je_nny (je_nny) wrote,
je_nny
je_nny

Categories:

Сказки старого Вильнюса



Читаю "Сказки Старого Вильнюса" Макса Фрая - и вспомнила, что я ж тоже была в Вильнюсе! Давно и недолго, но мои тамошние приключения вполне вписываются в атмосферу "Сказок".

В начале 1990-х литовские коллеги-реставраторы пригласили нас на конференцию в Вильнюс. Я, кажется, впервые участвовала в подобном мероприятии и страшно всего боялась - еще бы, там были все грабаревские "графини", начиная с Костиковой, возглавлявшей Аттестационную комиссию! Еще была, например, И.А. Родимцева - директор Музеев Московского Кремля, а в одном номере со мной жила дама, возглавлявшая Киевский Центр реставрации. А тут я - даже не начальник никакой! Кажется, я тогда заведовала мастерской реставрации графики (4 человека)? Наверно. Не помню.

Официальными языками конференции были литовский и английский. Поскольку, мы не понимали ни того, ни другого, почти тут же покинули заседание и пошли гулять по Вильнюсу, возвращаясь только к культурной программе. В качестве моральной компенсации нас свозили в Тракайский замок, где развлекали прекрасной программой: молодые люди в исторических костюмах танцевали старинные танцы со свечами. Волшебное зрелище!

Мы были заранее запуганы слухами, что литовцы нас, русских, ненавидят, поэтому старались маскироваться: мы гуляли втроем – две девушки и молодой человек, который очень артистично умел произносить на английский манер «Ah-hha», чем мы и пользовались при общении с продавцами в магазинах.



А вот что было со мной!

В первый же день я одна, без спутников, шла по мосту и первый же встречный прохожий спросил у меня что-то по-литовски, а я машинально ответила на неизвестном мне самой языке: «Не вем!» Подумав, решила, что это – польский. Так и оказалось: "nie wiem" по-польски значит "не знаю". А ведь тогда я еще не знала, что я наполовину полька - по отцу, подробности жизни которого я узнаю только через 20 лет. В университетские годы я пыталась изучать польский язык по самоучителю - как и чешский, венгерский французский, английский, но не преуспела ни в одном.

К башне Гедиминаса я тоже отправилась одна. Поднялась наверх, полюбовалась и стала спускаться. На одном из поворотов лестницы из-за двери выскочил молодой человек и заорал в полный голос – я упала и чуть не потеряла сознание, решив, что сейчас меня начнут убивать горячие литовские патриоты! Оказалось, что он так хотел напугать свою девушку, которая тут как раз и подошла. Хохоча и извиняясь, они стали меня подымать, утешать и отряхивать, а я только молча кивала и улыбалась, боясь обнаружить свою русскую принадлежность.

Этот эпизод я включила потом в "Лизу во фритюре" - в главу "Путешествие профессионалов".

Прообразом "Путешествия" послужила наша с коллегой поездка в Киев на конференцию, разбавленная моими приключениями в других странах - и приключениями друзей.

Итак, Агапова гонится за молодым человеком, который по ошибке унес нужные ей слайды:

В это время молодой человек, забежал в какую-то дверь. Агапова рванула из последних сил, вскочила в ту же дверь, промчалась по каким-то коридорам и неожиданно оказалась посреди огромной кухни. Она проследовала через кухню – прямо как герои боевиков, которых хлебом не корми, а дай погоняться друг за другом среди кипящих кастрюль и нарезанных овощей. У выхода Агапова оглянулась на людей в белых халатах и шапочках. Их было довольно много. Совершенно одинаковых! Агапова поняла, что никогда в жизни не опознает своего хвостатого юношу под белой поварской шапочкой, если он тут, среди них! Она сделала последнюю попытку, робко спросив, нет ли здесь Агапова Ник Сем? А? Нет? Никто не откликнулся.
Провожаемая подозрительными взглядами поварской бригады, Агапова, наконец, выбралась на оперативный простор, но молодого человека не было видно нигде. Она металась по бесконечным коридорам университета, спрашивая по дороге встречных студентов: «Вы не знаете Агапова? Ник Сем?». Наконец ей повезло – высоченная девица с серьгой в носу сказала басом:
– Агапова-то? Николая Семеныча? Дык кто ж его не знает!
– А как… Как мне его найти?!
– Да он в лаборатории обычно сидит, в башне.
– Где?
– Да в башне!
– А где это?!
– Ты не знаешь, где башня?!
– Да я не местная!
– А-а… Значит так, выходишь отсюда и сразу направо…
– Подожди-подожди! Я все запишу…
Вооруженная планом, Агапова вышла, свернула направо и пошла, сверяя каждый шаг с начертанным маршрутом. Показалась Башня – довольно высокая и мрачная с виду. Агапова приблизилась, вошла внутрь и полезла вверх по винтовой лестнице. Поднявшись до второго этажа, Агапова остановилась, отдышалась, потом потянула за кольцо тяжеленную дверь… И вдруг из-за двери выпрыгнуло какое-то существо и заорало прямо в лицо Агаповой:
– БУУУУУУУУУУУ!
– ААААААААААААА! – завопила Агапова и со всего маху шарахнула нападавшего сумкой по голове. Тут же у нее самой из глаз посыпались искры, и площадка с дверью завертелась вокруг на манер винтовой лестницы. Агапова потеряла сознание...
...

Агапова очнулась в совершенно незнакомом месте и не сразу вспомнила, что с ней случилось.
– Как вы себя чувствуете?! Вам лучше? Простите нас, пожалуйста! Мы не хотели!
Агапова сфокусировала взгляд на двух мутных физиономиях, маячивших перед ней – это оказались молодой человек в очках и девушка, тоже длинноволосая блондинка, оба весьма юные. Они встревоженно смотрели на Агапову, которая осторожно выпрямилась и схватилась за голову:
– Ой!
– Ой-ой! Простите, простите! – еще пуще заверещала девушка. – Это я вас книгой огрела! Я ж не знала! Вот!
И девица предъявила Агаповой толстенный англо-русский словарь.
– Меня защищала! – гордо произнес юноша, тоже потирая макушку. – Вы ж меня сумкой шарахнули, ну она и того… вступилась…
И молодые люди, совершенно забыв про Агапову, потянулись друг к другу и поцеловались, весьма пылко.
– Эй! Хорош целоваться! – сурово сказала Агапова, которая, наконец, вспомнила все. – Правильно я тебя сумкой шарахнула! Чего было так орать-то?!
– Да это я Зюсю напугать хотел! Ну, для прикола! Обознался!
– Кого?!
– Меня! Это я – Зюся! Ой, Джерки такой выдумщик!
И они опять с затуманенными взорами потянулись друг к другу.
– Стоять! – приказала Агапова. – Быстро сказали мне, где Агапов Ник Сем! Николай Семеныч! Где он?
Оказалось, что Агапова Николая Семеновича в Башне нет. И вообще он уже второй день сюда не приходит. Но номер его молодым людям известен, и они готовы «прям щас» позвонить ему с ближайшего телефона и сообщить, что в башне ожидает девушка с посылкой из Москвы, готовая обменять ее на слайды, которые он прихватил по ошибке. Агапова так устала бегать по городу, лазить по винтовым лестницам и получать по голове большим англо-русским словарем, что решила дожидаться слайдов здесь, не сходя с места.
Молодые люди клятвенно пообещали, что все скажут и ничего не перепутают! Они удалились, а Агапова вздохнула, устроилась поудобней и огляделась по сторонам. Круглое помещение было, похоже, кабинетом и библиотекой одновременно. У окна стоял большой письменный стол, на котором кроме горы папок и россыпи документов находилось еще множество разных предметов: старинная пишущая машинка, совсем древний чернильный прибор, песочные часы, круглый стеклянный шар, лампа с зеленым абажуром, пивная кружка, полная карандашей; большая лупа с медной ручкой, красная бейсболка, подстаканник со стаканом и циркулем вместо чайной ложечки внутри; два очешника, калькулятор, желтая резиновая перчатка, теннисная ракетка, деревянные счеты, бинокль, и – несколько неожиданно! – розовый женский тапок с пуховым помпоном.
По стенам располагались стеллажи с книгами, среди которых тоже попадались разные занимательные вещи: череп, несколько затейливых раковин, высушенный краб, желтый резиновый утенок, неправильной формы коряга, друза аметиста, плюшевый заяц, несколько приборов наподобие барометра или компаса и еще какие-то блестящие металлические штуковины непонятного назначения. На одноногой вешалке у двери висели синий халат, зеленый дождевик и кокетливый кухонный фартучек с оборочками – белый в красный горошек.
Пока Агапова разглядывала интерьер, Зюся и Джерки спускались по винтовой лестнице. Спускались они очень медленно, потому что то и дело целовались. Они вообще-то только неделю назад поженились, так что понять их можно. Добравшись, наконец, до выхода, они вдруг вспомнили, что родные ждут их к ужину. Молодой муж страшно боялся свою новообретенную тёщу, поэтому они рванули, что есть силы, в направлении ужина, машинально закрыв за собой тяжелую входную дверь. На засов. Про Агапову и обещанный ей телефонный звонок они забыли еще на середине винтовой лестницы...

Лиза во фритюре - купить книгу в интернет магазине, автор Евгения Перова - Ridero



Tags: Лиза Во Фритюре, Неправильный глагол, Франсуаза я Саган, путешествия
Subscribe

Posts from This Journal “Лиза Во Фритюре” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments