je_nny (je_nny) wrote,
je_nny
je_nny

Category:

Против течения - отрывок из романа


Jeremy Lipking

В честь Дня защиты детей - "детские" отрывки из романов
№ 2 - "Круги по воде", книга вторая - "Против течения"

Марина долго ничего не замечала, пока вдруг не обнаружила случайно дочку, заливающуюся слезами: они только что купали Совят, и все вроде бы было нормально.

– Муся! Что такое? Что случилось? – Марина присела к ней на кровать, но Муся зарыдала еще пуще и зарылась лицом в подушку. – Да что ж такое-то?! Мусенька?
– Ты меня совсем не любишь! – наконец разобрала Марина и растерялась:
– Как же не люблю, Мусенька?! Что ты, детка?
– Да-а, – Муся подняла залитое слезами лицо. – Ты никогда, никогда мне такие нежности не говоришь! А Совятам говоришь! Сюсюкаешься с ними! Целуешь! А нас с Ванькой только воспитываешь!
– Доченька! Но они же совсем маленькие! И с вами я нежничала, когда вы маленькими были!



А сама вдруг задумалась: а правда ли это?! Марина чувствовала, что на самом деле как-то «рассиропилась» с Совятами, а со старшими детьми и времени не было особенно сюсюкать… Марина обняла Мусю и поцеловала:

– Девочка моя маленькая! Ну, как же я тебя не люблю, что ты! Понимаешь, когда ты родилась, я совсем еще ничего не умела! Это вы с Ванечкой меня научили, как мамой быть.
– Как это?!
– Очень просто! Я училась вас понимать, заботиться, я очень старалась, правда. И всегда вас любила. Даже когда воспитывала. Как я могу вас не любить, когда вы оба мои кровиночки! И так на папу похожи! Ванька вон – вылитый отец! И у моей девочки папины глаза, любимые!
Муся прижалась к ней потесней:
– Мамочка! От тебя молоком пахнет…
– Я же кормлю, вот и пахнет. И тебя кормила, когда ты маленькая была, и Ваню. Ты такой крошечной родилась – папа даже боялся тебя на руки брать.
– Почему боялся?!
– А вдруг что-нибудь повредит нечаянно у такой крошки. Котёнок! Помнишь, как он тебя называл?

Муся заулыбалась:

– Помню! – но потом сникла. – Мама, а эта Рита… Она что, всегда будет с нами жить?
– Не нравится она тебе, да?
– Не-а! Она противная!

Марина вздохнула:

– Да, не очень приятная, правда. Давай мы попробуем ее пожалеть, а? У нее не очень легкая жизнь была. Ты-то под папиным крылом росла, вся в любви, а Рите такого не досталось. Папа Риту очень любил, но… Ему пришлось от них уйти. Да и мама Ритина… Она совсем на меня не похожа. Вот Рита и выросла, как бабушка говорит, сорняком придорожным.
– Мам, а почему так получилось? Что папа от них ушел? Из-за тебя? Он в тебя влюбился, да?
– Не совсем так. Это очень сложно все, постарше будешь, я расскажу.
– Я и сейчас пойму!
– Мусенька, это папина история, надо у него спросить.
– Он не расскажет! Мам, а как вы с папой поняли, что…
– Что любим друг друга?
– Ну да!
– Не знаю. Посмотрели друг другу в глаза, и поняли.
– Я тоже так хочу! Чтобы взглянуть в глаза – и на всю жизнь!
– Только смотри внимательней, а то вдруг обознаешься.
– Мам, а вот Стёпик! Он тоже нам не родной, а… такой родной, правда?
– Стёпика ты любишь, да?

Муся покраснела.

– Ничего, ничего! Разве его можно не любить! Когда я Стёпика первый раз увидела, ему годика два, наверно, было. Такой милый! Я почему-то сразу к нему привязалась…
Марина даже заплакала, вспомнив, а Муся кинулась ее целовать. Действительно, Марина все время вспоминала маленького черного мальчика, такого одинокого в огромном роскошном доме Свешниковых. Каждый раз, бывая у Валерии, она старалась повидаться со Стёпиком, и он тянулся к ней. «Он дитя моего сердца, – думала Марина, – мой первенец!» И ей самой было странно, что совершенно чужой ребенок занял такую часть ее души: хотя Марина искренне говорила Мусе, что всех детей любит одинаково, это было не совсем так. Одинаково сильно – да! Но каждый из ее детей затрагивал особые стороны души, и материнская любовь к Мусе, Ване, Стивену, Совятам и Лёсику словно имела свой неуловимый оттенок, для Марины вполне очевидный.

Муся от рождения была папиной дочкой – Леший ее обожал, и Марине было странно, что просто купающаяся в отцовской любви Муся страдает, как оказалось, от недостаточного материнского внимания. Ванька всегда был бабушкиным внуком – вылитый Лёшка, умилялась та, весь в отца. Совята оказались так крепко замкнуты друг на друга, что гораздо меньше зависели от Марины. Зато Стивен был весь настроен на Марину и понимал ее лучше остальных детей, а иной раз даже лучше Лешего.

Рита… Ее Марина не воспринимала, как собственного ребенка, и ничего не могла с этим поделать, как ни винила себя. Рита была целиком Лёшкина, а когда жила у Злотниковых перед Америкой, Марина сознательно старалась отстраняться, чтобы девочка не привязалась к ней слишком сильно – все равно придется расставаться, как ей тогда казалось, навсегда. Сейчас же у нее просто не было на Риту ни сил, ни времени, да и Лёшка очень болезненно воспринимал все Маринины попытки как-то помочь ему с дочерью: «Это мой крест!»

И только маленький Алеша, Лёсик… Это была Маринина боль. Он вызывал у нее очень сильные чувства – сильнее даже, чем в свое время Стёпик. Может, потому что она кормила его своим молоком. А может потому, что он был необычным ребенком, и это отмечали все: маленький не по возрасту, очень серьезный, он так смотрел на всех своими удивительными светлыми глазами, что становилось не по себе, как будто этот младенец знает что-то такое, что недоступно взрослым…

После разговора с Мусей Марина долго переживала, что недодала старшим детям любви и нежности, и даже спросила у Лёшки:

– Как ты думаешь, я хорошая мать?
– Ну, если ты плохая, то не знаю, кто и хороший!
– А я не слишком сдержанная?
– Что не квохчешь над ними? И правильно. Марин, не выдумывай! Они растут в любви, это главное. Мне Толя знаешь, что сказал? Вы, говорит, просто за столом сидите и разговариваете, а между вами любовь течет, как теплое молоко!

Марина все-таки – на всякий случай! – слегка «повысила градус» в отношениях со старшими детьми. Правда, это скоро превратилось в своеобразную игру – стоило Мусе чуть закапризничать, как Марина говорила, улыбаясь: «Кто моя любимая маленькая девочка?» – и Муся, краснея, смеялась: «Ну, ма-ама!». А Ванька только удивлялся и спрашивал у сестры: «Мусь, чего это с матерью?»
Tags: Круги по воде, Франсуаза я Саган
Subscribe

  • Друг детства — отрывок

    В честь Всемирного Дня Поцелуя - отрывок из романа "Друг детства". Сашка Сорокин возвращается из Крыма и спешит увидеть Лялю - им…

  • Птицелов

    Этим стулом мастер Гамбс начинает новую партию мебели! 🙂 В рамках борьбы с собственным затянувшимся творческим кризисом решила опубликовать…

  • (no subject)

    photographic art by Katia Chauseva Думаю: какая я все-таки молодец, что смогла в свое время освоить психологическую технику Скарлетт О`Хара -…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments