je_nny (je_nny) wrote,
je_nny
je_nny

Новый Гулливер или Лишняя Принцесса. Часть 6



Новый Гулливер или Лишняя Принцесса

6.
Шаш-ши! У меня голова шла кругом. За мной пришел мой желтый прислужник и отвел в лабораторию, где меня «исследовали»: снимали кардиограмму, брали кровь из вены, просвечивали на каких-то аппаратах. Потом был обильный обед и прогулка по саду, который потряс мое воображение необыкновенными деревьями и цветами. К ночи я настолько утомился, что заснул, как убитый, но проснулся довольно рано и долго лежал, переваривая вчерашние впечатления и разговоры. В сутках тут, кстати говоря, было двадцать шесть часов, если верить сложному устройству с множеством самостоятельно переворачивающихся колбочек, напоминающих наши песочные часы.

Ааш-шу я увидел только после обеда. Похоже, он (она?) подготовился к разговору, так что я прослушал длинную лекцию о занимательном способе размножения, принятом у народа шу-иннов. Как я и предполагал, Ааш-шу оказалась женщиной! Но обо всем по порядку.



Все шу-инны делятся на четыре категории по половому признаку. Шои-анба, к которым относится и Ааш-шу, или Первые (Изначальные) – это, условно говоря, женщины, способные произвести на свет потомство. Шои-анба рождается очень мало, и принадлежность к этой категории проявляется довольно поздно: в пересчете на наш человеческий возраст это примерно лет пятнадцать. Поскольку шу-инны живут очень долго, то у них это где-то лет сто пятьдесят. Начиная с этого времени шои-анба много путешествуют, чтобы расширить круг общения и встретить своего Второго или Неизбежного – шуи-вири.

По каким признакам шои-анба и шуи-вири опознают друг друга, я так и не понял, но между ними мгновенно возникает очень сильная и неразрывная связь – шоэнúя, больше духовная, чем физическая, поскольку происходит слияние их эо-шэнов. Термин «эо-шэн» означает одну из внутренних сущностей, что-то вроде души или духа – некая сияющая или огненная ипостась. Как я понял из объяснений Ааш-шу, им даже не нужно вступать в интимные отношения: при встрече с шуи-вири и образовании шоэнии в организме шои-анба запускается сложная программа внутренних преобразований, в конечном итоге приводящая к рождению потомка. Шои-анба и шуи-вири вместе тщательно подбирают себе шаи-таи и шуи-нау – Третьего или Необходимого и Четвертого или Случайного. Подбирают без особых претензий к их душевным и физическим качествам, потому как эти двое не входят в шоэнию.

Причем все это занимает кучу времени, иногда лет сто. В результате объединения четверых образуется нечто вроде семьи, которую они называют тешарон. Когда рождается потомок, Четвертый – шуи-нау – может уйти и попытать счастья в новых отношениях: у некоторых из них есть неплохие шансы оказаться на месте Третьего в другом союзе. Третий – шаи-таи – остается в семье навсегда, помогая воспитывать потомка. А если пара решает завести еще одного потомка, что случается не так часто, она ищет нового кандидата на роль Четвертого. Третий же незаменим. Правда, очень редко случалось такое, что Третий из одного союза внезапно оказывался Вторым для посторонней шои-анба, и это вызывало нешуточные конфликты интересов и приводило к настоящим драмам, потому что отказаться от зова шои-анба невозможно. Отсюда можно сделать вывод, что только шои-анба обладает четко определяемой половой принадлежностью, а все остальные взаимозаменяемы, хотя без участия всех четверых потомок никогда не появится на свет. Как происходит сам процесс зачатия, Ааш-шу мне не рассказала, а я постеснялся спрашивать.

Так мы и проводили часть дня – в разговорах. Ааш-шу просвещала меня по части шу-иннов, а я рассказывал ей о нашей жизни. Чем Ааш-шу занималась в остальное время, я не знал, но часа два-три в день она уделяла мне. Мы не всегда располагались в зале, порой гуляли по саду или по хранилищу ценностей, собранных шу-иннами в других Мирах за многие тысячелетия. Ааш-шу дала мне одну из серебристых «капель», чтобы я полетал по окрестностям. Мой желтый слуга меня сопровождал. Вообще мне была предоставлена свобода передвижений, так что постепенно я обошел бóльшую часть замка, а он огромный! Ааш-шу жила на самом верху, куда мне доступа не было. Мне выдали специальный ключ, открывавший некоторые двери – так я обнаружил библиотеку, бесполезную для меня, потому что при чтении «синхронный переводчик» не работал. Правда, я мог рассматривать альбомы с фотографиями и репродукциями. Кстати, о «синхронном переводчике» – Ааш-шу сказала, что пока я валялся в ловушке без сознания, автомат внедрил мне чип с этим самым переводчиком и поставил метку, позволяющую отследить передвижения. На самом деле меня могли изловить практически сразу, но почему-то позволили дойти до рынка. Потом Ааш-шу призналась, что хотела сама меня опознать, не пользуясь сканером.

– И мне это удалось! – гордо произнесла она.
– По одежде? – спросил я.
– Да просто увидела незнакомое лицо.
– То есть… Подожди! Что ты хочешь сказать? Ты знаешь в лицо все население Колонии?!
– Конечно, серьезно сказала Ааш-шу, но тут же рассмеялась:
– Если честно, тебя легко было опознать по выражению лица – все остальные ко мне привыкли, а ты явно видел впервые. Я показалась тебе… уродливой? Страшной?
– Нет! Удивительной, невероятной… В общем, я был потрясен.
– Особенно моими ресницами!

Однажды ночью, когда мне не спалось, я решил посидеть в саду. Вышел из своей комнаты и направился вверх по коридору – в замке не было ни одной лестницы, их заменяли пологие пандусы. Слуги лихо раскатывали по ним на самокатах, пару раз и я не удержался. Таким образом, замок представлял собой нечто вроде рукотворной горы с серпантином коридоров-пандусов, оплетающих комплекс жилых помещений и лабораторий, которые были как бы нанизаны на пустотелый стержень – шахту лифта. Им пользовалась только Ааш-шу. Я потихоньку шел вверх по пандусу, еле освещенному ночниками, и вдруг услышал какой-то приближающийся звук. Я прижался к стене. Из-за поворота показалась Ааш-шу – она лихо неслась вниз на самокате, ее синий балахон и волосы развевались. Я впервые увидел Ааш-шу с непокрытой головой – ее длинные пепельные волосы отливали перламутровым блеском. Меня она не заметила, а я обалдело потряс головой: ничего себе наместница развлекается!

И подумал, что Ааш-шу так и не открыла мне свой возраст, хотя я не раз приставал. Я уже знал, что живут шу-инны очень долго, тысяча лет для них не предел, но средняя продолжительность жизни – лет 700-800, то есть, примерно в десять раз дольше нашего. Так что, если бы я был шу-инном, мне бы исполнилось аж 290 лет. Сколько же Ааш-шу? Может, она очень юная? Я несколько раз замечал, что Ааш-шу ведет себя как впечатлительный подросток, что было довольно забавно и трогательно при ее высоченном росте и суровом выражении лица, которое не менялось, даже когда она смеялась. Ааш-шу хлопала в ладоши и подпрыгивала, выиграв у меня в местную разновидность шашек, а когда ей на руку с крошками села маленькая и очень осторожная желтая птичка, в глазах Ааш-шу показались слезы. Наутро я в очередной раз пристал к Ааш-шу с вопросом о ее возрасте. Наконец, она тихо произнесла:
– Сто семьдесят.
– Сколько?!

Я не поверил своим ушам: по нашим меркам она совсем девчонка! Наверно, только школу окончила. Ааш-шу рассказывала, что обычно свое образование шу-инны завершают лет в двести пятьдесят. А она в свои сто семьдесят служит тут наместницей! Хотя происходит из семьи Владыки – короля, по-нашему. Значит, она принцесса. Как же так? Разве принцессам полагается такое занятие? Да еще таким юным? Все невысказанные вопросы, очевидно, были написаны у меня на лице, потому что Ааш-шу вздохнула и еще ниже опустила голову. Потом встала и отошла к окну. Стоя спиной ко мне, она сказала:
– Все потому, что я лишняя.
– Лишняя принцесса? Это как?
– Да так. В нашем тешароне уже есть шои-анба. Обычно рождается только одна. Все думали, что мне достанется участь шаи-таи, но вышло так. Не знаю, почему. В других тешаронах это было бы счастьем, но для нашего клана это беда, потому что может возникнуть путаница в наследовании. А этого нельзя допускать. Поэтому мне дали эту должность в колонии. Я приехала сюда двадцать лет назад, когда еще был жив прежний наместник, который обучал меня. Недавно он скончался, так что теперь я управляю самостоятельно.

Я затаив дыхание смотрел на ее прямую спину в синей накидке и думал: «Надо же! Безжалостно выкинули ребенка из семьи, не дали толком доучиться, отправили в ссылку…» Ааш-шу обернулась и посмотрела прямо на меня. И вдруг я увидел ее как бы глазами шу-инна: не как странное высоченное существо с неестественно белой кожей, а как юную девушку, обиженную родными, одинокую и страшно гордую – вон как она задрала подбородок, как старается скрыть слезы! У Ааш-шу дрогнули губы, и она быстро проговорила звенящим голосом:
– Ничего, мне тут вполне хорошо. Раньше таких, как я, вообще убивали.
– Убивали?!

Продолжение следует!


часть 1
часть 2
часть 3
часть 4
часть 5


#лишняя_принцесса

Tags: #лишняя_принцесса, Лишняя Принцесса, Франсуаза я Саган
Subscribe

Posts from This Journal “Лишняя Принцесса” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments