je_nny (je_nny) wrote,
je_nny
je_nny

Category:

Кошчьи истории - 2


Художник Stephanie Manchipp

Продолжение кошачьих историй в честь Международного дня кошек!
В саге "Круги по воде" есть кошка в первой книге - "К другому берегу" и в третьей - "Омуты и отмели":


К другому берегу:

Леший пошел, покачиваясь, к любимой березе, подышать. А там Марина, на звезды смотрит. С кошкой разговаривает – издали услышал:
– Ах ты, кошка! Ах, какая ты ко-ошка! Ты такая смешная! Разве ты кошка? Ты енот какой-то. Ишь ты, лапки у тебя черные, прям танцовщица из Мулен-Руж. И пяточки черные! Давай ты со мной поедешь, а, кошка? Ведь не поедешь? Не поедешь…
Обиделся – с кошкой разговаривает, а с ним – ни словечка! Кошка, понимаешь…
– Кто там?!
– Это я.
– Леший!
Подошел, сел рядом.
– А где кошка?
– Убежала, забоялась.
– Меня… забоялась?! Кошка! Моя же кошка… меня… предательница! Как все вы! Ба-абы!
– Лёша, да что с тобой? Ты напился что ли?
– А что со мной? Со мной все нормально. А с тобой вот что? Ты забыла меня?
– А ты меня – не забыл разве? Пойду-ка я.
– Нет, подожди! Посиди. Ты что… Ты со мной совсем… говорить не хочешь?!
– Ну, давай поговорим. Ты давно здесь?
– Где?
– В деревне!
– А-а… Третий год… Или второй? Забыл.
– Как третий-второй? Ты что, все время здесь живешь что ли?
– Ну да. Почти. То приеду, то уеду. Туда-сюда. Мотаюсь как это… как его… в проруби.
– А… семья?
– Семья! Нету никакой семьи. Кошка и все.
– Ты что… ты – ушел?!
– Я ушел? Я ушел. Я от бабушки ушел, я от дедушки ушел! Ушел. Да. Развелся.
– Почему?
– Почему-у… А вот это ты мне скажи – почему?!
– Я – скажи?!
– Ну да! Ты – скажи! Ты же баба – вот и скажи, почему это вы так можете! Почему это так вот можно при живом муже… а?!
– Она тебе что – изменила?
– Ну да, да, да! Сука…
– Подожди… как же это?
– Это вот ты мне и скажи – как?! Как это можно – от одного беременна, за другого замуж, с третьим переспать, а?!
– Я не знаю.
– А что ты знаешь? Как с женатым гулять – это ты знаешь?
– Это я знаю.
– А-а! А про жену его – ты думала?! Ей каково было, а?! Как это можно…
– Не думала. Я пошла.
– Коне-ечно… С горочки-то кататься – одно, а саночки возить – другое! А теперь вот… Скорбь мировую изобража-аешь…
– Ты! Знаешь что! Пошел ты!
И растворилась в темноте. А он остался – сидел, бормотал что-то сам себе, то кошку звал, то кричал в темноту: «Марина-а!»

...

...ты знаешь, кошка со мной на этюды ходит! Я сначала думал – случайно. Потом смотрю – нет. Бежит за мной, деловая такая. Потом я работаю, а она вокруг лазает. Или придет, у ног ляжет, смотрит. Ну, говорю, как тебе? Понюхает, фыркнет! Смешная…
– Надо же!

...

К ночи Леший вдруг вспомнил:
– Смотри-ка, а кошка так и не объявилась! Раньше всегда приходила, не сразу, но приходила.
– А я думала, может, забрать ее с собой? Или не захочет?
– Да как ее довезешь, ты что!
– А в корзинке? Сверху – тряпочкой завязать! И дышать можно, и в дырочки смотреть…
– Ага, так она и станет тебе в дырочки смотреть! Марин, ну ты только представь – катер, автобус, поезд, метро. Да она от страха сдохнет по дороге!
– Жалко! Такая кошка смешная! Мне ее не хватало.
– Да мне тоже жалко, а что делать! Она раньше так переживала, когда я уезжал – провожала, бежала за мной до воды. Когда возвращался, она первые дни все время бегала проверять – здесь я или нет. А потом я стал ее к тете Маше относить, и она поняла: раз в тот дом несут, значит, хозяина долго не будет. И мисочку ее убирал. Если ненадолго куда уходил, оставлял, чтобы знала – скоро буду.
– Надо же, какие у вас сложные отношения!
– Что ты!..

Утром уходили и оглядывались на дом, на деревню. Кошку высматривали. Увидели, когда уже катер пришел:
– Лёш, вон она!
Сидит наверху на склоне, хвостом лапки обвила.
– Кис-кис! Кошка! Иди сюда!
Нет, не идет. Сидит, смотрит важно.
– Ну, тогда – прощай!
Отплыли. Кошка привстала столбиком, посмотрела вслед катеру, потом спустилась к воде, понюхала, полакала быстрым язычком и пошла вдоль кромки, высматривая мелкую рыбешку. Хотя какая рыбешка – вода ледяная.

Омуты и отмели:

Эпилог:


Художник Léonard Tsuguharu FOUJITA

В большой кухне все еще не достроенного дома Свешниковых Юлечка, Маргоша, Фрося и Татьяна Кондратьева уже что-то резали, жарили и запекали, готовясь к празднику – то хохотали между делом, то вдруг принимались петь в четыре голоса: «Вот кто-то с горочки спустился-а…». С горочки к речке спускался Анатолий – в одних трусах и с полотенцем на шее, а за ним бежал, подскакивая и задрав хвост, пушистый полосатый котенок с черными лапками. Анатолий останавливался и хлопал в ладоши, прогоняя котенка домой, а тот отступал, но, стоило Толе отвернуться, снова бежал за ним.
– Ах ты, поросенок! – Анатолий, кряхтя, нагнулся, подхватил котенка и поднял к лицу. – Куда это ты намылился, а?
Вернулся и через окошко посадил котенка на терраску, заглянув по дороге в кухню, где смеявшиеся чему-то женщины тут же испуганно притихли, а Анатолий ухмыльнулся: ему нравилось, что они его боятся. Но Фрося не боялась – она высунулась в окошко и поцеловала Анатолия, обняв за шею и вымазав ему мукой все плечи...

Tags: Круги по воде, Франсуаза я Саган, кошачьи истории
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments