je_nny (je_nny) wrote,
je_nny
je_nny

Созданные для любви - отрывок



В честь дня Св. Валентина - 12 отрывков из моих романов.
Отрывок четвертый - "Созданные для любви".

Елена и Павел:

...А вечером Кривцов зашел ко мне – мы выпили чаю и поболтали как старые друзья, даже перешли на «ты»: не то раньше я ошибалась на его счет, не то он сильно изменился. Похоже, что изменился: не пил ничего крепче чаю и не орал, как прежде, на съемочной площадке, хотя дела шли неважно – его молодая жена явно не годилась в главные героини. Я как-то, проходя мимо, посмотрела на съемочный процесс: да-а… Павлик был неимоверно терпелив со своей красоткой, а она злилась и фыркала. Увидев меня, оператор выразительно закатил глаза, а Кривцов не менее выразительно пожал плечами.
– Ужас, да? – спросил он, придя на чай – ежевечерние посиделки уже вошли у нас в привычку.
– Ну, почему ужас… Миленько.
– Вот-вот! Миленько! До чего я дошел! Думаешь, не понимаю, что актриса из нее, как из меня английская королева? Понимаю! Ты и то сыграла бы лучше!
– Не выдумывай! Я уж точно не актриса.
– Зато у тебя фактура! У тебя глаза какие – умные, живые, говорящие! А у моей козы только тушь на ресницах, и все: бе-е, ме-е!
– Павлик, так зачем ты женился на такой козе?!
– Ну, ты-то за меня не пошла!
– Да ты и не звал вообще-то.
– Не звал? Это я маху дал. А пошла бы?
– Смотря, как звал бы. Если так же, как Голливудом прельщал, то не пошла бы.
– Господи, каким же идиотом я был! Почему женился, говоришь… От одиночества. Жил-жил, бежал-бежал, потом бац: поскользнулся, упал, очнулся – гипс! В смысле – инфаркт. Чуть не помер, представляешь? Увидел небо в алмазах, да. А когда пришел в себя, огляделся: ба, пустыня вокруг! У нас ведь семья большая была, дружная. Все таланты, все эдакие Актёр Актёровичи. Один я в режиссуру отбился, и то со страху, что хуже всех буду, понимаешь? Столько родни было и вдруг – никого: эти померли, те уехали. Один как перст. Пятый десяток, семьи нет, детей нет. Зачем живу, непонятно. Ну и женился.
– Как – зачем живу?! А твои фильмы?!
– Фильмы… Да кому они нужны?! Ты тогда правильно сказала: не Феллини! Обидно, но верно.
– Паш, я тогда сгоряча ляпнула! У тебя замечательные фильмы, ну что ты! Ты великолепный режиссер!
– Ладно, не утешай меня. Думаешь, я счастлив это говно снимать? У меня такой гениальный сценарий есть, закачаешься! Нетленка! Но денег-то никто не даст на нетленку! А на это говно – пожалуйста. С моей козой в главной роли. Разведемся, наверно. Никаких сил на нее не хватает.
– Ну вот…
– Да не переживай ты! Другую найду. Не бойся, тебя сватать не буду.
– Что так?
– Да слишком ты, мать, умна. И строга. Мне кого попроще надо, чтобы в рот смотрела.
– Понятно.
А сама подумала: а не теми ли соображениями руководствовалась и я, когда из них двоих выбрала, кого попроще – Джуниора?! И, словно уловив мои мысли, Кривцов тут же заговорил о Пете:
– Послушай, а я правильно понял, что ты сама Лыткина бросила?
– Никто никого не бросал. Мы разошлись по взаимной договоренности, скажем так.
– Но замуж он тебя звал?
– Звал.
– Не пошла, стало быть…
– Паш, что ты пристал? Не могу я про Лыткина говорить.
– А я в гостях у него побывал. Перед съемками. Не хотел, честно говоря: пить я теперь не пью, что за удовольствие! Но потом интересно стало, как живет такой мильонэр, как Лыткин.
– И как?
– Да скушно. Выпендривался передо мной, хвалился, какой он крутой. Тоска. Жена у него… Эх, как я прав-то оказался! Помнишь, кричал тебе про доллары в зрачках, про жену-клушу? А ты обиделась.
– Помню. И что – на самом деле клуша?
– Скорей цыпленок. Кроткая такая. Жалкая.
– В рот смотрит?
Кривцов усмехнулся:
– Точно. Да, похоже, я от Лыткина недалеко ушел в этом вопросе.
Потом он вздохнул и сказал очень печальным тоном:
– Лен, я ведь все понимаю. Ты такая женщина…
– Царица Савская?
– Не надо, я серьезно. Я еще тогда думал: что она тут делает? Ты ведь в Москве училась? И почему не осталась?
– По семейным обстоятельствам. Паш, ведь это здесь я царица Савская, а в Москве таких, как я, по рублю пучок продают.
Он усмехнулся:
– Ну, не по рублю, подороже! Чёрт, что ж с тобой делать-то, а? Пропадешь ты в этой деревне!
– Не надо со мной ничего делать, ты что?! Я прекрасно живу, у меня все хорошо!
– Скажи, а сейчас вышла бы за меня? Только честно!
Я опустила голову. Что скрывать, такая мысль у меня промелькнула.
– Не любишь, а вышла бы. А говоришь – хорошо живешь. Думаешь, не знаю, почему? От одиночества. Ты тоже в пустыне. И еще – назло Лыткину.
– Я и Лыткина не любила.
– И что получилось? А я не такой крепкий, как Лыткин. С тобой ведь все по-настоящему будет, по-взрослому, понимаешь? На разрыв сердца. Не то, что с этими… козами киношными. Так что не стану замуж звать. Считай, что струсил. А то и помереть недолго, от страданий-то душевных! Я и сейчас на тебя смотрю, а сердце кровью обливается…
– Вот только ты меня не жалей!
Я вскочила и стала к окну, повернувшись спиной к Кривцову. Но он подошел и обнял меня:
– Прости! Прости меня, Елена Прекрасная…
Мы долго молчали, обнявшись. Потом он тихо попросил:
– Поцелуй меня. Один раз. Пожалуйста.
Я поцеловала.
Через три дня киногруппа уехала, и Павел Кривцов исчез из моей жизни навсегда.
Tags: Созданные для любви, Франсуаза я Саган
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments