je_nny (je_nny) wrote,
je_nny
je_nny

Categories:

Созданные для любви - отрывок



В начале октября должен вроде как выйти из печати сборник "Связанные любовью", в который вошли два маленьких романа: старый "Созданные для любви" и новый "Открывая окно, увидал я сирень".



Вот небольшой отрывок из романа "Созданные для любви":

– Лена! Даже не думайте встревать в это дело – костей не соберете! Я серьезно говорю! И к Лыткину не лезьте!
– Да нет, ну что вы! Никуда я лезть не собираюсь! – я улыбнулась Челинцеву и вышла. Постояла на крыльце, посмотрела по сторонам… И конечно, тут же рванула к Лыткину. Сначала, правда, заехала домой переодеться – хотелось быть во всеоружии. Я была в каком-то странном состоянии: потом, анализируя все произошедшее, я решила, что в меня вселился пребывающий в ярости дух Елены Петровны. Иначе я не могу объяснить то, что со мной происходило.
Я нарядилась в легкий костюмчик из серо-голубой ткани – узкая юбка прикрывает колени, пиджачок в талию подчеркивает фигуру. Хотя обычно я носила этот пиджак с блузкой, сейчас надела прямо на голое тело – вернее, на лифчик. А то жарко. Пиджачок держался всего на одной декоративной пуговице, и я на всякий случай скрепила бортики английской булавкой с изнанки – а то еще распахнется невзначай. Накрасилась, посмотрела в зеркало: вид строгий, но в то же время чертовски сексуальный.
Лыткин принял меня сразу, словно ждал. Я вошла в кабинет, он поднялся навстречу:
– Елена Сергеевна! Какими судьбами!
– Есть разговор.
– Прекрасно выглядишь!
Он демонстративно оглядел меня с ног до головы, словно ощупал. Я усмехнулась:
– Повернуться? Или сам обойдешь, чтобы увидеть мою задницу?
Он поднял брови:
– Однако! Как грубо вы стали выражаться, Елена Сергеевна! – а потом добавил: – А задницу твою я прекрасно помню.
Разговор явно приобретал какое-то неправильно направление, поэтому я собралась и постаралась успокоиться.
– Скажи мне, Лыткин: зачем тебе Усадьба?
– Пригодится. Лен, это бизнес. Ничего личного.
– Вокруг полно бесхозной земли, зачем тебе именно мы?
– Послушай, чего ты волнуешься: как работала, так и будешь работать.
– Ну, уж нет! Под тобой я не стану работать.
– А мне казалось, тебе нравится такая позиция. Или теперь ты предпочитаешь быть сверху?
Да что ж такое?! Почему мы не можем нормально поговорить?!
– Послушай, Петя! – я упорно пыталась ввести наш разговор в рамки приличия. –Зачем тебе музей? Забери все, что хочешь, только оставь нам Усадьбу и клочок парка. Строй коттеджи, а мы будем заниматься своим делом.
– Каким делом?! Лен, да разве это музей? Полтора кирпича. Одни копии. Забудь.
Я начала было распинаться о нашей деятельности, но он не слушал.
– А что за мужик с тобой был? – вдруг спросил он, перебив меня на полуслове. – Тогда, на дороге? Новый хахаль?
– Это тебя совершенно не касается. Давай вернемся к Усадьбе…
– Да к чертовой матери твою Усадьбу! Что ты так о ней волнуешься?
– Я волнуюсь, как всякая хозяйка, когда у нее дом отбирают!
– Не смеши меня. Хозяин – это я.
– Ну да, хозяин жизни, я поняла.
Лыткин был какой-то странный: взвинченный и одновременно… смущенный, что ли? Он никак не мог найти верного тона – то хамил, то был издевательски вежлив. Что это с ним? Пьян?! Да, похоже, я зря приехала.
– Хорошо, Петр Трофимович. Вижу, вы не настроены на конструктивный разговор. До свиданья.
Я повернулась, чтобы уйти, но Лыткин догнал меня и схватил за плечи, очень больно:
– Ленка! Вернись ко мне! – бормотал он, как в бреду: – Кошка! Черт, ты с ума меня сводишь! Хочешь, я разведусь?! Поженимся, станешь хозяйкой не только Усадьбы – всего города!
Так вот в чем дело! Нечто подобное я и подозревала.
– Петя, мне Голливуд предлагали, я и то не согласилась. Пусти меня!
– Не нравлюсь, да? А раньше…
– Хватит! Да отстань ты от меня!
Лыткин схватил меня за горло. Это когда-то уже было, подумала я. Странно, но я совсем его не боялась.
– По-моему, ты один раз уже пробовал меня придушить. Петь, уймись!
Лыткин провел ладонью по моей груди в вырезе пиджака, потом засунул руку в лифчик, хотя я отпихивалась изо всех сил:
– Да что ж ты ломаешься?! Ты кто вообще, а?! Да тебе же красная цена – зажигалка!
Меня накрыло такой волной ярости и бешенства, что просто искры посыпались. Глядя в его налитые кровью глаза, я с ненавистью произнесла, очень четко и раздельно:
– Убери руки. Немедленно.
И он убрал! Поднял руки вверх, словно сдаваясь, и даже отступил на шаг назад. Вид у него был ошарашенный. Потом он еще попятился.
– Стоять! – сказала я. – А ну-ка вернись!
Лыткин послушно вернулся. Он явно растерялся, а я почувствовала, что гораздо сильнее, и если захочу, он будет валяться у меня в ногах. Но я уже ничего от него не хотела. Выпрямившись, я надменно произнесла:
– Ты спрашиваешь, кто я? Я скажу. Я правнучка княгини Елены Петровны Несвицкой. Прямая наследница. Так что это моя Усадьба. И когда мои предки, чьи могилы ты собираешься сравнять с землей, владели здесь всем, твои предки в лучшем случае им прислуживали. А ты, Петя, можешь стать кем угодно – мэром, губернатором, президентом! Все равно ты так и останешься обнаглевшим хамом. Прощай.
Tags: Связанные любовью, Созданные для любви, Франсуаза я Саган
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments