?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: животные

прочие
брошюрыдва сборника

Книги издательства ЭКСМО  2016-2018:



2019:



Фейсбук: https://www.facebook.com/jenny.perova
Инстаграмм: https://www.instagram.com/je_nny112/?hl=ru
Яндекс-Дзен: https://zen.yandex.ru/evgeniya_perova
Самиздат: http://samlib.ru/p/perowa_e_g/
Книгозавр: http://knigozavr.ru/2012/10/20/imennoj-ukazatel-dzhenni-perova/

Мой сайт

Евгения Перова на сайте ЭКСМО
Мои книги в Интернет-магазине ЭКСМО

Мои книги:  На livelib     В Лабиринте     На Озоне   На ЛитРесе     На Амазоне
Аудиокниги

Первые издания: Ловушка Для Бабочек на ЛуЛу     Друг Детства на ЛуЛу

Сайт книги "Лиза во фритюре" на Ридеро (ссылки на интернет-магазины):
https://ridero.ru/books/liza_vo_frityure/

Аудио Евгения Перова в программе Книжный базар на радио Наше Подмосковье

Автор читает свои произведения

Музейная деятельность

Видео Евгения Перова в проекте Лица музея
Видео - доклад на семинаре Исторического музея в рамках Интермузея-2017: "ОСОБЕННОСТИ ХРАНЕНИЯ И ЭКСПОНИРОВАНИЯ ГРАФИЧЕСКИХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ"
http://mediashm.ru/?p=10178#10178

Коротко об автореCollapse )

Миры Макса Фрая



Сколько лет я мечтала найти чтение, в которое можно ухнуть с головой, как в детстве! После "Гарри Поттера" ничего такого не попадалось, пока я не открыла для себя миры Макса Фрая, в которых не то что с головой ухнула, а растворилась без остатка.

Первый раз по текстам Фрая я пролетела на метле - надо же было знать, чем сердце успокоится! Теперь читаю по второму разу, уже осмысленно. Конечно, я пропустила массу подробностей и намеков! Меня так потрясли "Огненные страницы" - не хуже, чем самого Макса. А дойдя до "Тихого города", я ужасно расстроилась, что Макс все-таки оказался выдумкой Джуффина и что ему пришлось отказаться от Ехо. Не знаю, почему так сильно расстроилась. И вот прочла второй раз, уже более вдумчиво.

Слушайте, это же совершенно гениальная вещь! Отношения Джуффина и Макса - это отношения автора и пресонажа, причем вообще-то неясно, кто из них кто. Не менее вероятно, что Макс нашел возможность осуществиться через Джуффина, который думал, что творит вполне самостоятельно. В общем, они друг друга поймали.

Это так мне знакомо! Я всегда знала, что мои персонажи существуют где-то Там, в Другом мире. И проявляются, только когда сами захотят. И меняют меня изнутри.
Магия.

И вот сейчас внезапно захотела осуществиться странная девочка, разъезжающая по городу на роликах - в маске енота и с пышным полосатым хвостом! Она притащила за собой кучу персонажей, они постепенно проявляются, и еще неизвестно, кто из нас кого выдумывает и кто кого вытаскивает из небытия.

Кажется, мне удалось вырваться из моего Тихого города. Вперед!

Дама с собачкой



Karl Briullov Портрет У. М. Смирновой. 1837-1840.


Новый роман - "Мужчины, которых мы выбираем" (должен выйти в ноябре)
Саундтрек - Oscar Benton Bensonhurst Blues...

Пролог
Высокий молодой мужчина в джинсах, неприметной куртке и бейсболке, надвинутой козырьком на глаза, подошел к подъезду семнадцатиэтажного жилого дома и постоял, словно кого-то ожидая, а когда в дверях показалась мамаша с коляской, проворно заскочил внутрь – кода он не знал. Поднялся пешком на пятый этаж, на ходу надевая тонкие перчатки, огляделся по сторонам, а потом ловко открыл дверь одной из квартир. На пороге он замер и некоторое время прислушивался, но было тихо. Мужчина перевернул бейсболку козырьком назад и начал неспешный осмотр квартиры, отворяя дверцы шкафов и заглядывая в ящики. Первым делом он отодвинул скользящую дверцу шкафа-купе в прихожей, оттуда на пол вывалились мужские тапки огромного размера, пустая коробка и яркий фиолетовый шарф. Мужчина поморщился и запихнул все обратно, пробормотав: «Так я и думал». В большой комнате, служившей спальней, он задержался подольше и иронически хмыкнул при виде роскошного ложа с резной спинкой.
Войдя в маленькую комнату, мужчина ахнул и негромко воскликнул: «Кошки! И как это я забыл? Где же они?» Действительно, в комнате были кошачьи домики и лежанки самых разнообразных видов и размеров, когтеточки, конструкции для лазанья, кошачьи туалеты и многочисленные игрушки, а также поилка, аппарат для автоматической подачи корма и тренажер в виде большого колеса, но ни одной кошки не наблюдалось. Мужчина затаил дыхание и снова прислушался, но не услышал никаких звуков, кроме тех, что доносились с улицы. Тогда он еще раз прошелся по квартире, но никого так и не увидел.
Сделав все, что хотел, мужчина ушел. Через некоторое время в прихожей материализовались две кошки – черная и золотистая. Взволнованно переговариваясь, они обнюхали ручку входной двери, запрыгнули на тумбочку и уселись ждать прихода хозяйки.
А незнакомец, выйдя из подъезда, прошел переулками к своему автомобилю, завел мотор и включил музыку: «Bay Parkway wonder, – запел хрипловатый голос Оскара Бентона, – You're such a success. Your pretty secretary, ha! She say you are the best…» Мужчина усмехнулся и медленно двинулся вперед, внимательно приглядываясь к идущим по тротуару девушкам. Выбрал одну и поехал за ней…

Кошачьи истории - 3



Продолжение кошачьих историй в честь Международного дня кошек!
Роман Другая женщина - три любовных истории, четыре кошки.

Кошки первая и вторая - "Другая женщина":

После смерти Германа Валерьяновича Лёке пришлось по кусочкам восстанавливать эту отдельную и самостоятельную личность. До сих пор ей иногда снилось то страшное утро, когда она, привычно потянувшись поцеловать еще спящего мужа, ощутила губами его почти остывшую плоть. Лёка дико закричала, шарахнулась, упала на пол и, как была – в длинной ночной рубашке с оборочками и кружевцами – кинулась на лестничную площадку и билась там о закрытые двери соседских квартир, пока вышедшая на шум Роза Михайловна не увела ее к себе. Увела, напоила валерьянкой, вызвала скорую, которая и констатировала смерть. Лёке вкололи что-то покрепче валерьянки, но она так и не пришла в себя к похоронам, о которых пришлось хлопотать Розе Михайловне. Лёка часами сидела в оцепенении на чужом диване, держа на руках беременную кошку Грету – никакого Чарлика тогда еще не существовало. Грета была кошка чопорная и высокомерная – дворянской породы, как говорила ее хозяйка, подобравшая полосатый орущий комочек у помойных баков. Кошка не сильно любила всякие обнимашки, но почему-то терпела судорожные объятия Лёки...


Художники: Arsen Kurbanov & Diane Hoeptner

Окончательно спасла Лёку другая кошка - дочка Греты – маленькая рыжая Пеппи с белым чулочком на левой задней лапке, шкодливая, забавная и ласковая, которая очень быстро научилась обнимать Лёку за шею мягкими лапками: обнимашки! Кошка постепенно прогнала все фобии и страхи, и Лёка потихоньку выбралась из одолевавших ее болячек, а ведь за три года брака она ни разу ничем не болела...

Третья кошка живет у Варвары - главной героини следующей новеллы "Непарная Варежка":


Художник LESLEY ANNE IVORY

...поговорив с Томкой, Варя вдруг поняла, что не хочет ни ехать с Котовым в Египет, ни вообще жить с ним дальше. Она опять вспомнила Глеба, и сердце защемило. За последние семь с лишним месяцев Варвара была в Филимонове от силы раза три, и в каждый приезд ужасно боялась случайно встретиться с Глебом или Шараповым, которому даже не звонила – зачем? Только душу травить! А Глеб в последнее время вспоминался ей очень часто и снился чуть не каждую ночь…
– Ну ладно, поздно уже, – Варя поднялась. – Пора и честь знать!
– Сейчас я расписание посмотрю, – засуетилась Томка. – Чтоб ты зря на платформе не стояла!
– Не надо. Я в Филимоново поеду. Домой.
– В Филимоново?!
– Ну да. Все – побаловались с Котовым, и хватит.
– Понятно. Ну ладно, Димка тебя отвезет, – Артемьевы год назад купили машину, но катались на ней в основном в Филимоново: в Москву не наездишься, одни пробки.
– Да ну, неудобно. Я тачку поймаю, до новой трассы довезут, а там добегу.
– Варь, тебе не стыдно?! Дим! Дима! Варька стесняется попросить, чтоб ты ее домой отвез! В Филимоново!
– Варежка, ты с ума сошла?! Стесняется она!
В машине Варя не выдержала и заплакала. Димка покосился на нее, тяжко вздохнул и спросил:
– Ушла, что ли, от Котова-то?
Варька кивнула, всхлипнув.
– Ну и правильно! Ты достойна лучшего. Не плачь, Варежка. Все наладится.
– Когда, Дим? Когда наладится?! Мне уже почти тридцать пять! И где он, мой лучший?! Да и не мой он вовсе! Нет, видно я варежка-то непарная…
– Так сильно его любишь? Глеба?
– Да. Но это безнадежно, ты же знаешь.
– Ну ладно, ладно! Ничего, как-нибудь. Хочешь, завтра заеду с тобой к Котову, вещи заберешь?
– Спасибо…
Димка проводил Варю до дому и занес сумку с вопящей кошкой – освобожденная из заточения Муся замолчала, огляделась, принюхалась, с чувством потянулась, поточив когти, и побрела, ворчливо мявкая, к своей миске.
– Слышишь, ругается на меня? Сейчас, сейчас, грымза ты старая!
«Сама такая!» – явно огрызнулась Муся, и Варя с Димкой невольно рассмеялись. Прощаясь, Димка вдруг обнял Варвару, а потом поцеловал ей руку. Варька удивилась – что еще за нежности?! Но увидела страдальческое выражение Димкиного лица и похолодела: не может быть! Открыла было рот, но ничего не сказала: а что тут скажешь? Лишь пару мгновений смотрели они друг другу в глаза, Димка тут же отвернулся, но Варвара поняла: Дон ее брат по несчастью – или по счастью, это уж как рассудить. У него кто-то есть. Другая женщина! И тоже все безнадежно! Бедный, бедный Дон…
А Томка?! Варька вспомнила слова Тамары: «малахольный», «фигней занимается»! Сколько раз она говорила Тигре, что нельзя так обращаться с мужем, но в ответ получала только ехидное: «Что-то ты уж больно его защищаешь!». И вот, пожалуйста…
– Ди-им! – не выдержала все-таки Варька. Прозвучало это довольно жалобно. – Димочка… Как же ты живешь?! И давно это?
Дон как-то криво улыбнулся и махнул рукой:
– Да все нормально, не переживай.
– Может, расскажешь? Ты ж знаешь, я всегда была на твоей стороне!
– Прости, нет. Это мои проблемы. Мне и решать.
Димка уехал, а Варвара еще долго стояла на полутемной улице, печально глядя вслед удаляющимся красным огонькам его машины...

Четвертая кошка повляется в финале третьей новеллы - "Женщина на миллион":

Ирка подняла крышку, и на нее тут же уставился желтыми глазищами маленький вислоухий котенок – зевнул, потянулся, растопырив лапки, сел и звонко произнес:
– Мрррау! – это прозвучало как: «Привет!».
– Ой! Котик!
– Это кошечка. Скотишш фолд. Расцветка называется серебристо-черная табби. Зовут Зайка Флэппи Джонс Кити Лав. Ей три месяца.
– Зайка! Точно, зайка! Ой, я не могуууу…
Мужчины с улыбкой смотрели на Ирку, которая умилялась над котенком, серьезно ее разглядывающим.
– Ты Зайка, да? Ой, чудо какое!
– Мррав! – подтвердила Зайка и полезла к Ирке на руки.
– Она разговаривает! Господи, Чембарцев запомнил, что мне нравятся вислоухие кошки…
Некоторое время все суетились: разбирали сумку с приданым Зайки, здоровались с Антипкой, усаживались за стол, устраивали кошечку, которая решительно заявила, что согласна сидеть только на плече у Ирки – отсюда же все видно, вы что! Наконец, разлили, выпили, закусили – за знакомство...

...

Андрей пошел разыскивать Зайку и нашел в туалете, где кошечка важно восседала в лотке, задрав хвост, потом быстро закопала лапкой, что наделала, и посмотрела невинным взглядом.
– Молодец! – похвалил Андрей. – Умница! Хорошая девочка! Красавица!
Зайка дернула крошечным хвостиком и с независимым видом прошествовала мимо Андрея походкой манекенщицы, обронив на ходу небрежное: «мрряв!» – сама, мол, знаю, что умница и красавица! Но Андрей хлопнул в ладоши, и Зайка подскочила, изогнула спинку, задрала хвостик, и поскакала боком на вытянутых лапках, Андрей хлопнул еще раз, и она галопом помчалась вглубь квартиры. Когда Ирка пришла к Андрею, он лежал с книжкой Чембарцева в руках, а Зайка спала у него на животе.
– Это что ж такое?
– Ир, она сказала, что хочет спать только так, правда! Я ей устроил домик на кресле – нет, ни в какую. Тут, говорит, мягче и теплее!
– Прямо так и говорит? – Ирка скользнула к нему под бок, и Зайка сонно приветствовала ее – мрр-мрр!
– Это ж надо, какая кошка разговорчивая! – прошептал Андрей, откладывая книгу.
– Мррря! – тут же откликнулась Зайка.
– Все, конец спокойной жизни! Нет, Ир, ты подумай: в квартире четыре комнаты! Четыре! И кухня! А мы все здесь в кучке! С кошками и Осликами! Никакой тебе свободы действий, а?!
– Подожди, Ослик чуть подрастет, в детской будет спать.
– Может, еще и собаку завести? Для полноты картины?

...

Дочитав книжку, Ирка пошла к Андрею: влезла тихонько, обняла, поцеловала и уткнулась ему в бок. Подумала: спасибо, Господи! Как хорошо, что мы живы-здоровы, любим и любимы, что счастливы… Что у нас есть Антипка! И Зайка… И – может быть! – будет Асенька…
Как хорошо, что мы нашли друг друга!
Теперь бы не потерять.
А когда Ирка заснула, тихонько пришла маленькая кошка с желтыми глазами и улеглась у них в головах. Улеглась и замурлыкала, перебирая лапками: «Прравильно, прравильно, хоррошо! Не потерряетесь! Я пррисмотррю… мрррр… мррр… мррр…».

Кошчьи истории - 2


Художник Stephanie Manchipp

Продолжение кошачьих историй в честь Международного дня кошек!
В саге "Круги по воде" есть кошка в первой книге - "К другому берегу" и в третьей - "Омуты и отмели":


К другому берегу:

Леший пошел, покачиваясь, к любимой березе, подышать. А там Марина, на звезды смотрит. С кошкой разговаривает – издали услышал:
– Ах ты, кошка! Ах, какая ты ко-ошка! Ты такая смешная! Разве ты кошка? Ты енот какой-то. Ишь ты, лапки у тебя черные, прям танцовщица из Мулен-Руж. И пяточки черные! Давай ты со мной поедешь, а, кошка? Ведь не поедешь? Не поедешь…
Обиделся – с кошкой разговаривает, а с ним – ни словечка! Кошка, понимаешь…
– Кто там?!
– Это я.
– Леший!
Подошел, сел рядом.
– А где кошка?
– Убежала, забоялась.
– Меня… забоялась?! Кошка! Моя же кошка… меня… предательница! Как все вы! Ба-абы!
– Лёша, да что с тобой? Ты напился что ли?
– А что со мной? Со мной все нормально. А с тобой вот что? Ты забыла меня?
– А ты меня – не забыл разве? Пойду-ка я.
– Нет, подожди! Посиди. Ты что… Ты со мной совсем… говорить не хочешь?!
– Ну, давай поговорим. Ты давно здесь?
– Где?
– В деревне!
– А-а… Третий год… Или второй? Забыл.
– Как третий-второй? Ты что, все время здесь живешь что ли?
– Ну да. Почти. То приеду, то уеду. Туда-сюда. Мотаюсь как это… как его… в проруби.
– А… семья?
– Семья! Нету никакой семьи. Кошка и все.
– Ты что… ты – ушел?!
– Я ушел? Я ушел. Я от бабушки ушел, я от дедушки ушел! Ушел. Да. Развелся.
– Почему?
– Почему-у… А вот это ты мне скажи – почему?!
– Я – скажи?!
– Ну да! Ты – скажи! Ты же баба – вот и скажи, почему это вы так можете! Почему это так вот можно при живом муже… а?!
– Она тебе что – изменила?
– Ну да, да, да! Сука…
– Подожди… как же это?
– Это вот ты мне и скажи – как?! Как это можно – от одного беременна, за другого замуж, с третьим переспать, а?!
– Я не знаю.
– А что ты знаешь? Как с женатым гулять – это ты знаешь?
– Это я знаю.
– А-а! А про жену его – ты думала?! Ей каково было, а?! Как это можно…
– Не думала. Я пошла.
– Коне-ечно… С горочки-то кататься – одно, а саночки возить – другое! А теперь вот… Скорбь мировую изобража-аешь…
– Ты! Знаешь что! Пошел ты!
И растворилась в темноте. А он остался – сидел, бормотал что-то сам себе, то кошку звал, то кричал в темноту: «Марина-а!»

...

...ты знаешь, кошка со мной на этюды ходит! Я сначала думал – случайно. Потом смотрю – нет. Бежит за мной, деловая такая. Потом я работаю, а она вокруг лазает. Или придет, у ног ляжет, смотрит. Ну, говорю, как тебе? Понюхает, фыркнет! Смешная…
– Надо же!

...

К ночи Леший вдруг вспомнил:
– Смотри-ка, а кошка так и не объявилась! Раньше всегда приходила, не сразу, но приходила.
– А я думала, может, забрать ее с собой? Или не захочет?
– Да как ее довезешь, ты что!
– А в корзинке? Сверху – тряпочкой завязать! И дышать можно, и в дырочки смотреть…
– Ага, так она и станет тебе в дырочки смотреть! Марин, ну ты только представь – катер, автобус, поезд, метро. Да она от страха сдохнет по дороге!
– Жалко! Такая кошка смешная! Мне ее не хватало.
– Да мне тоже жалко, а что делать! Она раньше так переживала, когда я уезжал – провожала, бежала за мной до воды. Когда возвращался, она первые дни все время бегала проверять – здесь я или нет. А потом я стал ее к тете Маше относить, и она поняла: раз в тот дом несут, значит, хозяина долго не будет. И мисочку ее убирал. Если ненадолго куда уходил, оставлял, чтобы знала – скоро буду.
– Надо же, какие у вас сложные отношения!
– Что ты!..

Утром уходили и оглядывались на дом, на деревню. Кошку высматривали. Увидели, когда уже катер пришел:
– Лёш, вон она!
Сидит наверху на склоне, хвостом лапки обвила.
– Кис-кис! Кошка! Иди сюда!
Нет, не идет. Сидит, смотрит важно.
– Ну, тогда – прощай!
Отплыли. Кошка привстала столбиком, посмотрела вслед катеру, потом спустилась к воде, понюхала, полакала быстрым язычком и пошла вдоль кромки, высматривая мелкую рыбешку. Хотя какая рыбешка – вода ледяная.

Омуты и отмели:

Эпилог:


Художник Léonard Tsuguharu FOUJITA

В большой кухне все еще не достроенного дома Свешниковых Юлечка, Маргоша, Фрося и Татьяна Кондратьева уже что-то резали, жарили и запекали, готовясь к празднику – то хохотали между делом, то вдруг принимались петь в четыре голоса: «Вот кто-то с горочки спустился-а…». С горочки к речке спускался Анатолий – в одних трусах и с полотенцем на шее, а за ним бежал, подскакивая и задрав хвост, пушистый полосатый котенок с черными лапками. Анатолий останавливался и хлопал в ладоши, прогоняя котенка домой, а тот отступал, но, стоило Толе отвернуться, снова бежал за ним.
– Ах ты, поросенок! – Анатолий, кряхтя, нагнулся, подхватил котенка и поднял к лицу. – Куда это ты намылился, а?
Вернулся и через окошко посадил котенка на терраску, заглянув по дороге в кухню, где смеявшиеся чему-то женщины тут же испуганно притихли, а Анатолий ухмыльнулся: ему нравилось, что они его боятся. Но Фрося не боялась – она высунулась в окошко и поцеловала Анатолия, обняв за шею и вымазав ему мукой все плечи...

Кошачьи истории - 1


Cheryl Wilson

В честь сегодняшнего Международного дня кошек решила собрать все кошачьи истории из своих романов! Самый первый по времени создания - Лиза во фритюре

Вадюка не знал, где живет Алёна, но готов был провожать ее хоть в Электроугли или Балашиху. К счастью, в Балашиху идти не пришлось: Алена жила всего в трех кварталах. Поскольку было уже очень далеко за полночь, и метро не работало, она благородно пригласила Вадика переночевать. Не подумайте чего плохого: Алёна была девушка приличная, и к тому же в двухкомнатной квартире жила не одна, а с мамой, братом-подростком и кошкой. Вадик переночевать согласился, но с некоторой опаской. Во-первых, он всегда слегка опасался покушений на свою добродетель со стороны прекрасного пола, так как был несколько неуверен…

– в собственной добродетели! – подсказал Алюсик.

…во-вторых, за те 15-20 минут, что они шли до Алёниного дома, она успела так наехать ему на уши своей Санта-Барбарой, что он стал сомневаться, а так ли сильно он на самом деле сражен ее неземной красотой, как ему показалось с первого взгляда! Вадюку устроили на раскладушке в маленькой комнате вместе с братом. Кошка, необычайно заинтересовавшаяся появлением в ее квартире нового лица, со второй попытки проникла в комнату, прыгнула на раскладушку, села Вадюке на ноги и стала его разглядывать желтыми глазами. Под упорным взглядом кошки Вадик никак не мог заснуть.
– Простите, вы не уберете кошку куда-нибудь в другое место? – прошептал Вадик.
– Чем она тебе мешает? – спросил брат, крайне раздраженный тем, что эта идиотка Ленка притащила посреди ночи какого-то дебила, который теперь не дает спать добрым людям!
– Она на меня смотрит!
– Ну и что?!
– Я ее боюсь!
– Ну, блин! – сказал брат, встал, схватил кошку за шкирку и бесцеремонно вышвырнул ее на кухню, предусмотрительно подперев дверь стулом.
На стул он положил все тяжелое, что смог найти в 3 часа ночи на кухне: пару сковородок и старинный чугунный утюг. Он-то уж знал собственную кошку! Кошка, возмущенная подобным обращением до крайности, сначала высказала все, что она думает о всяких незваных гостях:
– Поду-у-у-маешь, уж и взглянуть на него нельз-я-я-а!
… а потом все, что она думает о собственных хозяевах:
– Разве это хозяева-а-а! Это звери-и! Вышвырнули на кухню-у-у-у! Ну, я-а ва-а-а-м покажу-у-у-у!
И показала. Всю оставшуюся ночь она терпеливо и настойчиво пыталась выбраться из кухни, поддевая лапой дверь. Дверь грохотала, стекла в окне дребезжали, стул стучал ножками, сковородки громыхали об утюг. Алёнина семья, привычная к кошкиным забавам, спокойно спала – в отличие от Вадика...



Следующие кошки живут в Ловушке для бабочек

 
SUEELLEN ROSS & Astrid Bruning

...Лиза вздыхает и уходит в дом. Там прохладно. Кошки уходят за ней. Да, у нее же есть кошки! Белая Роуз и серо-лиловая Ирис. Они так и ходят за ней целый день – то туда, то сюда. Тоже присматривают...

Она идет в сад, долго стоит среди роз, не понимая, зачем пришла. Розы и кошки смотрят на нее. Она сжимает в ладони черенок розы. Это крепкий черенок, у него острые шипы, она сжимает сильно, еще сильнее, еще, больно, кровь на зеленых листьях, больно! Как же это так? Она смывает кровь с руки, розовая вода стекает в раковину. Она смотрит в зеркало и не видит ничего. Что-то с ней не так, думают кошки. «Она какая-то странная» – говорит Роуз. «Надо быть к ней повнимательней» – соглашается Ирис...

А она все сидит в саду. Все в той же качалке. Скрип-скрип. Вокруг тлен, запустение. Кошки смотрят на нее с неодобрением. Где вы были, предательницы, говорит она. Всегда вас нет, когда нужно. «Она нас больше не любит» – говорит Роуз. «Мы ей больше не нужны» – соглашается Ирис. И кошки уходят, растворяются в сумерках, сначала Ирис, потом Роуз...

Селестина и Корри



Помните сказку про кота Тобиаса и мышку Селестину?
Роскошный кот Тобиас, влюбленный в соседскую кошку Изабеллу, и белая мышка Селестина, у которой на боку есть родимое пятно в форме японских островов!

Начало истории:

https://je-nny.livejournal.com/7244313.html
https://je-nny.livejournal.com/7254800.html
https://je-nny.livejournal.com/7256622.html
https://je-nny.livejournal.com/7259930.html
https://je-nny.livejournal.com/7262065.html

Есть небольшое продолжение:

...новый друг появился и у Селестины. Поговорив с Изабеллой, она возвращалась в кошачий домик, как вдруг остановилась, как вкопанная: около деревянного ящичка с кормом для рыб кто-то копошился! Кто-то маленький, такого же роста, что и Селестина. Ящичек был прикрыт сверху крышкой, и снять ее мог только Тобиас, но это существо смогло крышку сдвинуть и сейчас беззастенчиво набивало рыбьим кормом свой рюкзачок.
– Что это ты делаешь? – строго спросила Селестина.
– Ой! – серый мышь (а это был именно он) подпрыгнул от неожиданности. – Ты чего подкрадываешься?
– Я не подкрадываюсь. Я тут живу. А вот ты – крадешь.
– Да ладно! А ты чего такая белая? В муке, что ли, извалялась?
Мышь заметно шепелявил, поэтому у него получилось «ижвалялаш».
– В какой еще муке?! Я сама такая. Кстати, меня зовут Селестина.
– А, так это ты – Шелештина? А я думал, галки вше врут.
– Селестина!
– Я так и шкажал. У меня жуб шломан – видишь? Пыталшя ражгрыжть бражильшкий орех, а у него шкорлупа такая, жаража, твердая!
– Как тебя зовут?
– А, ну да. Корнелиуш! Можно прошто Корри.
– Откуда ты взялся?
– Пришел с той штороны, пролез через шетку.
– Сквозь сетку?
– Ага. Пошмотрел, чтобы кота не было. Как это ты ш ним уживаешься?
– Тобиас очень добрый!
– Не опашный?
– Совсем нет! Я замолвлю за тебя словечко, так и быть. Тем более что ему сейчас ни до чего нет дела, кроме Изабеллы. Знаешь кошку по соседству?
– Ага. Воображает о шебе много. И вечно прикидываетшя нежной фиалкой, а шама…
– А что?!
– Что-что… Зазеваешься и попадешь к ней на обед. Раз видел, как она воробья поймала! Прыгнула вверх на три метра! Цап – и нет птички.
– На три метра?!
– Ладно, на полтора.
– Но почему же она тогда сама к нам не придет через забор? – пробормотала Селестина. – Зачем заставляет бедного Тобиаса так зверски тренироваться? Конечно, это ему на пользу… Но все-таки странно…
– Эй, я пошел! – прервал Корри размышления Селестины. – Пора мне.
– Но ты еще придешь?
– Конечно.

Корри повернулся, чтобы закинуть на спину рюкзак, и тут Селестина увидела у него на боку белое пятноCollapse )

Мальчик с собачкой



Висенте Исабель Осорио де Москосо, 18-й граф де Трастамара (1777-1837). 1786-87
Франсиско Гойя
Marina Dieul
Marina Dieul
https://ru.pinterest.com/pin/390194755191627003/


Начало истории:
https://je-nny.livejournal.com/7244313.html
https://je-nny.livejournal.com/7254800.html
https://je-nny.livejournal.com/7256622.html
https://je-nny.livejournal.com/7259930.html


Четвертая часть закончилась знакомством Селестины с галкой Карлом, которого она подрядила расширить отверстие в заборе:

И Селестина повела юного Карла к забору, надеясь, что он справится с твердой древесиной, и что Тобиасу удастся раздобыть для него сосиску. Если, конечно, Дэди с Себастьяном не съели их все за завтраком. Пока Карл трудился над отверстием, Селестина сообщила Тобиасу про сосиску, и тот ловко достал ее из холодильника, открыв дверцу лапой. Этим полезным умением он овладел еще в юности. Карлу довольно быстро надоело колотить клювом по доске, так что отверстие получилось не слишком большим, но все-таки достаточным, чтобы Тобиас мог просунуть лапу.
– Ну вот, – сказал Карл, рассмотрев результаты своих трудов. – Что смог, то и сделал! Я ж вам не дятел вообще-то.
– Спасибо, ты очень нам помог, – ответила Селестина. – А вот и Тобиас с сосиской.
– Где?! – испуганно подскочил Карл. Он, конечно, был гораздо больше Селестины, но на фоне монументального Тобиаса мог показаться цыпленком. Тобиас приблизился и положил сосиску на землю, потом отступил. Карл сунулся к сосиске, отскочил, снова вытянул шею – наконец, схватил и тут же взлетел, судорожно маша крыльями, а Тобиас с Селесиной проводили его взглядами.
Всю следующую неделю Тобиас прилежно тренировался и к пятнице смог запрыгнуть на верх холодильника. В промежутках он посещал отверстие в заборе и дарил Изабелле какую-нибудь приятную мелочь: лепесток пиона, веточку мелиссы, а один раз даже маленькую кувшинку, которую для него сорвала Фрири. Не забывал он и о лакомствах: креветки поставлялись регулярно, поскольку Дэди любил закусывать ими пиво, а один раз Тобиасу удалось умыкнуть огромную ягоду малины украшавшую верх пирожного, которое собиралась съесть Мэми, но на секундочку отвлеклась, подойдя к телефону. Изабелла была счастлива и даже нежно лизнула через отверстие черный нос Тобиаса. Через день прилетал Питер – он с большим интересом следил за развитием событий, как и все обитатели зоомагазина, которым он рассказал историю Тобиаса и Изабеллы. Иногда появлялся Карл и разговаривал с Селестиной, не спускаясь с сетчатого забора, потому что побаивался Тобиаса. Карл был совершенно не затронут никаким образованием, поэтому Селестина тут же принялась его просвещать и развивать – несомненно, из нее получилась прекрасная учительница! Карл слушал Селестину, разинув клюв, а один раз даже свалился с забора – так увлекся ее рассказом об удаве.
А потом произошло два события, и они существенно изменили жизнь друзей. Во-первых, у Тобиаса появился соперник! Он поселился в оранжевом доме, расположенном через три участка от лилового домика Изабеллы. Молодой кот, совершенно черный, сильный и гибкий, как пантера. Его не смущали никакие заборы, так легко он на них взлетал, а пристальный взгляд ярко-зеленых глаз действовал на девушек кошачьей породы как хорошая порция валерьянки. Не устояла и Изабелла. Нет, она не рухнула сразу в его пушистые объятия! Но как-то охладела к Тобиасу. Совсем немножко, но ощутимо. Честно говоря, она колебалась: Тобиас, конечно, необычайно красив, к тому же – принц, но не слишком молод, а этот черный юноша так брутален и напорист! Тобиас пока не встречался с «юношей», но уже переживал и тренировался усердней прежнего. Правда, прыжок на шкаф пока еще ему не давался, а ведь шкаф был лишь чуть ниже забора…
А во-вторых, новый друг появился и у Селестины! Поговорив с Изабеллой, она возвращалась в кошачий домик, как вдруг остановилась, как вкопанная: около деревянного ящичка с кормом для рыб кто-то копошился! Кто-то маленький, такого же роста, что и Селестина. Ящичек был прикрыт сверху крышкой, и снять ее мог только Тобиас, но это существо смогло крышку сдвинуть и сейчас беззастенчиво набивало рыбьим кормом свой рюкзачок.
– Что это ты делаешь? – строго спросила Селестина.
– Ой! – серый мышь (а это был именно он) подпрыгнул от неожиданности. – Ты чего подкрадываешься?
– Я не подкрадываюсь. Я тут живу. А вот ты – крадешь.
– Да ладно! А ты чего такая белая? В муке, что ли, извалялась?
Мышь заметно шепелявил, поэтому у него получилось «извалялашь».
– В какой еще муке?! Я сама такая. Кстати, меня зовут Селестина.
– А, так это ты – Шелештина? А я думал, галки вше врут.
– Селестина!
– Я так и шказал. У меня зуб шломан – видишь? Пыталшя разгрызть бразильшкий орех, а у него шкорлупа такая, зараза, твердая!
– Как тебя зовут?
– А, ну да. Корнелиуш! Можно прошто Корри.
– Откуда ты взялся?
– Пришел с той штороны, пролез через шетку.
– Сквозь сетку?
– Ага. Пошмотрел, чтобы кота не было. Как это ты ш ним уживаешься?
– Тобиас очень добрый!
– Не опашный?
– Совсем нет! Я замолвлю за тебя словечко, так и быть. Тем более что ему сейчас ни до чего нет дела, кроме Изабеллы. Знаешь кошку по соседству?
– Ага. Воображает о шебе много. И вечно прикидываетшся нежной фиалкой, а шама…
– А что?!
– Что-то… Зазеваешься и попадешь к ней на обед. Раз видел, как она воробья поймала! Прыгнула вверх на три метра! Цап – и нет птички.
– На три метра?!
– Ладно, на полтора.
– Но почему же она тогда сама к нам не придет через забор? – пробормотала Селестина. – Зачем заставляет бедного Тобиаса так зверски тренироваться? Конечно, это ему на пользу… Но все-таки странно…
– Эй, я пошел! – прервал Корри размышления Селестины. – Пора мне.
– Но ты еще придешь?
– Конечно.
Корри повернулся, чтобы закинуть на спину рюкзак, и тут Селестина увидела у него на боку белое пятно! В форме японского острова Хоккайдо.
– Подожди, – сказала она сдавленным голосом. – Что это у тебя на боку?
– А, это? Родимое пятно.
– У меня тоже есть!
– Надо же, – довольно равнодушно произнес Корри.
– И это все, что ты можешь сказать?!
– Ну да. А что?
– Они же у нас парные! У меня три японских острова – Кюсю, Хонсю и Сикоку, а у тебя – четвертый, Хоккайдо!
– И что это значит? – спросил Корри.
– Что мы с тобой – пара…

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com