je_nny (je_nny) wrote,
je_nny
je_nny

Categories:

ЖАРКОЕ ЛЕТО 2010


Портрет И.Э. Грабаря в коридоре ВХНРЦ. Допожарное фото

Этот текст я собрала из своих постов в ЖЖ, написанных в 2010-2013 годах.
Это краткая история моего ухода из Исторического музея и возвращения.
Очень многое осталось за кадром - надо вспомнить и записать.
Почти ничего нет о собственно моей работе как замдиректора - да я к ней толком и не успела приступить: сначала входила в курс дела, потом пожар, новый директор, новые порядки...
Так что это просто дневник, да и то краткий.
Про пожар тоже немного - тогда не записывала, а зря.




ЖАРКОЕ ЛЕТО 2010
В доме живу чужом...
Вижу чужие сны...
Может быть... это - не я?!

Все чаще и чаще посещает меня ощущение того, что живу не своей жизнью. Не той, какой надо, какой хочется, для какой призвана, наконец! Ведь для чего-то призван каждый из нас в этот мир! Мы живем, словно в черновике. Но... дадут ли возможность переписать? Исправить? Однажды... когда я стану кошкой...
Просто расскажу. Ехала в электричке, читала роман Джордж Элиот «Мидлмарч» и вдруг! Было такое ощущение, что на секунду приоткрылась какая-то щель, створка окна – в другую реальность, и там, в этой другой реальности я увидела себя. Это было яркое и четкое ощущение СЕБЯ, СОБСТВЕННОЙ ЛИЧНОСТИ, причем не такой душевной развалины, как я сейчас, а совершенно цельной, гармоничной, в согласии с собой и миром. Она – то есть я – была одета в простое черное платье с квадратным вырезом, на шее – крест и косынка. Белый чепец. Шла решительным шагом, уверенная в себе. Не монашка, нет! Ничего общего эта личность не имела с персонажами читаемого в данный момент романа, если кто так подумал. Да и время было другое, явно более раннее – век XVIII, а то и XVII. А потом створка закрылась, а я надолго задумалась…

17 мая 2010. Перемена участи.
Пора начинать отсчет: до пуска ракеты осталось 6 дней. Ракета – это я. Сама себя запускаю на другую орбиту. Ощущение подъема на крутую гору – вот еще 6 шагов и достигну перевала. Что-то там меня ждет... Там, за далью непогоды, есть блаженная страна? Сама себе удивляюсь: проработав почти 35 лет на одном месте, сжечь все мосты и рвануть в неизвестность. Безумству храбрых... Кто это там поет: не бойтесь начинать сначала, не бойтесь жизнь переменить? Гурченко? Ну, я все таки ж еще ж не Гурченко! Так что – вперед.

24 мая 2010
***
врастаешь в жизнь всеми корешками
застываешь в ней как муха в смоле
а смола затвердевает постепенно превращаясь в янтарь
и в страстном желании летать выдираешь лапки и крылья
и летишь тяжело больно роняя на песок густые капли смолы
летишь
но
поднимаясь к новому небу
вспоминаешь
как привычно было в смоле
безопасно спокойно
сидела бы там
нет
летать летать
больно и страшно
может зря
может


23 мая 2010 года я ушла из Исторического музея, где была ученым секретарем в ВХНРЦ им. Грабаря – на должность заместителя директора. Продержалась я в Грабарях всего десять месяцев. Но они стоили 30 лет, проведенных в ГИМе.

ВХНРЦ

2 июля 2010
Наконец въехала в новый кабинет! Наконец одна! Стеночки мне покрасили в дивный персиковый цвет, и только я порадовалась, как прекрасно буду выглядеть в этих стеночках в виде вечно юного персика и как мило цвет стен контрастирует с пейзажем за окном, как пришел начальник и сказал:
– А чего в такой цвет покрасили?! Это ты выбрала?
– Да не я, не я!
Потом, поразмыслив, я решила передвинуть мебель: шкаф – туда, холодильник – сюда. Пришли двое работяг, стали двигать. Тут же пришла коллега и стала говорить: «Вам надо холодильник вон туда, а шкаф вот так развернуть, а холодильник вон туда, а шкаф вот так развернуть» и т.д. и т.д. и т.д. Я терпела, а работяги скрежетали зубами. Потом пришел начальник, и коллега еще и ему рассказала, что холодильник надо вон туда, а шкаф вот так развернуть. Потом один из работяг повесил мне любимые картины на стеночку. Потом пришел начальник и сказал, что он бы повесил на другую стеночку. Потом я выбрала из коридора цветочков и понаставила, куда могла. Потом пришел начальник и сказал, что лучше бы взяла другие цветочки. Потом еще 10 человек приходило и рассказывало мне, что куда надо было поставить и в какой цвет красить стены, и куда вешать картины, и какие брать цветочки...
Наконец они все ушли. Я налила себе кипяточку – в другом конце нашего километрового коридора, насыпала зеленого чаю, села за стол, вытянула ноги, подняла глаза на картины, отхлебнула чаю, заела мармеладкой и подумала, что жизнь-то налаживается!
Тут пришел человек и принес принтер. И полчаса его устанавливал. А я смотрела в окно. У меня за окном – экскаватор. Желтенький.



Он мне так нравится! Я бы в него с удовольствием играла. Но, боюсь, не дадут. Он стоит там, как постепенно вымирающий динозавр, опустив длинную шею с ковшом, одинокий и беззащитный. Справа от него – ярко-розовая стена дома. Мне не нравится. Когда сидишь за столом, она так и лезет в глаза. А экскаватор не видно. Слева от него – кирпичная стена и окна с решетками. Очень классно. А за спиной у экскаватора стена с колючей проволокой и какие-то серебряные хоботообразные трубы клубками. Здорово!
Пожалуй, я не туда все-таки поставила стол. Может, переставить? Нет! Как представила, что все они опять будут приходить и спрашивать, почему я переставила стол! Потом я долго увивала решетку на окне плющом, чтобы не видеть розовую стену...
Это все было вчера. А сегодня я принесла чайник, включила холодильник и наслаждалась покоем. Начальник приходил, а как же. Но всего один раз. Нет, жизнь все-таки налаживается.


Селфи в новом кабинете


На стене кабинета - пейзажи А.Н. Хетагурова. Сгорели при пожаре.


Кабинет до и после пожара


ЖИЗНЬ НЕ НАЛАДИЛАСЬ
15 июля произошел Пожар в Реставрационном центре имени Грабаря



17 июля 2010
Это было ужасно. Наши все живы. Не верьте прессе – никто из нас не давал никаких интервью СМИ – это все их собственные измышления. Дело вовсе не так плохо, как пытаются представить. Спасибо всем за сочувствие! Скорбим по погибшим пожарникам...

20 июля 2010
Сегодня четверо добровольцев в 35-градусную жару пять часов расчищали завалы угля с картины размером 4х5 метров на третьем этаже сгоревшего Центра им. Грабаря. Спасибо вам, ребята!

Комментарий 2020 года: мы тогда думали, что картина сгорела. Но потом Юрий Хашимов случайно увидел, что под слоем обугленных обломков крыши виднеется нетронутое огнем покрытие пола и подумал: а что, если и картина уцелела?! В конце концов оказалось, что картина каким-то чудом уцелела, хотя и сильно повреждена. Это был огромный «Портрет Александра I верхом на коне» – картина работы Джорджа Доу из собрания Музеев Московского Кремля, некогда выставлявшаяся в Военной галерее Зимнего дворца. Не знаю, как продвигается ее реставрация.

Как пишет Википедия:
По состоянию на 2013 год картина по-прежнему находится в сильно повреждённом виде, числится в собрании Музеев Московского Кремля, хранится в запасниках и ждёт своей очереди на реставрацию


Джордж Доу. Портрет Александра I верхом на коне (состояние накануне пожара в Центре им. Грабаря). 1829 год. Холст, масло. Музеи Московского Кремля, Москва

Страна должна знать своих героев: Кира Агеева, Елена Леонова, Дима Ожерелевьев (все – институт археологии РАН), Ольга Долганова (ГИМ). В ногах у них валяюсь благодарная я:



 


Зав. отделом масляной живописи Надежда Сергеевна Кошкина и археологи

31 июля 2010
Зачем крутится ветр в овраге?
Вот что думаю (особенно теперь, после случившегося): я не верю – да и никогда не верила – в наличие персонифицированного Бога. Я не верю в Судьбу, в предопределенность, в фатум и прочее. Я не верю в то, что все, с нами происходящее, происходит зачем-то, почему-то и с какой-то целью. Бесполезно спрашивать: за что мне это?! Почему это случилось со мной?! Ответа нет.
У человека (человечества) мания величия. Мир не вертится вокруг нас. Все происходит просто потому, что происходит. И это самое страшное. Мы – песчинки в океане Мироздания. И когда нас размывают волны или раздувает ветер, нам не дано понять законы этого ветра и этих волн.
Зачем крутится ветр в овраге?
И мы также неспособны постигнуть суть происходящего, как муравей не способен постигнуть правила дорожного движения...
Я верю, что есть Нечто, не доступное нашему пониманию.
И что душа человека – лишь часть чего-то вечного.
И вот еще прекрасные стихи Александра Володина:

А что природа делает без нас?
Кому тогда блистает снежный наст?
Кого пугает оголтелый гром?
Кого кромешно угнетает туча?
Зачем воде качать пустой паром
И падать для чего звезде падучей?
Ни перед кем? На всякий случай?
Вода бесплодно по березам льется,
Глухой овраг слепой водой залит.
В надежде роща только обернется -
Он тут как тут. Остолбенев стоит.
"Ау!" - вскричит. И кто-то отзовется.
И роща сразу примет должный вид.
Осмысленно замельтешились сосны,
И лопухи, как никогда, серьезны,
Вокруг него расположился космос,
Над ним звезда падучая летит...

Стихи гениальные. Но как мы уверены в том, что вся природа для нас создана! Это как винтик в машине самоуверенно думал бы, что вся машина сотворена Создателем исключительно ради его мелкого существования...



И про будильник!
Купила однажды, и он мне так нравился, что я дала ему имя – Василь Андреич. Даже начала про него сочинять сказку:
«Жил-был будильник, звали его Василий Андреич, а для близких – Васечка. Он был очень деликатный, звонил тихонечко «дилинь-дилинь»! Людей ему было жалко будить поутру, поэтому он уходил подальше от кровати, в дальний угол и оттуда нежно дилиньдилинькал. Поэтому человеку приходилось вставать и гоняться за Василь Андреичем по всей квартире, а он бегал, увертывался и верещал, довольный, что с ним играют! Поэтому человек просыпался радостно и с удовольствием! Так Василь Андреич думал, гордясь собой. А на голове у него были рожки, и если по ним шелкнуть пальцем, раздавался звук «дрррынннннььь....».
Василь Андреич переехал ко мне на работу, пережил пожар, но смотреть на его закопченную улыбающуюся мордочку с неподвижными стрелками было просто свыше моих сил...


Выжившие...


1 августа 2010

***
Просто сесть и крылья сложить,
Не смеясь, не плача, не думая…
Может, Время придет ворожить,
Разведет руками беду мою –
Так разводят мосты в ночи
Корабли пропуская белые…
Полечи меня, полечи!
Чтоб опять к облакам полетела я

6 августа 2010. Новости Центра Грабаря

Все произведения искусства, находившиеся в Центре на момент пожара (1295 музейных предметов) эвакуированы и размещены на хранение в следующих организациях: РОСИЗО, ГИМ, ГосНИИР, Музей искусства народов Востока, ГТГ, Музей им. А.Рублева, Музеи Кремля. Часть музейных предметов пострадала от огня и средств пожаро-тушения, наиболее пострадали и требуют срочной реставрации 58 предметов. Два предмета пострадали настолько, что уже не подлежат реставрации: знамя петровского времени из Переяславль-Залесского музея, поступившее в Центр в виде фрагментов, и ковер вт. п. XIX в., уже пострадавший от пожара в самом Мураново.
Особо ценные спасенные музейные предметы:
Иконы – «Богоматерь Корсунская» (XVI в., оклад XI в., Новгород); «Ефросинья Суздальская» (XVII в., Владимир); четыре Чиновые иконы, (XVI в., Череповец); все иконы из Пскова.
Графика – Нестеров «Воскресение Христово» (Башкирский музей); 10 офортов Пиранези (Архангельское); Я. Брейгель «Сельский праздник» (Тверская картинная галерея).
Рукописи – «Слово Иоанна Златоуста» X в. и Жалованная грамота Петра I Мазепе (Росархив); «Лествица» XIV в. (ГИМ).
Модель «Крепостной оркестр» из имения Гончаровых, 1790 гг., дерево, воск, роспись (Литературный музей А.С. Пушкина)
В отделе экспертизы спасены все живописные и графические работы, принятые от музеев, правоохранительных органов, физических и юридических лиц.
Для проведения срочных реставрационных работ организовано 56 рабочих мест в московских музеях, в РОСИЗО, ГосНИИРе и в помещениях ВХНРЦ, не пострадавших от пожара.

Центру выделяют – наконец это подтверждено! – средства на ремонт, оборудование и материалы. Кроме того, нам дано «добро» на восстановление здания – работы начнутся с приведения в порядок 1 этажа и с установки временной крыши. Ведутся поиски помещений для размещения реставраторов.

3 августа, 2010
Сегодня пришлось по делу проехаться по Москве - сизый смог от подмосковных пожаров, жара, пожухлая листва, выгоревшая трава...
Бывшие газоны ярко-желтого цвета, в дымке памятник Гагарину на одноименной площади – выглядит совсем уж каким-то чудовищным...
Безумная бабочка заблудилась среди машин, стоящих на светофоре - хрупкая, изящная, села на окно машины, водитель спугнул ее дымом сигареты...
Вечером уже, еду на автобусе от Домодедовской и вижу такую сцену: машины, машины, машины в обоих направлениях, больше стоим, чем едем, автозаправки и всякое такое и вдруг! На обочине черная открытая машина и ее моет роскошная практически голая шоколадная блондинка в бикини! Моет руками – в смысле губкой. Пена, мокрый купальник... Почему около не было аварий, я не понимаю. От жары все уже совершенно отупели наверное.

6 августа 2010
После вчерашнего жаркого, но ясного дня, сегодня в Москве был ад. Вчера к ночи ветер принес вонючий смог, всю ночь стояла мгла, утром все то же. У нас за городом получше, а в Москве все тонуло в сизом дыму, даже в метро уже дым. Жить можно только в некоторых вагонах метро и автобусах, где есть кондиционеры.
Купила ручной вентилятор: забавная игрушка в форме такого рыжего тигро-крокодила – крокодила потому, что уж морда больно вытянутая, и на морде пропеллер. смешной. Представила себе такую штуку в виде Карлсона – в попе пропеллер!
А вчера наблюдала дивную картину: иду по Сивцеву вражку вечером, вижу – два папарацци снимают что-то, мне невидимое за машинами, и с корточек, и с коленок, и лежа, и чуть ли не на голове стоя. Что ж там такое?! Сейчас, думаю, подойду и увижу красотку какую-нибудь. Подхожу – спят на асфальте среди припаркованных машин две собаки. Одной надоело, встала и ушла – папарацци так же рьяно снимают оставшуюся.
Что это было?

7 августа 2010
Сегодня с утра все во мгле, на 20 метров ничего не видно, солнце – как раскаленный пятак в небе, но жизнь продолжается! Прогулялась в магазин, по дороге видела: кошку, которая разлеглась в позе хорошо поохотившейся пантеры на ветке яблони довольно высоко над землей; свадебный кортеж, с радостными гудками проплывший в дыму; крошечного ребятенка в маске, остервенело качавшегося на качелях-пружинке на детской площадке, тут же на скамейке родители – без масок. Выживем...

8 августа 2010
О грустном
Чего-то я, наверное, уже не понимаю в этой жизни. Еще немного – и вымру, как динозавр. Вот нарыла, пройдясь по ленте друзей: один молодой человек в комментах сокрушается о том, что не он реализовал дивную идею – накупить марлевых масок по 7 рублей, чтобы продавать их по 100. По 7 рублей – но вчера, по 100 – но сегодня. Это нормально - наживаться на общей беде?
В другом блоге всерьез опрашивают народ, зачем мы хотим, чтобы наши премьеры-мэры-президенты были с нами в этой... ээээ... ну в общем, в этой мряке. Так на то ж они и премьеры-мэры-президенты! Неужто это надо разъяснять? Работа у них такая! Это как в старом фильме: почему нельзя читать чужие письма? Потому, что нельзя. И точка. Еще один молодой человек не понимает разницы между понятиями "любить" и «трахаться»...
Нет, к динозаврам пора. Пора.

6 сентября 2010
Сегодня была на старой работе – в музее. Сердце щемило. И так искренне мне обрадовался С., с которым мы и не дружили особенно, и общались не часто! Просто оба сто лет проработали в этом музее. Вспоминаю – и такая чистая радость, так тепло на душе. Как будто с братом увиделась после долгой разлуки.

10 сентября 2010
Сегодня зашла по дороге с работы в ателье, заглядевшись на дивные шубки в витрине. Понимала, что вряд ли это мне будет по карману, ну от чего ж не поиграть в богачку? Зашла, там милые девушки и один молодой человек что-то суетятся вокруг шуб. Ну я подхожу к первой попавшейся – такая милая высокая длинноногая блондинка, на каблучищах, загорелая, с длинным очаровательным носиком, кого-то смутно напомнившая. И что-то ее спрашиваю про заказы – она мило мне улыбается и что-то отвечает. Подходит другая, я с ней щебечу о шубках и мехах, чувствуя себя Красоткой Джулией Робертс на Родео Драйв, а краем глаза вижу, как блондинка меряет прелестную шубку и вертится перед молодым человеком. Думаю: надо же какой сервис! Молодой человек наверное девушке шубку выбирает, а продавщица ему показывает, как оно красиво! И только дойдя до метро я понимаю, что блондинка никакая не продавщица! Это… Кристина Орбакайте! Ну, и кто я после этого?

31 октября 2010
Столько всего произошло за последние полгода! Переходы-переезды с места на место, пожары, смена властей и начальников... Суета. Новый кабинет у меня на третьем этаже – маленький желтый пенальчик на двоих с бывшим начальником. Мне нравится. Когда я одна, пить чай сажусь на край его стола и смотрю в окно, в котором много неба и крыш. В синем небе летают-играют белые голуби... Льет дождь... Идет снег... И понимаешь, что больше ничего вообще-то и не надо: солнце, небо, крыши, дождь, голуби, снег.


В том самом кабинете, который мы делили вдвоем с бывшим директором А.П. Владимировым

Командировка в Вологду
Приехать рано утром, когда еще темно, и город пуст – только редкие прохожие и дворники, скребущие мостовые, вдохнуть обжигающий арбузный воздух вологодской зимы; потом, днем – когда выкатится в синеву неба веселое лубочное солнце и заиграет бриллиантовым блеском в мириадах сосулек, украсивших резное кружево розовых и зеленых домиков с наивными колоннами – идти по утоптанному скрипучему снегу среди сверкающих сугробов, в которые хочется упасть навзничь и утонуть, как в детстве; а вечером увидеть высоко в темном небе – над серебряной луковкой колокольни – растущий туманный месяц и, пряча нос и щеки в поднятом воротнике, прочесть на голубом дощатом заборе, возле которого с упоением купается в снегу большая белая собака с наивной и доброй мордой – с восторгом прочесть кривоватую надпись печатными черными буквами: «ТЫ – ВЕЧНОСТЬ»…
Вологда.



Новый директор – совершенно чужой человек, бывший комсомолец и нынешний делец. Он нас использует в своих целях, ничего нам не объясняя. Команды нет. В мае уйдет бывший директор, который служил мне моральной поддержкой. Не останется практически никого. Моя роль – быть кнутом в руках директора и строить реставраторов. А он строит меня. Ситуация в целом очень неопределенная и мрачная, потому что денег министерство не дает, новая система, которую вводят в этом году, грозит банкротством и, возможно, переходом Центра в частный сектор. Это если коротко.
Может, я и совершаю глупость. Вполне вероятно. Я дожила до седых волос, так и не зная, чего я хочу от себя и от жизни. Но четко знаю, что ВОТ ЭТОГО ВСЕГО Я БОЛЬШЕ НЕ ХОЧУ.
На самом деле, я знаю, чего хочу: писать книги, которые пока еще живы у меня в голове. И времени, чтобы их написать, у меня осталось не так уж и много. Скорее всего, они никому не нужны. Но кому нужно, что ты дышишь – только тебе самому. Я хочу свободы. Пусть впроголодь.
В мой бывший отдел в музее, куда я просилась, меня взять не захотели. Так стало обидно... Но друзья еще думают, куда меня пристроить. Я могу уйти преподавать, но надо просчитать, можно ли будет прожить: этот семестр у меня «схвачен», а дальше? Страшно уходить в свободное плаванье на старости лет. Конечно, я сама себя донимаю. Понимаю: та работа, что сейчас дает много денег. Столько не было никогда! Но: я никак не могу себя заставить делать то, что должна на этой должности. Никак! Самое страшное, что происходит: из-за неприятия действительности я ухожу в мир фантазий, они становятся более важными, чем реальность и так можно совсем сойти с ума. Надо найти гармонию.

Возвращение в ГИМ. 21 марта 2011
Сегодня первый день на новой-старой работе, в любимом музее, в который впервые пришла ровно 35 лет назад! И которому изменяла почти год с другим учреждением. Был день счастья – каждый знакомый мне встречный кидался обнимать и кричал: «Как хорошо, что ты вернулась!» Вспоминаю и улыбаюсь.
А сейчас, случайно посмотрев в темное окно с одиноким фонарем, увидела, что идет СНЕГ – «проливной» снег. Падает огромными пухлыми хлопьями, и все деревья уже белые, и дальние невидимые фонари освещают нежно-розовым заснеженную улицу, а снег все идет и идет – неостановимо и прекрасно. И Счастье этого дня обрело свою законченность. Редкий день, когда я люблю всё на свете.

8 июля 2012
Призываю вас не верить безоговорочно всему, что «говорят» – неважно, где: в ЖЖежках или на улицах, и еще меньше – всему, что пишут, и показывают СМИ. Я испытала это на собственной шкуре после пожара в Центре Грабаря – то, что писали тогда в СМИ... лучше не вспоминать. Поэтому не верю теперь ни одному их слову. Хотя и раньше знала, что не стоит искать правды в наших СМИ: как при Советах врали, так и до сих пор врут, даже еще хлеще. И лучше не вспоминать, как кинулись комментировать наше несчастье блогеры, не все, конечно, но очень многие – захлебываясь от злорадства: сами подожгли, сами все украли! А другие люди пришли сами на пожарище, и помогали нам в 35-градусной жаре, хотя мы их даже не звали.

25 июля 2012
Два года назад сгорел Центр Грабаря. Как раз в июле, 15-го. Вчера была там на реставрационном совете. Они молодцы, работают. Чувствовала себя... Эх. Ну что, сбежала с погорелого корабля. Корабль плывет дальше. Без меня. Выплывет, я уверена.
Было и грустно, и приятно. Приятно потому, что все, кто меня видел, страшно радовались и просто расплывались в улыбках, спрашивая: «О, решили вернуться?» И так было грустно, потому что вспомнилось это страшное лето, и душа просто заныла...
Жара эта чудовищная, пожар...
Горе.
Как стояли друг против друга крошечная девочка-реставратор в резиновых сапогах и одолженной каске и гигант-пожарник, который смотрел на нее как на чудо: только чуть потушили, она полезла в окно спасать музейные предметы...
Как шли на следующий день к пепелищу по колено в пене...
Как стояли полдня у запертых дверей – ждали министерских, без них нельзя было входить...
Как вытаскивали вещи со слезами на глазах, как сушили во дворе, как...
Как друзья-археологи пять часов на 35-градусной жаре раскапывали из-под углей огромный конный портрет Александра Первого, чудом выживший в пожаре...
Не вела я тогда дневника, не до того было. Теперь жалею. Думала – не забыть. Но забылось уже многое.

Не забыть никогда погибших пожарных – Вячеслава Шашина и Александра Дымчикова. Светлая им память!

Меньше года я проработала в Центре. Не срослось у нас. Могло срастись, но... не вышло. Конечно, я «дочь» Исторического музея, в нем прошла большая и лучшая часть моей жизни, музей меня создал.
Но Центр Грабаря...
Это моя вечная боль.

27 июня 2013
Была я в Центре Грабаря, и меня поводили по дому, отстраивающемуся после пожара. Такое было чувство... Это не назовешь ностальгией – воспоминания о том, как я металась по задымленному зданию, выгоняя людей на улицу, а они не верили, что пожар. А потом мы стояли на улице и 40 минут ждали, пока приедут пожарники и начнут тушить, а пламя на крыше становилось все больше и больше. И толстый министерский начальник рассмеялся мне в залитое слезами лицо, когда на его вопрос: «Кто тут главный?» – я тихо ответила: «Я…» А директор в это время мчался в Москву на машине из Ферапонтова – из отпуска.
Потом мы до ночи толкались во дворе напротив, куда сносили музейные предметы, вытащенные из залитого водой здания – графикам удалось влезть в окно и кое-что повытаскивать, а министерские хватали нас за руки и требовали напечатанные на компьютере и заверенные списки предметов – на каких компьютерах?! Кем заверенные?!
А потом... господи, сколько же это длилось? Кажется, что вечность, а наверное, всего пару недель? Мы в маленьком дворе раскладывали все и сушили, и ливень хлынул как раз тогда, когда последний ценный предмет был унесен под крышу.



Я верю людям, пережившим войну, которые вспоминают ее, как... Как горькое и страшное время – но в то же время как время подъема духа, дружбы и единения. Вот и я так же вспоминаю, потому что много было и страшного, и горького, и печального, но много и смешного, как ни странно.
Пожар проверил всех – кто чего стоит.


Фото из сети


Фото из сети


До и после пожара


После ремонта


До пожара


Реставрация масляной живописи до пожара


То же помещение после пожара и ремонта

А это я в кратковременной роли и.о. директора ВХНРЦ - в основном подписывала горы бумаг!





Tags: Неправильный глагол, мемуары, пожар центра грабаря
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments