Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

я

Все, что вы хотели узнать обо мне, но боялись спросить!

прочие
брошюрыдва сборника

Книги издательства ЭКСМО  2016-2018:



2019 и 2020:


Фейсбук: https://www.facebook.com/jenny.perova
Инстаграмм: https://www.instagram.com/je_nny112/?hl=ru
Яндекс-Дзен: https://zen.yandex.ru/evgeniya_perova
Самиздат: http://samlib.ru/p/perowa_e_g/
Книгозавр: http://knigozavr.ru/2012/10/20/imennoj-ukazatel-dzhenni-perova/

Евгения Перова на сайте ЭКСМО
Мои книги в Интернет-магазине ЭКСМО
Аудиокниги
Мои книги:  На livelib     В Лабиринте     На Озоне   На ЛитРесе
Первые издания: Ловушка Для Бабочек на ЛуЛу     Друг Детства на ЛуЛу
Сайт книги Лиза Во Фритюре на Ридеро (ссылки на интернет-магазины)

Евгения Перова в программе Книжный базар на радио Наше Подмосковье (аудио)
Автор читает свои произведения (аудио)
Мои видео

Музейная деятельность
Видео Видео - доклад на семинаре Исторического музея в рамках Интермузея-2017: "ОСОБЕННОСТИ ХРАНЕНИЯ И ЭКСПОНИРОВАНИЯ ГРАФИЧЕСКИХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ"
http://mediashm.ru/?p=10178#10178

Collapse )
тайна

Село Дровнино Можайского района






На этих очень старых фотографиях запечатлено здание, разрушенное во время ВОВ. Находилось оно в селе Дровнино Можайского района. Мама рассказывала: "С пятого класса дети отправлялись учиться в Дровнино – по Большаку пешком пять километров. В Дровнино также были церковь и педагогическое училище – бывшая Духовная семинария, роскошное здание, разрушенное во время войны".

Но похоже, что на самом деле это была церковно-приходская школа, а не духовная семинария. Вот что я нашла в Интернете:

"Дровнинская церковно-приходская школа была основана в 1886 г. и имела особый устав, утвержденный Святейшим Синодом, помещалась в собственном двухэтажном здании и имела общежитие для учащихся. При школе, кроме основных предметов, были курсы огородничества, пчеловодства, ремесленное отделение и рукодельные классы.

Дровнинская школа была известна поднятием кустарной промышленности и успехами в сельском хозяйстве. В ней работали Ф. Терентьева и В. Васильев (воспитанники С.А. Рачинского), совместно с крестьянами была создана сельскохозяйственная артель, приносившая немалый доход. В ремесленном классе учащиеся осваивали плетение из лозы, соломы, камыша, достигая такого уровня, что их изделия экспонировались на Нижегородской выставке в 1896 г., а в 1900 г. и на выставке в Париже...

При школе существовали сад и огород, где работали ученики, питомник, где имелось до 7000 привитых деревьев. При школе также была пасека, корзиночная мастерская, в нее поступали на 3 года после общеобразовательного курса. Были физический кабинет, метеорологическая станция, школьный музей. В с. Дровнино была и церковно-учительская школа, при которой было общежитие. Большинство выпускников ее работали учителями".

В селе Дровнино сохранился Богоявленский храм постройки 1820-го года. В 1898 г. приход храма с. Дровнино состоял из 29 селений, в которых жили 3267 человек, в том числе 53 старообрядца.

6 октября 1937 г., по обвинению в активной контрреволюционной агитации, был арестован церковный староста Богоявленского храма с. Дровнино, крестьянин, бывший мельник (раскулачен) Федор Федорович Твердовский (1890-1938). Ф.Ф. Твердовский был расстрелян 17 февраля 1938 года. По рассказам местных жителей, храм был закрыт в 1938 г. и разорен. В 1993 г. передан общине верующих. Началось его восстановление.

Согласно переписи 2010 в года в деревне Дровнино жило 47 человек.
тайна

Воспоминания о детстве


На обороте фотографии написано: "Соня, Надя и Женя едут на паравози"


Когда таял снег и лед на пруду, наш овраг превращался в совершенно непроходимое снежное болото – вообще в это время выбраться из дома было проблематично, и я долго ходила в сапогах, когда мои более удачливые одноклассницы, обитавшие в местах существования асфальта, уже вовсю щеголяли в туфельках. Это было такое блаженство – надеть первый раз после зимы туфельки и идти, выбирая дорожку посуше! Как пахла освобожденная от снега земля, тающая на весеннем солнце! Ничто не сравнится!
Асфальт тут же расчерчивался на вечные классики, доставались прыгалки и мячики, а мальчишки играли в ножички, кидая их в начерченный на земле круг.
С мячиком была сложная игра в пристеночку – сейчас я уже забыла все варианты бросания мяча об стену, а было их чуть ли двадцать: и так, и сяк, из-за спины, из-под коленки и всяко разно.
Играли в круговую лапту – в «вышибалы»: две команды, одна подает мяч, остальные стоят вокруг, а кто-то бегает внутри круга и его пытаются выбить мячом. Мяч можно было поймать – это «свечка».
Играли в жмурки, прятки, салки, в «Двенадцать разбойников»: те же прятки, но усложненные – на дощечку, установленную на камушек, клали двенадцать палочек, ударом ноги подбрасывали их в воздух, и, пока ведущий собирал палочки, все разбегались прятаться.
Еще была игра «Замри!», а более взрослые ребята играли в какую-то старинную игру, двигаясь друг на друга двумя шеренгами: «Бояре, а мы к вам пришли!». Нашла ее описание в Интернете – подозреваю, что это старинный свадебный обряд трансформировавшийся в детскую игру:
«Создается две команды. Обе команды выстраиваются в цепи, взявшись за руки, по обе стороны площадки. Одна команда «Бояре-хозяева», другая – «Бояре-гости». Они по очереди надвигаются и отходят, распевая такие слова:
– Бояре, а мы к вам пришли. Молодые, а мы к вам пришли.
– Бояре, вы зачем пришли? Молодые, вы зачем пришли?
– Бояре, мы невесту выбирать. Молодые, мы невесту выбирать.
– Бояре, а какая вам мила? Молодые, а какая вам мила?
– Бояре, нам вот эта мила. Молодые, нам вот эта мила. (Указывают)
– Бояре, она дурочка у нас. Молодые, она дурочка у нас.
– Ничего – кричат бояре – нам и такая подходит!
После этого один из бояр-гостей разбегается и «врезается» в цепь между боярами-хозяевами, пытаясь ее разбить. Если это удалось, то он забирает кого-то из тех, чьи руки удалось ему расцепить. Теперь хозяевами становятся гости и т.д. Игра продолжается до тех пор, пока в одной цепи есть хотя бы два человека».
Девочки делали «секретики» в земле, играли в «дочки-матери», в магазин, в «Садовника»: «Я садовником родился, не на шутку рассердился, все цветы мне надоели, кроме… розы!» Роза откликается: «Ой!» – «Что с тобой?» – «Влюблена!» – «В кого?» – «В тюльпан!» – и незадачливый «тюльпан», вовремя не сообразивший откликнуться, получает фант. Так мне досталось в виде фанта поцеловать маленькую сестренку мальчика, в которого я была влюблена – я позорно сбежала, не в силах совершить такое деяние. Еще была подобная игра в фанты про бал: «Барыня прислала туалет, в туалете 100 рублей, что хотите, то берите, «да» и «нет» не говорите, черный с белым не берите. Вы поедете на бал?»
Вспоминая свое детство, я думаю – мне очень повезло! Современные дети не знают таких игр, а у нас они передавались от одного поколения детей к другому естественным порядком.

пишу

О, великий и могучий русский язык!

Из архивов ФБ:
Современный обиходный русский, к сожалению, утратил свою поэтичность и выразительность, даже интонационно.
Мне посчастливилось слышать русский язык, "законсервированный" в эмиграции - самой первой эмиграции, послереволюционной. К нам в мастерские как-то в 90-х годах приходил Пален - потомок тех самых Паленов. Он в то время был главным инженером завода Рено, состоятельный человек, коллекционер. Привел его один наш приятель. Еще с ними пришел внук Леонида Андреева - Александр. Он был переводчиком и заведовал русской службой переводчиков ЮНЕСКО. Больше всех меня поразил Пален! Красавец двух метров ростом, в каком-то совершенно потрясающем длинном синем пальто, предполагаю, что кашемировом.
Но не это главное - как он говорил! Маленький акцент все же чувствовался, но сам строй речи, ее интонации, слова, которые он употреблял! Это была речь времен Бунина. Я слушала, как зачарованная, впервые прочувствовав ту "изысканность русской медлительной речи", о которой писал Бальмонт. Уже тогда сердце сжалось от того, насколько обеднел наш язык, а что уж теперь говорить...
фэнтези

Артефакт. Часть 1



Этим стулом мастер Гамбс начинает новую партию стульев! :)
Начинаю по частям публиковать свой новый рассказ - здесь, в ФБ и Вконтакте.
Тэг #рассказ_артефакт
Часть 1.

Артефакт

Эпиграф:
– А ну, положи умклайдет! – сказал я в полный голос.
(Аркадий и Борис Стругацкие «Понедельник начинается в субботу»)


– Не нравится мне этот русский! – высказался Гилберт, отхлебывая кофе и провожая взглядом удаляющийся лендровер. – Подозрительный какой-то.
– Разве он русский? – намазывая маслом булочку и мило грассируя, спросила Катрин. – Я думала, он серб. Разве у русских бывают такие фамилии? André Sakhno!
– Фамилия Сахно образована от имени Александр, что на греческом языке, как вам известно, означает «мужественный» или «защитник», – монотонно забубнил Вернер. – «Сахно» это одна из уменьшительных форм имени Александр. Сам он, как я выяснил, родом из Самары, а его родители происходят из Украины, которая раньше была, как вам известно, составной частью СССР…
– О, Samará! – воскликнула Катрин. – Разве это не в Сербии?
– Самара, ранее Куйбышев – это город в Среднем Поволжье России, центр Поволжского экономического района…
– Да какая разница, кто он – серб или русский, – заметил Адам. – Паспорт у него вообще израильский.
– О, так он еврей? – удивилась Катрин. – Нисколько не похож!
– Если он еврей, то я – английская королева, – пробурчал Гилберт, который, как ни странно, действительно чем-то напоминал Елизавету II, особенно если представить на его лысой голове седой парик и корону. – Давайте начнем. Хорошо бы открыть Купол без этого Эндрю, кем бы он ни был.
– Ну, с дверью-то он нам помог, – тихо произнесла молчавшая до сих пор Нэнси.
– Это и подозрительно! – взвился Гилберт. – Мы второй год бьемся, а он только появился, и вот – нате вам! Сразу определил, где вход. Нет, не доверяю я ему.
– Филип считает, что он пришелец, – сказала Катрин, допивая кофе.
– Филип считает! – окончательно вышел из себя Гилберт. – Тоже мне – специалист! Где он, кстати?
– Спит, наверно, – безмятежно ответила Катрин.
– Ну, так разбудите его! Надеюсь, ваш сын примет участие в работах?..

Конечно, я не мог слышать разговор своих… товарищей по несчастью, скажем так. Но хорошо представлял, потому что подобные речи велись с момента моего появления в экспедиции. Причем они-то в это «несчастье» влезли по собственной воле, вернее, по собственному страстному желанию. Кроме Филипа, которому пришлось отправиться с мамочкой, потому что оставить его под присмотром отца Катрин не решилась. Меня же вынудила суровая необходимость, и я толком не представлял, на что подписался. Раньше я всегда действовал самостоятельно, но разгребать тонны песка в одиночку – то еще занятие, уж поверьте мне.
Итак, Андрей Сахно к вашим услугам! Он же Андрэ, Эндрю и Андреас. Родом из Самары, как выяснил дотошный Вернер, но с израильским паспортом. Ну, Самара так Самара – какая, по большому счету, разница. Сейчас я что-то вроде гражданина мира, и мог бы предъявить любой паспорт и любое гражданство. Сам не знаю, почему предпочел оказаться гражданином Израиля.
Все остальные шесть человек знали друг друга не первый год: глава экспедиции и его жена, оба археологи, американцы Адам и Нэнси Кларк; британец Гилберт Додсон, астрофизик и уфолог по совместительству; француженка Катрин Нуаре, занимающаяся историей Южной Африки – ее муж, принадлежащий к народности тсвана, учился в Сорбонне и был родственником здешнего вице-президента, занимая видную должность в правительстве небольшой республики, на территории которой мы сейчас находились. Собственно, именно благодаря Катрин, раздобывшей разрешение на раскопки, мы тут и оказались. Родившийся от смешанного брака Филип в свои четырнадцать лет поражал необычайной красотой: очень стройный, изящный, с медово-золотистой кожей и зелеными миндалевидными глазами, он напоминал какое-то грациозное животное, не то лань, не то барса. Впрочем, ни лани, ни барсы тут не водились. Это был наглый и ленивый подросток, любимой фразой которого было: «Ну и чё?» Маман относилась к его выкрутасам с олимпийским спокойствием, чего не скажешь об остальных. Последний участник экспедиции – зануда Вернер Вернер, немецкий лингвист и полиглот, напрочь лишенный чувства юмора, ходячая энциклопедия и калькулятор...

Продолжение следует
глазик

Кудрявая, что ж ты не рада?



В ночи привязалась ко мне эта песня - только никак не могла вспомнить, что там такое звенит, оказалось: "в цехах звеня". Нашла текст, почитала... Немного посмеялась: когда поют, не так заметна нелепость стихотворения, все эти "радость поет, не скончая", "вторая молодежь" и октябрята, поющие "картавые" песни. В общем, прелесть, что такое.
Но судьба стихотворца оказалось трагичной...

Полностью - здесь:
https://zen.yandex.ru/media/evgeniya_perova/kudriavaia-chto-j-ty-ne-rada-5fdcaebf1e8e8c460f0d459b
journey

Прохождение Journey - уровни 3 и 4



3й уровень – 4 светящихся символа, 2 доски с изображениями, 1 цветок

3й уровень сложнее двух первых: тут придется поплутать, собирая все трофеи. Мы находимся посреди пустыни сияющих розовых песков: дюны, овраги, все такое. Есть где побегать и полетать. Советую сначала изучить вот это видео, потому что светящиеся символы и доски – а цветок особенно! – найти не так просто:



Вообще-то нас направляют тряпочные существа или летающие коврики (для краткости обзовем их летающими змеями или просто змеями). Поэтому надо сжигать все попадающиеся по пути ленты, которые освобождают змеев, да они и сами дальше не летят, пока вы не освободите их товарищей. Змеи не только указывают направление, но и подхватывают вас, помогая лететь, подзаряжают.
Бóльшая часть наших трофеев – в пустыне. Поэтому бродим по дюнам, следуя за змеями: они выведут к двум доскам и двум символам. После первого символа (в видео он №7) ищем сразу цветок – это достижение, на него надо покричать, он ответит искрами. Цветок – пасхалка от создателей, это деталь их игры Flower.

За одним из символов надо подниматься вверх на башню, ступени внезапно обрываются, и преодолеть крутой склон помогает подлетевший змей, его надо позвать, он вознесет вас вверх.

К третьему символу змеи вас не ведут, его надо найти самостоятельно, пройдя по гребню одной из дюн – это символ на самом верху разрушенной стены, взлететь помогут летающие там лоскутки.

Итак, мы добыли 3 символа и две доски. Теперь спускаемся в мрачную полутемную долину – то ли еще будет на следующих уровнях! Там две башни, поднимаемся на одну – змеи указывают нам путь. Сразу же освобождаем из заточения очередного змея, он помогает нам взлететь вверх, по мосту мы переходим к следующей башне, в которой что-то зловеще сверкает и громыхает. Обходим башню по кругу вправо, у последней решетки освобождаем еще одного змея и взлетаем вверх, к концу игры. Там светло и прекрасно. Но сразу не идем к треугольному камню, а сворачиваем влево и идем за последним символом. Потом уже к треугольному камню.

Кстати, в подножиях треугольных камней всегда обозначено, сколько символов вы собрали за этот уровень – гореть должны все четыре, если горят не все, вы что-то пропустили, и в принципе не возбраняется, наверно, вернуться и поискать еще, но я так ни разу не делала. Не знаю, почему.

Дальше все как всегда: белая пустота, прекрасное белое Существо показывает вам очередной фрагмент истории мира. Потом открывается решетка в полу и выпускает много змеев, один ждет вас и зовет, идите и смело прыгайте с ним в пустоту – змей вынесет вас на следующий уровень.

Совет: попав на 4-й уровень, лучше сразу выйти из игры и отдохнуть, потому что там ТАКОЕ – мало не покажется! :) Особенно, если вы одним махом уже прошли три уровня.

Collapse )
глазик

ЖАРКОЕ ЛЕТО 2010


Портрет И.Э. Грабаря в коридоре ВХНРЦ. Допожарное фото

Этот текст я собрала из своих постов в ЖЖ, написанных в 2010-2013 годах.
Это краткая история моего ухода из Исторического музея и возвращения.
Очень многое осталось за кадром - надо вспомнить и записать.
Почти ничего нет о собственно моей работе как замдиректора - да я к ней толком и не успела приступить: сначала входила в курс дела, потом пожар, новый директор, новые порядки...
Так что это просто дневник, да и то краткий.
Про пожар тоже немного - тогда не записывала, а зря.

Collapse )
принцесса

Новый Гулливер или Лишняя Принцесса. Часть 8



Новый Гулливер или Лишняя Принцесса

8.

Так началась наша новая жизнь. Виделись мы с Ааш-шу теперь урывками, на бегу, чаще при посторонних, и тем жарче были редкие свидания наедине! Я по пять часов в день занимался изучением языка шу-иннов, их истории и обычаев, а также вникал в дела Колонии, чтобы с честью заменить Ааш-шу, когда она поедет в Метрополию. Ааш-шу спешно «подчищала хвосты», чтобы оставить мне как можно меньше проблем, потому что ее поездка могла затянуться, о чем мы оба старались не думать. Правда, она заочно уже присмотрела нам Третьего – это был ее друг детства, Ини-шои из клана Вдохновляющих и Радующих.

Collapse )