с бензином. Так и поехали дальше. До Колохты шли мы вполне сносно и не только сами не застряли ни разу, а еще и вытащили из лужи какого-то странного человека с прицепом, полным груш, которые он вез продавать – куда, кому?

Дальше дело пошло хуже. Стали попадаться непроезжие лужи, и я, как единственный обладатель резиновых сапог, вылезала и храбро шла через лужу, увязая в грязи. Если я проходила – машина проезжала. Если нет – то приходилось объезжать по лесу, сваливая по ходу дела мешающие деревца. Так мы и ползли. Причем, дело осложнялось тем, что у Нивы только две передние двери. Вся операция шла таким манером: сначала вылезал Е., поднимал с полу рюкзак, клал его на сиденье, откидывал спинку, я вылезала, стараясь одновременно не наступить на канистру с водой, не стукнуться головой о крышу и коленкой о дверцу, затем вылезал К., повторяя мой путь. При обратной процедуре надо было еще разгрести вещи, чтобы сесть – двигались мы по ухабам, и поклажа наша постепенно оживала и все больше нас заваливала.
Почему мы с Е. не поменялись местами, чтобы не разводить таких церемоний – не понимаю до сих пор.

Дальше пошло еще интереснее! Дорога – совсем разъезжена тракторами и лесовозами, колея глубокая, и С. проявлял чудеса автовождения, лавируя по этой трассе: вправо, влево, вперед, назад и набок! И все больше пахло бензином. Кончилось все тем, что мы завязли. Стали откапываться – хорошо, в Мантурове как раз купили лопатки! К. и С. трудились, как два муравья, а Е., по-моему, больше кряхтел по своей хилости. В общем, пока я не навалилась на машину сзади всей своей массой, та с места не сдвинулась!

Через 20 минут завязли окончательно.

Самое обидное, что виден был уже просвет в чаще! Темнело. Зверели комары. Смирившись с неизбежным, мы все взяли по сумке и потащились пешком, бросив Ниву в лесу – грязные с ног до головы, искусанные комарами, усталые и голодные. С. и Е. резво рванули с места и скоро исчезли в сгущающихся сумерках, а мы с К. еще долго брели по раскисшей дороге, проклиная С., комаров, грязь, дорогу и все на свете…

Для довершения картины следует добавить, что все время нашего путешествия было наполнено разговорами о водке. Это существительное склонялось на все лады: «Есть водка? Нет водки? Купим водки! Выпьем водки!». Но все так и кончилось разговорами - выехали мы в воскресенье, ехали весь понедельник, а в эти дни, как выяснилось, ВОДКУ В РОССИЙСКИХ ПРЕДЕЛАХ НЕ ПРОДАЮТ. В одном месте, правда, была водка, но ОЧЕРЕДЬ! Длина этой очереди охладила разгоряченные души мужчин. Так и осталась «водка» понятием отвлеченным (и хорошо, замечу в скобках).

На следующий день машину вытащили с помощью проезжавшей вахтовки, С. подвел заляпанную по самую крышу Ниву к нашему крыльцу, и мы перетащили в дом все свои сумочки-коробочки...
Tags: Деревня, Неправильный глагол, Франсуаза я Саган
Subscribe

  • Осень под музыку Вивальди

  • Otto Marseus van Schrieck

    "Большую часть своей жизни художник Отто Марсеус ван Шрик (около 1620-1678 гг.) жил в пригороде Амстердама, в болотистой…

  • Прогулки с Nikon

    Сегодня вышла из дому в немыслимое для себя время - аж в половине десятого. Вот что значит каждый день бегать поутру на физиотерапию! Солнце…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments