Category: дача

Category was added automatically. Read all entries about "дача".

я

Все, что вы хотели узнать обо мне, но боялись спросить!

прочие
брошюрыдва сборника

Книги издательства ЭКСМО  2016-2018:



2019 и 2020:


Фейсбук: https://www.facebook.com/jenny.perova
Инстаграмм: https://www.instagram.com/je_nny112/?hl=ru
Яндекс-Дзен: https://zen.yandex.ru/evgeniya_perova
Самиздат: http://samlib.ru/p/perowa_e_g/
Книгозавр: http://knigozavr.ru/2012/10/20/imennoj-ukazatel-dzhenni-perova/

Евгения Перова на сайте ЭКСМО
Мои книги в Интернет-магазине ЭКСМО
Аудиокниги
Мои книги:  На livelib     В Лабиринте     На Озоне   На ЛитРесе
Первые издания: Ловушка Для Бабочек на ЛуЛу     Друг Детства на ЛуЛу
Сайт книги Лиза Во Фритюре на Ридеро (ссылки на интернет-магазины):
Евгения Перова в программе Книжный базар на радио Наше Подмосковье (аудио)
Автор читает свои произведения (аудио)
Автор рассказывает о своих книгах (видео)


Музейная деятельность
Видео Евгения Перова в проекте Лица музея
Видео - доклад на семинаре Исторического музея в рамках Интермузея-2017: "ОСОБЕННОСТИ ХРАНЕНИЯ И ЭКСПОНИРОВАНИЯ ГРАФИЧЕСКИХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ"
http://mediashm.ru/?p=10178#10178

Collapse )
тайна

По грибы



Написала про грибы и вспомнила одно грибное лето – мы с мамой ездили в деревню Бараново (Можайский район) к бабушке Поле, это мамина тетка. Народу было много: баба Поля, ее муж дед Семен, их дочь Галя-маленькая и внучка Ирка-маленькая, моя крестная Галя-большая и ее дочь Ирка-большая, ее сестра тетя Валя и ее дочка Таня, еще какие-то дети и взрослые, уже и не помню. Ну, и мы с мамой. Родственники приезжали-уезжали, так что народ сменялся. Мы с мамой спали в сенях под пологом.
За грибами ходили в две партии – одна компания отправлялась в лес, а оставшиеся разбирались с грибами. Помню свой восторг – только вошли в сосновый бор, а там – грибов видимо-невидимо, не то, что у нас в Подмосковье. Но деревенские равнодушно проходили мимо – а, валуи. Брали грибы серьезные – белые, грузди, подосиновики. Весь день топилась на огороде печка, кипел большой котел с грибами – забежишь на минутку, а мама зачерпнет тебе половником круглую и скользкую шляпочку белого гриба.
Один раз мы с мамой заблудились – зашли куда-то, увлекшись подосиновиками, которых было множество, а тут гроза надвигается. Мама быстро ходить не может, а к деревне в гору лезть. Но как-то спаслись. Успели.
Вечером ужинали картошкой с грибами – тоже в два приема, чтобы не сидеть за столом сразу тринадцати человекам.
Еще, помню, в речке купались. Как купались – воды там по колено! Барахтались. Вода леденющая – выскочишь и бегом в избу, на печку отогреваться…

А но фотографиях моя мама с грибом, который я привезла с дачи подруги, и я - в другой деревне, дальней:



 
пишу

Отрывок из нового романа



Нашла на Пинтересте сразу двух героинь будущего романа!
Вот они: слева - Маша, справа - ее сестра Глаша.
Написано пока еще очень мало.
Но отрывочек про сестер могу дать:

Маша брела по шоссе и грызла сушку. Сушка была последней, шоссе – длинным, а есть хотелось все сильнее. Утром Маша успела только выпить кофе, потому что проспала первую электричку и с трудом успевала на вторую, которая два с лишним часа тащилась до нужного Маше полустанка, даже не имевшего названия и обозначенного как «142-й километр».

Конечно, Маша могла остановиться, снять рюкзак и достать оттуда один из пирогов, купленных в электричке. Пироги огромные – больше Машиной ладони. И очень вкусные. При мысли о пироге у Маши забурчало в животе. Она остановилась и оглянулась назад: ну что ж, половину пути она уже прошла. Осталось всего ничего, каких-нибудь метров семьсот. Ничего, она потерпит. Придет и сразу поставит чайник! А потом сядет под навесом и будет наслаждаться красотами природы, попивая свежий чай с пирогами. Ха, чай! А заварка-то там есть, интересно? Ну ладно, можно будет накидать в кипяток листочков смородины и мяты. И Маша прибавила шагу.

Наслаждаться красотами природы она начала сразу, как только вывалилась из электрички: Маша совсем забыла, что платформы хватает лишь на два головных вагона, поэтому чуть не упала, спрыгивая с высокой ступеньки. Вышла на шоссе и замерла от восторга: воздух тут, на 142-м километре, был свежий и прозрачный, небо – неимоверно синее и высокое, а солнце сияло так, словно и не конец сентября, а какой-нибудь июль. По обе стороны шоссе тянулись бесконечные поля, то соломенно-желтые, то коричневые, вспаханные. Они перемежались небольшими рядами деревьев: некоторые уже совсем облетели, а некоторые щеголяли золотыми и багровыми листьями. Маша улыбалась. Просто так, от полноты жизни. Мимо нее проносились редкие машины и мотоциклисты, в полях перекликались вороны, впереди суетились две трясогузки – то вспархивали, а то семенили короткими лапками. Как хорошо, что она догадалась поехать на дачу!

Впрочем, дачей это можно было назвать с большой натяжкой: участок в шесть соток и крошечный домик. Вернее, бытовка, купленная для временного проживания, пока не построится настоящий дом – хороший, добротный, зимний. «Вот выйду на пенсию, и станем там жить, – мечтательно говорил отец. – Курей заведем… Собаку…» «Курей! – фыркала мама. – Ты давно живую курицу видел?» Но деньги, отложенные на строительство, сожрали всякие дефолты, а потом умер отец, и стало понятно, что дом они не построят никогда. До болезни отец успел приладить к бытовке терраску с чуланчиком и возвести на другом конце участка деревянный туалет, такой основательный и красивый, что Машина сестра Глафира была согласна в нем жить. Потом они с Глашей соорудили навес к бытовке и нечто вроде душевой кабины рядом с сортиром.

Так и жили каждое лето – в тесноте, но не в обиде. Жила главным образом мама со своим внуком, Глафириным сыном Илларионом, которого все звали Лариком. Маша бывала на даче редко, только когда требовалась рабочая сила: картошку выкопать, бытовку покрасить. Красить Маша любила, а копать нет. Тем более полоть. Ну, еще смородину собирать – куда ни шло! Или малину.

А потом она вышла замуж и вообще стала приезжать на дачу только по великим праздникам, как выражалась мама. Денис не признавал все эти дачные удовольствия, да и с тещей был не в самых лучших отношениях, а Глафиру вообще терпеть не мог.

Ну вот, зачем она вспомнила Дениса? Никакого Дениса больше нет. На самом-то деле он есть, только уже не муж. Машино настроение резко испортилось, и она, чтобы успокоиться, забормотала привычную скороговорку: «Слишком много ножек у сороконожек… У сороконожек слишком много ножек…»

Их мама была логопедом, а обе дочери в детстве шепелявили, поэтому после маминых тренировок любую скороговорку на шипящие звуки могли произнести, даже не просыпаясь. Причем мама ловко приспособила скороговорки к именам дочерей, поэтому по шоссе с сушкой всегда шла Маша или Глаша.

Глаша была старшей сестрой. На целых пять лет старшей! Что давало ей полное право всячески изводить кроткую Мурочку. Да, Мурочку – именно так родные звали Машу, и она всю жизнь с этим боролась. Но что делать, если она была именно Мурочка – тихая, застенчивая, нежная и доверчивая. Бледная копия своей сестры, которую друзья называли Глаха, а то и Глашища.

Природа щедро одарила Глафиру: высокая, крупная, с копной неукротимых огненно-рыжих кудрей и яркими зелеными глазами, громогласная, решительная, умная и насмешливая, она стала главой семьи после смерти отца.

Мурочка же была гораздо ниже ростом, изящней сложением и никаких буйных кудрей не имела, но все равно была своей внешностью категорически недовольна. Нос ей казался слишком длинным, губы – бледными, а щеки впалыми. И глаза могли бы тоже быть зелеными, как у Глафиры, а не серыми, как у всех. Да еще брови и ресницы какие-то белесые! И веснушек хотелось бы поменьше, тем более что волосы у нее вовсе и не рыжие, а так, непонятно какие: не то русые, не то каштановые. Но волосы Мурочки выглядели «непонятно какими» только на фоне Глафириного «пожара», а так никто из друзей даже не сомневался в том, что Маша рыжая.

Глафира же нисколько не комплексовала из-за собственных габаритов, вызывающе рыжих волос, веснушек и несовременного имени. «Глаша – само совершенство, а еще самосовершенствуется» – это была ее любимая скороговорка. Конечно, на фоне блистательной Глафиры Мурочка терялась. «Машке дадут сушки, а Глаше – ватрушки!» – дразнила старшая сестра младшую, а та расстраивалась, потому что тоже хотела ватрушку, хотя и сушки любила. Но это была еще безобидная дразнилка – Мурочка сразу принималась реветь, когда слышала от сестры: «У Машки в кармашке вонючие какашки!» или «Мурочка – с переулка дурочка!» Но тут уже вмешивалась мама и отвешивала Глафире подзатыльник: «Отстань от ребенка! Такая дылда вымахала, а ума нет. Вот как назвали Глашей, так и вышло оглашенное создание. Надо было Соней называть, как я и хотела. Не-ет, только Глафира! Теперь и расхлебываем». Мама была не слишком довольна дочерьми: старшая «принесла в подоле», младшая развелась…
Снова вспомнив о неудачном замужестве, Маша прибавила шагу, громко скандируя на ходу:

Маше каша надоела.
Маша кашу не доела.
Маша, кашу доедай.
Маме не надоедай...
я

"Индейское лето" - отрывок



Очередной   отрывок ко дню Св. Валентина!
"Индейское лето" - сборник, в который вошло семь новелл.
Но отрывок будет только один - из новеллы, давшей название всему сборнику.
Анна и Димка

Димка приезжал каждый день, привозил что-нибудь вкусное – то дыню немыслимых размеров, то бутылку хорошего красного вина, то виноград изабеллу, и они долго вечерничали на крылечке или на качелях, ведя неспешные разговоры. Анна вставала рано и, пока еще было не так жарко, уходила на этюды или писала в саду бесконечные яблоки и сливы. Днем она читала, спала, а вечером… а вечером был Димка, который таращился на нее и все время улыбался. Анна не сразу поняла, в чем дело: ей и в голову не приходило, что его детская влюбленность могла дожить до сих пор! Она даже как-то неосторожно спросила: «А девушка-то у тебя есть? Небось, проходу не дают такому красавцу?» Димка стал красным, как помидор, а она отвела глаза и перевела разговор на другое, отругав себя за неделикатность – и чего смутила мальчика?
В субботу они решили сходить к дальнему пруду. Анна взяла этюдник, который Димка тут же отобрал у нее, и она шла барыней, подшучивая:
– Как хорошо иметь пажа! Всегда буду брать тебя с собой!
Он решил искупаться и ушел подальше – стеснительный какой, подумала Анна, усаживаясь рисовать. Здесь, у воды, было не так жарко, пахло тиной и пожухлой листвой, сновали деловитые скворцы и пищали в листве синицы. Дима вернулся, сел рядом на бревно – джинсы подвернуты до колен, без рубашки, с капельками воды на коже, волосы мокрые, весь загорелый и такой складный, что Анна осторожно косилась на него. И опять ее поразило ощущение свежести и чистоты, исходящее от него: Димка был такой юный, такой новенький – словно только что из целлофана!
– Хочешь яблоко?
И сама впилась зубами в румяный яблочный бок, истекающий соком. Димка посмотрел на нее каким-то странным взглядом и отвернулся, взяв яблоко. А она все еще ничего не понимала. И только в переполненном автобусе, когда на повороте их резко прижало друг к другу, она собственным телом, еле прикрытом тонкой тканью сарафана, ощутила всю силу его мужского желания. Он покраснел просто чудовищно, до слез, и повернулся к окну – Анна видела сбоку, как дергается скула и горит ухо. Когда вылезали из автобуса, он не подал ей руку и шел, насупившись.
«Ничего себе! – думала она, – Какая же я дура! Другая давно бы поняла, зачем он каждый день приезжает на дачу, зачем ходит за ней хвостом. Я же играла в него, как в живую куклу! И что теперь делать? Надо это как-то прекратить, а как?» И ей было жалко тех дружеских отношений, которые, как она думала, сложились между ними: теперь не взъерошишь ему волосы, не обнимешь ненароком, не прикоснешься… Такой милый, такой юный, он все казался Анне тем смешным мальчиком, который доставал для нее кувшинки из пруда, прыгал с тарзанки и играл с ней в догонялки.
Ужинать Дима к ней не пошел, и Анна была этому рада. А посреди ночи проснулась от такого мучительного желания, что просто взвыла, сжав что есть силы ноги: ей снилась яростная любовная сцена – в саду, на траве, под луной! И тот, кто так мощно овладевал ею, чье тело светилось в призрачном лунном свете, был не Сергей. Это был Дима. Анна, вся мокрая от пота, села на кровати, прижав руку к телу – низ живота тянуло от боли, а сердце колотилось, как сумасшедшее. В комнате было душно – она встала и подошла к окну: и правда, лунный свет заливал сад, а напротив, под яблоней, сидел на земле Дима и смотрел прямо на нее, голую и взбудораженную от так и неудовлетворенной страсти. Она отпрыгнула назад – как будто он мог до нее дотянуться, до второго-то этажа! И когда через пару минут осторожно выглянула, в саду уже никого не было. «Это он! – думала Анна, лежа без сна в горячей постели, – Он смотрел в мое окно, он хотел меня. А мне это снилось. Что же делать?!»
Назавтра он целый день не показывался, но ближе к ночи не выдержал, пришел. Анна делала вид, что ничего особенного не случилось, и Димка постепенно успокоился, а зря – когда пили чай, Анна сказала, глядя в чашку:
– Я думаю, тебе не надо больше приезжать сюда.
– Почему?
– Ты понимаешь.
– Нет!
– Послушай, у нас с тобой ничего не получится.
– Я тебе не нравлюсь?
– Нравишься, но… как друг или младший брат! Димочка, я же на десять лет тебя старше!
– На девять лет три месяца и четырнадцать дней.
– Надо же, подсчитал!
– Только не говори, что испытываешь ко мне материнские чувства! – он прямо взглянул ей в глаза, преодолевая смущение, и Анна опять почувствовала: нет, он не ребенок, он – мужчина.
– И вообще-то я не свободна.
Он усмехнулся:
– И где он? Почему ты тут одна?
– А это не твое дело! Иди. И не приходи больше.
Димка вскочил и убежал, хлопнув дверью, но, когда Анна, убрав со стола, вышла на крыльцо, он все еще сидел там и встал при виде ее.
– Дим, я все сказала, чего ты еще ждешь? Иди, пожалуйста! Лишнее это все…
Но он шагнул к ней – Анна отступила и прислонилась к двери:
– Дима!
Она вдруг так живо ощутила, что они совершенно одни здесь: вокруг стояли пустые дачи, сонно дышал и шуршал ночной сад, а старый дом, в дверь которого она упиралась спиной, словно подталкивал ее навстречу этому мальчику, и Анна слегка испугалась того, что может вдруг произойти между ними. Дима придвинулся еще ближе – схватив за волосы, завязанные сзади в хвост, оттянул ее голову назад и поцеловал в губы. Анна почувствовала такое смятение от этого неловкого, но страстного поцелуя, что не сразу оттолкнула его. Потом, опомнившись, с силой ударила по щеке, ушла в дом, закрыла дверь, выпила две таблетки снотворного и пошла спать...
перо

Отрывок из романа "Потому что люблю тебя"

cover1__w600

Книга уже продается в интернет-магазине ЭКСМО!
https://book24.ru/product/potomu-chto-lyublyu-tebya-1829790/


Очередной отрывок из первого романа 2018 года
Авторское название - "Главный герой"

Эпиграф к роману:


Вот так, скрипя о петли бытия,
Раскачивает ветер колыбель,
Где нас Творец попарно изваял:
Совместный быт, совместная постель,
И только вечность каждому своя…
Елена Касьян


ПРОЛОГ

Девочка лет пятнадцати с большим букетом розовых пионов торопливо поднималась по лестнице старого четырехэтажного дома, затерявшегося в паутине кривых московских улочек неподалеку от Добрынинской площади. От нетерпения она даже перепрыгивала через ступеньки. Каблучки звонко стучали по истертому мрамору, светлый хвостик волос подпрыгивал в такт шагам, щеки горели, а нос забавно морщился, словно принюхиваясь к заманчивым ароматам, доносящимся с третьего этажа. Совсем запыхавшись, она позвонила, и дверь почти тотчас открылась – на пороге стоял высокий длинноволосый молодой человек. Именно его двадцатилетие здесь и праздновали. Увидев гостью, он заулыбался:
– Привет! Там что, дождь? Ты вся в капельках!
– Ага, дождь! А на твой день рождения всегда дождь, не замечал?
Молодой человек с удовольствием окинул взглядом ее небольшую ладную фигурку с заметной уже грудью.
– Вот, это твоей маме! А это тебе! – девочка вручила ему букет и книгу, перевязанную ленточкой с бантом, и он пристроил подарки на столик у зеркала. – Поздравляю! И желаю… ну… всего, чего хочется!
– А поцеловать именинника?
Девочка чуть покраснела, привстала на цыпочки и целомудренно чмокнула его в щеку.
– Ты так славно пахнешь, – растерянно произнес молодой человек, не в силах отвести взгляд от серых, широко распахнутых глаз, что смотрели на него с восторженным обожанием. Пахло июньским дождем, пионами… и еще чем-то, неуловимым, но влекущим… Может, расцветающей юностью?
И вдруг он поцеловал ее сам, в губы – получилось так по-настоящему страстно и сильно, что на пару мгновений они выпали из реальности, а вернувшись, взглянули друг на друга с испуганным изумлением. Юноша виновато улыбнулся и сбежал к гостям, а потрясенная девочка закрыла глаза и провела пальцем по губам, которые он только что целовал…

Collapse )
тайна

Мышиный пост

42a26de36eb7ab482b8ef15ecff20dee

Московское время 23:11.
Соседи сбоку (или сверху?) издают странные звуки - словно скребутся в стену! Такие корябающие и цокающие звуки-стуки. Словно огромная мышь шебаршится.
Вот что они такое делают в двенадцатом часу ночи?!

cff499128a892eaeafc0a8813532b1bc

Вспомнила мышей на даче.
Дача - это сильно сказано.
У нас был металлический домик площадью 10 кв. м.
Там была спальня и кухня.
Изнутри стены были обшиты фанерой, прикрепленной на деревянную сетку из реек. То есть, как вы понимаете, между металлической и фанерными стенками было пространство! Вот там и обитали мыши. По ночам они устраивали мышиные бега - ощущение, что прямо по тебе бегают. Стукнешь кулаком по стенке - минут на пять затихают, а потом опять...

d46f1167babd3120c128999ed204db2a   2bc68ce7c740a7a46455737506ca8d89

А когда я только пришла работать в отдел реставрации - в 4-й корпус Новодевичьего монастыря, атмосфера там была вполне средневековая: вечером, выходя в темный коридор, надо было топать посильнее, разгоняя крыс. А мыши, ничего не боясь, гуляли по газовым и водопроводным трубам на стенах, пока мы пили чай. В другом корпусе во время чаепития мышата вылезали из норы и смело брали из рук кусочки печенья, а их мамка в истерике пищала из-за стены: домой, домой! Дети не слушались.

cab6e04e0b5831ce09cd0df43a351477

56773ed4f495685f616b1bc82960d29a

Мыши:
https://ru.pinterest.com/pin/390194755201450773/
https://ru.pinterest.com/pin/390194755201270495/
https://ru.pinterest.com/pin/390194755201269652/
https://ru.pinterest.com/pin/390194755196790878/
https://ru.pinterest.com/pin/390194755196790831/
https://ru.pinterest.com/pin/390194755196790876/
тайна

Деревенские дневники

4
Марханга

Напугала я тут читателей описаниями дорожных трудностей!
Поэтому немножко про саму деревенскую жизнь -  про красоты и приключения!

Отрывки из дневника 1988 года (первое наше там лето) - очень многое из этих записей вошло потом  в мой роман "К другому берегу" - 1-я книга "Кругов по воде":


8 августа, понедельник
Утром по огороду бегала белка – темно-рыжая с черным хвостиком.
Ходили в поход до Марханги-реки. Вышли в пол-второго, вернулись в семь. Устали как собаки. Дождя не было, солнце показывалось из облаков и припекало. Исследовали заброшенные деревни, набрали разной мелочи. Всюду трава выше пояса. У реки много цветов – и гвоздики малюсенькие, и фиалки. В реке вода прозрачная, и я даже видела сверху, с горы, как ходит и плещет рыба. Много всяких птиц, известных и нет. Пока шли по дороге, впереди летела стайка трясогузок. Висел в небе ястребок, часто-часто махая крылышками, срывался вниз и опять зависал...

Collapse )
тайна

Дачной ностальгии пост - 2

Oсенняя дача художник - АЛЕКСАНДР АБИНОВ    Костер потух, и дым прозрачен, Я вижу сквозь него, как сон, Давно забытый домик дачный, Зажатый клёнами в кольцо. Поросшую травой дорожку Из развалившихся камней, Я помню, как неосторожно По ней ходила ты ко мне. Всё в прошлом, места нет надежде, Всё перечёркнуто давно. Но скатерть - белая, как прежде, В бутылке – старое вино, И осень, яблочко катая По блюдцу, мне покажет вновь, Как ждёт меня, ещё живая, Почти забытая любовь. (А.Беркут):

Oсенняя дача художник - АЛЕКСАНДР АБИНОВ

Костер потух, и дым прозрачен,
Я вижу сквозь него, как сон,
Давно забытый домик дачный,
Зажатый клёнами в кольцо,
Поросшую травой дорожку
Из развалившихся камней,
Я помню, как неосторожно
По ней ходила ты ко мне.
Всё в прошлом, места нет надежде,
Всё перечёркнуто давно.
Но скатерть - белая, как прежде,
В бутылке – старое вино,
И осень, яблочко катая
По блюдцу, мне покажет вновь,
Как ждёт меня, ещё живая,
Почти забытая любовь.
(А.Беркут)

Collapse )
тайна

Дачной ностальгии пост



Очень похоже на Расторгуево!
Раньше там тоже много таких дачек было, а теперь бОльшая их часть снесена или разрушается, а вместо милых деревянных домиков понастроены дворцы и замки за высоченными глухими заборами...
А эта фотография (и несколько следующих) - из чужой подборки "Старая дача":
http://www.oooarsenal.ru/post.php?id=11204

Там, правда, новодельные "замки" тоже есть.

Старая дача

Collapse )
тайна

По грибы!



Вчера гуляла и в парке встретила женщину с ведром грибов - подберезовики, белые!
Следом шла ее подруга - тоже с полным пакетом.
Говорят, в Суханове набрали.
Так захотелось за грибами...

Когда я была маленькая, мы жили в деревянном доме, так на участке росли грибы!
А рядом были дачи детского дома, где дедушка сторожем работал, там тоже росли...
Я застала только свинушки, а раньше и белые  водились, и подберезовики с подосиновиками.
Самый первый мой гриб - подосиновик.
Дедушка на него навел.
Года четыре мне было, наверно.
Помню свой восторг!



Вот где грибы были - в деревне Бараново Можайского района, куда мы с мамой к родственникам ездили:

Народу много, и за грибами ходили в две партии – одна компания отправлялась в лес, а оставшиеся разбирались с грибами. До сих пор помню свой восторг: только вошли в сосновый бор, а там – грибов видимо-невидимо! Не то, что у нас в ближнем Подмосковье. Но деревенские равнодушно проходили мимо – а, валуи! Брали грибы серьезные – белые, грузди, подосиновики. Весь день топилась на огороде печка, кипел большой котел с грибами – забежишь на минутку, а мама зачерпнет тебе половником круглую и скользкую шляпочку белого гриба…
Один раз мы с мамой заблудились – зашли куда-то, увлекшись подосиновиками, которых было множество, а тут гроза надвигается! Мама быстро ходить не может, а к деревне в гору лезть. Но как-то спаслись.