je_nny (je_nny) wrote,
je_nny
je_nny

Category:

Отрывок из нового романа



Аттракцион неслыханной щедрости подошел к концу!
Последний отрывок ко дню Св. Валентина - из нового романа, который должен выйти в марте: "Только ты одна".

Мама Феди и отец Янки собираются пожениться.
А вот что происходит между Янкой и Федором:

Федя пришел и сначала не поверил своим глазам, решив, что ошибся этажом: ему открыла совершенно незнакомая девушка, маленькая и хрупкая. Она вся словно сияла – светлые волосы, яркие голубые глаза, лукавая улыбка, нежный румянец. И голос оказался тоже каким-то… сверкающим! Федя мгновенно вспомнил, как блестят на солнце тающие сосульки и звенит капель.
– Привет! Заходи! Ты на мотоцикле приехал? – спросила она, кивнув на шлем, который Федя держал в руках. – Папа говорил, у тебя мотоцикл классный. Покатаешь?
Только тут до Феди, наконец, дошло, кто это:
– Ты Янка? Дочка дяди Саши? – мама успела рассказать сыну кое-какие подробности.
Весь вечер он не сводил с Яны глаз, как зачарованный. Федор всегда нравился девчонкам, некоторые нравились ему, но Яна… Это было что-то особенное, ни на что прежнее не похожее. Те девчонки, с которыми Федя встречался, не требовали серьезного к себе отношения, да и сами они были весьма легкомысленными, воспринимая жизнь, как игру. Но если жизнь была игрой, то теперь Федя вышел на новый, самый сложный уровень. И переиграть его не удастся – жизнь всего одна. Федор был высок ростом и хорош собой, но все время чувствовал себя неуклюжим Хоббитом рядом с прекрасной Галадриэль, и невольно присматривался, пытаясь понять, не остроконечные ли у нее ушки? А что? Ей бы пошло!
Яна приехала на выходные, и все это время они практически не расставались. Федор заезжал за ней утром и привозил вечером. Где они только не побывали! Янка смеялась:
– Федь, я ж сама москвичка! Мне не надо достопримечательности показывать.
Но она и правда не знала той Москвы, дверь в которую приоткрыл Федор.
В субботу он свозил Яну в Крылатское:
– Как насчет того, чтобы полетать? Не боишься?
– Я ничего не боюсь! – гордо ответила Яна, но после полета в аэродинамической трубе все-таки выглядела слегка ошарашенной. Потом она потащила Федю на выставку Константина Коровина в Третьяковке, что на Крымском валу.
– Это тебе в отместку! – хитро сощурившись, сказала Янка и показала ему язык, дразнясь. Федор стоически таскался за Яной по выставочным залам, честно пытаясь вникать в ее восторженный лепет, но отвлекался, заглядываясь на разлетающиеся пряди золотистых волос, на горящие энтузиазмом глаза и нежный рот с маленькой родинкой – слева над верхней губой. Эта родинка просто сводила его с ума, а когда Яна вдруг взяла Федора за руку, он чуть не покачнулся.
– Хочешь, сходим куда-нибудь потусоваться? – спросил Федя, когда они вышли из стеклянной коробки выставочного зала. – Я знаю одно место, там и потанцевать можно. Правда, рановато, но можно пока покататься.
– Да ну! Я не очень люблю всякое такое. Я домашний зверек!
– Ты волшебный зверек…
Яна быстро взглянула на него и отвернулась, улыбаясь, а Федор вздохнул. За эти два дня он только и делал, что вздыхал. Даже говорил мало, хотя обычно, стараясь закадрить девушку, не затыкался. А сейчас словно ком в горле стоял. В воскресенье перед вокзалом он завез Яну к себе – хотел кое-что передать с ней питерским друзьям. Яна уважительно покачала головой, разглядывая квартиру:
– Ничего себе хоромы! И ты один тут живешь?
– Мама с дядей Сашей не захотели. Мама сама все оформляла, и ей теперь не очень тут комфортно, после развода.
– Сама?
– Ну, не буквально. Руководила, цвета выбирала, мебель покупала, расставляла все.
– Красиво получилось! У твоей мамы хороший вкус. И вообще она мне понравилась. Как думаешь, у них получится?
– Надеюсь.
– Я так хочу, чтобы папа был, наконец, счастлив! Слушай, а убирается тут кто? Тоже мама?
– Домработница приходит раз в неделю.
– И домработница! Да ты завидный жених: роскошная квартира, домработница, мотоцикл…
– Еще дача.
– Ну вот, еще и дача!
– Ладно, пойдем. А то на поезд опоздаешь.
– Федь, ты чего? Я же шучу!
Но Федя расстроился: неужели он на самом деле хотел поразить Янку этой роскошью? Стыд какой! Стоя на платформе, он беспомощно смотрел, как Яна перерывает рюкзак в поисках паспорта и билета. И это все? Сейчас она уедет? Надо было что-то немедленно сказать, сделать – но что?
– Яна…
– Ага, нашла! – воскликнула Янка. – Думала, потеряла. Ну ладно, Федь, пока! Еще увидимся! Здорово провели время, правда?
– Да, здорово. Ян, послушай…
– Не забуду я передать твой пакетик, не волнуйся!
Яна чмокнула его в щеку, запрыгнула в вагон и оттуда уже прокричала:
– Федька, ты классный! Не пропадай!



Поезд отъехал. Федя постоял в задумчивости и медленно пошел к метро. Эти два дня с Янкой были пронизаны солнечным светом, но вот Яна уехала и свет погас. И как теперь жить? Федор не спал ночь, вспоминая, как Яна сидела него за спиной на рычащем мотоцикле и крепко обнимала; как улыбалась ему над чашкой капучино, а потом вытирала салфеткой молочные «усы»; как схватила его за руку на выставке… Видел, как наяву, родинку над губой, тонкое запястье, на котором звенят узкие браслетики с висюльками; смешные тупоносые ботиночки, в которых ее щиколотки кажутся еще более стройными… Слышал ее звонкий голос и смех…
И все время повторял про себя ее имя: Яна, Янка, Яночка!
На следующий день он ей позвонил – надо же было узнать, как Яна добралась. Через день позвонил снова – узнать, передала ли его посылку. А в четверг взял и рванул в Петербург. Они договорились встретиться у памятника Екатерине, что перед Александринкой. Поезд пришел рано утром, времени до встречи было много, поэтому Федя от вокзала отправился пешком. Шел медленно, выпил по дороге кофе и, подумав, купил разноцветный букетик каких-то нежных и ярких цветов – ему показалось, они похожи на Яну. Он долго сидел на скамейке в «Катькином садике», разглядывая черную величественную Екатерину и прочих персонажей, восседающих у ее ног. Волновался, конечно.
– О, фрезии! – обрадовалась Яна. – Люблю их, спасибо!
В этот раз она не стала целовать Федю и выглядела какой-то напряженной, хотя и улыбалась.
– Яна, я хотел… – начал Федор, но она перебила:
– Я знаю. Еще в Москве поняла. Федя, ты замечательный! Просто супер! Но у меня есть парень и мы скоро поженимся. Мне надо было сразу сказать, но я не думала, что у тебя все так серьезно. Прости.
Федор молча смотрел на Яну. Потом улыбнулся, хотя это стоило ему неимоверных усилий, и произнес почти не дрогнувшим голосом:
– Ну что ты, это совсем не так серьезно. Ты мне понравилась, правда. Но раз ты не свободна, ничего не поделаешь. Спасибо, что сказала.
Он стойко выдержал Янкин испытующий взгляд, хотя внутри все дрожало и рвалось от горя.
– Но мы же останемся друзьями, правда? – осторожно спросила Яна.
– Да мы практически родственники. Всегда мечтал о сестре.
– А я о брате!
– Вот видишь, мы нашли друг друга.
Яна облегченно улыбнулась:
– Тогда, может, в кафе посидим?
– Не получится. Мне надо… по делам. Позвонили, пока тебя ждал. Придется съездить кое-куда. Так что – извини, в другой раз.
– Ладно…
Они мялись, не зная, как проститься. Наконец, Федор сказал:
– Можно, я тебя поцелую? Один раз. И больше никогда.
Яна чуть покраснела:
– Ну, если по-братски…
– Нет.
Взгляд его сделался жестким, и Яна, похолодев, подумала, что он похож на молодого волка, а вовсе не на медведя – отец рассказывал ей про Медвежонка и «Зайцу». Она так и не нашлась, что сказать. Федор решительно взял ее за плечи и поцеловал, очень не по-братски. Поцелуй длился целую вечность, потом Федор отстранился и быстро пошел прочь. Яна не сразу опомнилась – она поморгала, беспомощно улыбнулась, открыла было рот, чтобы позвать Федю, но так и не позвала. Постояла, глядя на его удаляющуюся спину, повернулась и побрела в другую сторону, выкинув в урну несчастные фрезии, которые сжала так сильно, что поломала.


Tags: Новый роман, Только ты одна, Франсуаза я Саган
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments