je_nny (je_nny) wrote,
je_nny
je_nny

Category:

Омуты и отмели - отрывок



Очередной "мистический" отрывок из романа "Омуты и отмели" - третья книга саги "Круги по воде". Долго думала, что именно выбрать - там есть из чего выбирать! И взяла одну из самых трагических сцен саги. Персонажей там много, все они живут в дальней деревне, окруженной лесами. Это лето 2010 года - жара, засуха, бушуют пожары. Героям удалось отстоять свою деревню, но...



Потом, когда всё закончилось, никто из них не смог восстановить в памяти полную картину происходящего – всё распадалось на множество фрагментов, разрозненных кусочков, не совпадающих пазлов: Анатолий и Лёшка со шлангами, из которых хлещут тугие струи воды; Семёныч и Митя, растаскивающие головешки сарая; Кира, плещущая из ведра на Ваньку, у которого задымились вдруг джинсы; испуганная Иллария на крыльце дома Анатолия; мокрый с ног до головы Аркаша, с трудом удерживающий шланг; Муся, мечущаяся по берегу за вырвавшимся таки на свободу Кузей – под истерическое блеяние перепуганных коз и лай охрипшего Шарика…

Марина напряженно следила за происходящим и особенно пристально за Алексеем: она словно все время держала его за руку, проверяя пульс. И за Кирой, но та держала слово и не приближалась к Лёшке, даже не попадала в поле его зрения, зато все время лезла в самые опасные места, словно нарочно. А может, и правда – нарочно?! Один раз Марина даже придержала ее силой и уловила вспышку ярости: «Оставь меня!»

Сколько это длилось? Несколько часов? Несколько суток? Время словно остановилось – оно не имело значения, важен был только огонь, который постепенно стал уставать. Только тогда и люди почувствовали, что смертельно устали. Они замерли, боясь поверить, что все самое страшное позади – неужели выстояли?! В лесу еще что-то вспыхивало, взметая снопы искр, что-то рушилось с грохотом, но главный огонь иссяк, задохнувшись. Черные от копоти, потные, все в ожогах и ссадинах, они тяжело дышали и сами постепенно остывали, как облитые водой головешки. Марина огляделась – ну что ж, все могло быть и хуже! Сгорела пара сараев, верхняя башенка на тереме – туда не доставала вода из шланга. И часть дома Марфы, как ни старались мужики, спасти не удалось.

– Да-а, – сказал Семен Семёныч, хлопая себя по карманам – во рту у него торчала неведомо откуда взявшаяся сигаретка. – Да-а… Мужики, огоньку нету ни у кого?
– Чего тебе?! – спросил Толя и захохотал. – Огоньку?!
– Ну, прикурить… Огоньку бы…
– Тебе огня мало было?! – Леший тоже засмеялся, за ним и остальные, только Семен Семёныч все не понимал и часто моргал обожженными ресницами – глаза на закопченной физиономии светились, как два голубых окошка. Они хохотали до слез, не в силах остановиться, наконец, засмеялся и сам Семёныч, да так, что сел на землю и замахал руками: «Огоньку… мало… ах-ха-ха-ха!»

– Лёшка-а! – вдруг страшно закричала Марина, и, обернувшись на ее крик, все увидели, как медленно, медленно клонится на бок Алексей, к нему бежит со всех ног Марина, и он падает ей на руки, а улыбка еще живет на его мертвом лице… Рванув рубашку, Марина опустила обе руки ему на грудь и ударила всей своей силой, запуская остановившееся сердце – Леший дернулся, как от удара током, и сердце пошло – нехотя, запинаясь, то торопясь, то замедляя свой ход. Марина села рядом, держа одну руку у него на груди, а другой прижимала к своему сердцу руку Алексея, и кричала, кричала сорванным хриплым голосом:
– Лёша! Лёша! Лёша! Не уходи! Лёша, не уходи, Лёша, Лёша…

Потом подняла голову:
– Толя? Ты где? Толя!
– Я здесь! – Анатолий встал так, чтобы Марина его увидела. – Я вот он!
– Толя! – Марина глядела на него сухими, черными от горя глазами. – Толя, у Лёшки инфаркт. Я его держу, больше ничего не могу. Я не знаю, насколько меня хватит. Срочно нужна реанимация, срочно! Я не знаю, что делать, Толя, я не знаю, сами мы его не довезем, он не перенесет, да и куда везти! А дорога какая! Толя, ты все можешь, я знаю, сделай что-нибудь, Толя!

Он смотрел на Марину и понимал – когда у нее кончатся силы, она просто ляжет рядом со своим Лёшкой и умрет. И все. Скрипнув зубами, он побежал в сторону берега реки, вынимая на ходу телефон – там сигнал был лучше всего.

– Дети! Муся, Ваня, говорите с отцом!

Первой поняла Муся – встала рядом на колени и так же, как мать, прижала его руку к своему сердцу:
– Папа, папочка! Папа, прости меня! Папа, не умирай!
Ваня обнял сестру, уткнулся ей в плечо и тоже шептал потрескавшимися губами:
– Папа… папа…

«На одну секунду! – думала Марина, – На одну секунду я расслабилась, отпустила его, и вот!» Марина видела Лёшку, зависшего в пульсирующем светом пространстве – она держала его всей силой своей любви, и Муся держала, и Ваня, и Иллария Кирилловна, которая часто крестилась и шептала молитву, и Семёныч, тихо матерящийся со слезами на глазах, и Юля, и Митя, и Анатолий, и даже Аркаша…

– Марина, чем помочь? – спросила Юля.
– Под голову ему что-нибудь положите, невысокое. Воды дайте! Мне попить, и лицо обтереть…
– Я принесу! – Митя помчался за водой.
– Мама, мамочка! Может, тебе лучше лечь рядом, а то ноги затекут!
– Муся, я усну тогда. Мне спать нельзя. Следи, чтобы я не заснула.
– Может, кофе? Там оставался! Я принесу, – и Аркаша ушел за термосом.

Кира поднималась от реки, где умывалась, и столкнулась с отцом, орущим что-то по телефону, он махнул ей рукой в направлении деревни, тут она, наконец, увидела кольцо людей вокруг лежащего на земле Лешего, и побежала, но ноги подломились, и она последние пару метров проползла на коленях. Доползла, обняла Марину за плечи, и та вдруг почувствовала такую волну любви и сострадания, что сила ее удвоилась: теперь мы справимся, мы продержимся!

Вернулся Анатолий:
– Марин, я дозвонился, тут рядом вертолет МЧС, они будут минут через пятнадцать.
– Ты сказал, что инфаркт?
– Сказал.
– Хорошо. Пятнадцать минут я продержусь. Даже полчаса. Дети, сейчас прилетит вертолет, я уеду с отцом. Теперь все будет хорошо, слышите? Поняли? Я на вас надеюсь. Юля, ты…
– Марин, мы справимся.

Марина закрыла глаза и сосредоточилась на Лёшке. Вспомнила, как во время их страшного разлада твердила про себя строчки песни Максима Леонидова: «Если он уйдет, это навсегда! Только не дай ему уйти!» «Не дам! – подумала она, – Ни за что!»

– Мама! – вдруг воскликнула Муся. – Мама, смотри!
Лёшка приоткрыл глаза – мутные, красные – и тихо произнес, еле шевеля губами:
– Что ты… кричишь так…

Господи, очнулся!

– Как ты, милый?
– Боль… Больно…
– Сейчас! Потерпи немножко, сейчас! Не уходи! Любимый мой, желанный, счастье мое, свет мой, радость моя, единственный мой! Лёша…

Прилетел вертолет, молодой врач, пригибаясь под метущими ветром лопастями, побежал к ним. Марина вздохнула с облегчением.
– Теперь отойдите все немножко. Кира, вставай! Спасибо тебе, детка.
Анатолий поднял Киру – ноги ее плохо слушались – и поцеловал: «Доченька моя!» А Кира заплакала навзрыд, уткнувшись ему в грудь.

Врач с удивлением посмотрел на Марину, потом осторожно сказал:
– Вы руку уберите, я его послушаю…
– У него инфаркт. Сколько времени прошло, как упал?
– Полчаса где-то, – сказал Анатолий. – Максимум, минут сорок.
– Инфаркт на фоне гипертонического криза. Давление очень высокое было, за 200, я думаю. Сейчас я снизила. Делайте, что нужно!
– Послушайте…
– Некогда мне вам объяснять, боже ж ты мой! Саша, да? Саша, я знаю – вы с утра не ели, разбили коленку, мама вам звонила уже пятнадцать раз, вашу девушку зовут Ксюша, что еще вам сказать, чтобы вы мне поверили? Вы боитесь летать на вертолете, но вы хороший врач!
– Вы что… вы экстрасенс?!
– Да, да! Я веду его. Теперь вы. Давайте! Ну!

Врач раскрыл чемоданчик, достал шприцы, ампулы, стал колоть – сначала внутривенно, потом в живот, объясняя Марине:
– Это гепарин и плавикс – антикоагулянт.
– Больно! – сказал Леший, снова открывая глаза.
– Сейчас! – и врач всадил еще кубик морфия.

До вертолета Леший дошел на своих ногах, хотя и с трудом – преодолевая слабость и жгучую боль за грудиной. Анатолий помогал, а Марина держала мужа за руку. Она влезла на борт, оглянулась:
– Мы полетели. Держитесь тут! Дети, все будет хорошо, не бойтесь!
– Мама, возьми меня! – закричала Муся. – Возьми, пожалуйста!
– Нет. Тебе с нами не надо! Слушайтесь Анатолия и Юлю, вы поняли?
И вертолет взлетел.



Омуты и отмели:
https://eksmo.ru/book/omuty-i-otmeli-ITD912155/
Tags: Круги по воде, Франсуаза я Саган
Subscribe

Posts from This Journal “Круги по воде” Tag

  • За горизонт

    Картина Шаши Мартыновой "Ребенок Василий к полету готов" Давно хотела написать. Сейчас будет оченьмногобуков о жизни. Вернее, о…

  • Круги по воде

    Я не знаю, почему для перепоста выбирается кадр, на котором у меня самое странное выражение лица! Не знаю, как это исправить...

  • Новые книги

    Случайно увидела, что уже открыт предзаказ на переиздание моей книги "К другому берегу" - первая книга цикла "Круги по…

  • Темные воды - отрывок

    Очередной "мистический" отрывок из романа " Темные воды" - 4я книга саги "Круги по воде". После вчерашнего мрачного…

  • Против течения - отрывок

    Очередной "мистический" отрывок из романа! Сага "Круги по воде". Книга вторая - " Против течения". Отрывок из…

  • Любовь

    Мне три раза в жизни снилась Любовь. И два раза я испытала это наяву. Любовь человеческая (или божественная), не имеющая отношения к сексу. Без…

  • К другому берегу - отрывок

    Очередной "мистический" отрывок из романа! Уже опубликовала четыре - из книг, изданных в 2016 году. Сейчас пойдет 2017 год - сага…

  • Четвертое видео

    Новое видео - о цикле "Круги по воде". Получилось аж 14 минут. Длинно! Но неохота переснимать... Да, применила здесь фильтр - сделала…

  • Новые аудиокниги!

    В подборку моих аудиокниг добавились еще две - "Друг детства" и "Темные воды"!…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments