Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

я

Все, что вы хотели узнать обо мне, но боялись спросить!

прочие
брошюрыдва сборника

Книги издательства ЭКСМО  2016-2018:



2019 и 2020:


Фейсбук: https://www.facebook.com/jenny.perova
Инстаграмм: https://www.instagram.com/je_nny112/?hl=ru
Яндекс-Дзен: https://zen.yandex.ru/evgeniya_perova
Самиздат: http://samlib.ru/p/perowa_e_g/
Книгозавр: http://knigozavr.ru/2012/10/20/imennoj-ukazatel-dzhenni-perova/

Евгения Перова на сайте ЭКСМО
Мои книги в Интернет-магазине ЭКСМО
Аудиокниги
Мои книги:  На livelib     В Лабиринте     На Озоне   На ЛитРесе
Первые издания: Ловушка Для Бабочек на ЛуЛу     Друг Детства на ЛуЛу
Сайт книги Лиза Во Фритюре на Ридеро (ссылки на интернет-магазины)

Мои видео

Музейная деятельность
Видео Видео - доклад на семинаре Исторического музея в рамках Интермузея-2017: "ОСОБЕННОСТИ ХРАНЕНИЯ И ЭКСПОНИРОВАНИЯ ГРАФИЧЕСКИХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ"
http://mediashm.ru/?p=10178#10178

Collapse )
пишу

Аспирантура



Про аспирантуру!
Очередной отрывок из "Неправильного глагола" :)

Работала я, работала в отделе реставрации Исторического музея… Больше двадцати лет проработала – получила высшую категорию реставратора графики, вошла в Аттестационную комиссию МК, стала заместителем начальника по научной работе. И как-то заскучала. Возникло ощущение, что я достигла «потолка» и дальше развиваться некуда, потому что быть начальником отдела реставрации я никак уж не хотела.

И вот я стала потихоньку мечтать о переходе в отдел ИЗО: Надежда Николаевна Гончарова, хранившая фонд оригинальной графики XIX века, была уже в преклонном возрасте и, вполне возможно, что скоро уйдет на пенсию. Мы с Надеждой Николаевной были в хороших отношениях, ее фонд я очень любила: мы реставрировали много акварельных портретов, готовя их к выставке. Никому я о своих мечтах не говорила, но в один прекрасный день коллега Надежды Николаевны, Людмила Юрьевна Руднева, вдруг спросила, не хочу ли я перейти к ним в отдел – на фонд Надежды Николаевны.

Сказать, что я была потрясена – значит ничего не сказать! Очевидно, что я переменилась в лице так, что Люся это заметила, а я воскликнула – когда обрела дар речи – что я только об этом и мечтаю. Так что в 2001 году я ушла из отдела реставрации в отдел изобразительных источников, что далось мне нелегко, так как реставрационная начальница, Ольга Фроимовна Владимирова, была моей подругой и я понимала, что подвожу ее. Но как-то все выжили.

Но, прежде чем перейти к описанию моего недолгого пребывания в ИЗО, я хочу рассказать об аспирантуре, куда поступила в конце 90-х годов. Думаю, этот факт послужил лишним плюсом в мою пользу, когда ИЗО решало, приглашать меня или нет – в добавку к историческому образованию, полученному в стенах МГУ.

Collapse )
глазик

Константин Симонов в МГУ



Разбираю архивы, нахожу всякое интересное в дневниках.
Вот, например:

В марте 1978 года в МГУ я принимала участие в обсуждении книги Константина Симонова «Разные дни войны». Ну как – участвовала? Слушала, что говорят умные люди и глазела на Симонова, а потом записала в дневнике свои впечатления:

«Симонову сейчас должно быть 62-63 года, он высок и сохраняет юношеское изящество движений, несмотря на отяжелевшую походку и по-стариковски сгорбленную спину. По южному смуглое лицо, нос с горбинкой, очень яркие карие глаза и сияющая седина, еще больше подчеркивающая смуглость кожи. Лицо, как бы вылепленное временем – так четки его следы: жесткие складки у губ, морщины у глаз. Лицо честного, мудрого и усталого солдата. Рассказывая, помогает себе жестами – показывает. Движения больших красивых рук стремительны и изящны. Какое-то восточное изящество во всем облике. Говорит картавя. Улыбка неожиданна на его лице и очень преображает…»

Записала ответы писателя на некоторые наши вопросы. Спросили про роман «Живые и мертвые» – почему не эпопея? Ответил, что это звучит нескромно, нахально: «Я написал эпопею! Пусть другие это про тебя скажут. Вот, например, некоторые драматурги говорят, что написали народную драму, народную комедию. Откуда они взяли, что народную? Подождите, пока другие это скажут, да и то вряд ли дождетесь!» Прозвучал вопрос о правде в литературном произведении и замечание, что правду надо говорить не только о войне, а всегда и обо всем. Симонов сказал: «Да. Но это очень трудно». И, помолчав, добавил: «Я стараюсь по мере сил».

Еще сказал, что его точка зрения на Сталина не изменилась со временем: «Человек великий и страшный. Одно от другого неотделимо». Запомнилось сказанное Симоновым про Виля Липатова: обаяние обаянием, но не хватает глубины.

Немного о выступавших. Вихрастый быстрый паренек в кожанке – с философского факультета – сказал: «Вот Лев Толстой, тоже великий писатель, говорил, что…» Это «тоже» вызвало хохот зала, и Симонов засмеялся.

У говоривших с трибуны интересно светились руки. Дело в том, что на трибуне горела не видимая из зала лампочка, освещавшая бумаги, и когда руки опускались к ней, они просвечивались теплым розоватым огнем…

тайна

Село Дровнино Можайского района






На этих очень старых фотографиях запечатлено здание, разрушенное во время ВОВ. Находилось оно в селе Дровнино Можайского района. Мама рассказывала: "С пятого класса дети отправлялись учиться в Дровнино – по Большаку пешком пять километров. В Дровнино также были церковь и педагогическое училище – бывшая Духовная семинария, роскошное здание, разрушенное во время войны".

Но похоже, что на самом деле это была церковно-приходская школа, а не духовная семинария. Вот что я нашла в Интернете:

"Дровнинская церковно-приходская школа была основана в 1886 г. и имела особый устав, утвержденный Святейшим Синодом, помещалась в собственном двухэтажном здании и имела общежитие для учащихся. При школе, кроме основных предметов, были курсы огородничества, пчеловодства, ремесленное отделение и рукодельные классы.

Дровнинская школа была известна поднятием кустарной промышленности и успехами в сельском хозяйстве. В ней работали Ф. Терентьева и В. Васильев (воспитанники С.А. Рачинского), совместно с крестьянами была создана сельскохозяйственная артель, приносившая немалый доход. В ремесленном классе учащиеся осваивали плетение из лозы, соломы, камыша, достигая такого уровня, что их изделия экспонировались на Нижегородской выставке в 1896 г., а в 1900 г. и на выставке в Париже...

При школе существовали сад и огород, где работали ученики, питомник, где имелось до 7000 привитых деревьев. При школе также была пасека, корзиночная мастерская, в нее поступали на 3 года после общеобразовательного курса. Были физический кабинет, метеорологическая станция, школьный музей. В с. Дровнино была и церковно-учительская школа, при которой было общежитие. Большинство выпускников ее работали учителями".

В селе Дровнино сохранился Богоявленский храм постройки 1820-го года. В 1898 г. приход храма с. Дровнино состоял из 29 селений, в которых жили 3267 человек, в том числе 53 старообрядца.

6 октября 1937 г., по обвинению в активной контрреволюционной агитации, был арестован церковный староста Богоявленского храма с. Дровнино, крестьянин, бывший мельник (раскулачен) Федор Федорович Твердовский (1890-1938). Ф.Ф. Твердовский был расстрелян 17 февраля 1938 года. По рассказам местных жителей, храм был закрыт в 1938 г. и разорен. В 1993 г. передан общине верующих. Началось его восстановление.

Согласно переписи 2010 в года в деревне Дровнино жило 47 человек.
тайна

"Перекресток" Юрия Слепухина


13-я основная школа, 1936 год (Латвия)
http://www.russkije.lv/ru/lib/read/cytovich-15.html

Начала читать книгу Юрия Слепухина "Перекресток" - нравится!

Начинается с 1936 года. Опять главная героиня - девочка-подросток. Таня. Яркий образ, сложный характер: искренняя, порывистая, взбалмошная. Сначала пацанка-хулиганка, потом красивая девушка.

Интересно было читать про первые чувства персонажей - так все целомудренно, так чисто!

Как она пугается, когда чувствует в себя нечто новое - желание! Направленное не на того мальчика, в которого влюблена, а на взрослого мужчину. Как переживает, что "развратная"!

Замечательный разговор ее подруги с матерью - эдакая женщина-ученый, вся в науке. Она против дружбы дочери с Таней, потому что та слишком "женственная". "А почему это плохо?" - удивляется дочь, и мать объясняет: да, плохо! Женщина должна быть скромной, заниматься делом, лучше всего - наукой, а не вертеть хвостом. Дочь купила ей новую шляпку взамен старой, которая практически развалилась, но мать сопротивляется: "Как я надену новую?! Смеяться будут, скажут, кого-то соблазнить решила!"

Господи, как это знакомо!
Поколение наших родителей, да и наше тоже, выросло под девизом, что женственность - это плохо, а девушка должна быть скромной. Что желание нравиться, кокетство, флирт - это неприлично и отвратительно. Конечно, жизнь брала свое - и кокетничали, и наряжались, но это темное облако висело над нами всегда. Учителя могли прилюдно оскорбить тебя за слишком, по их мнению, короткое платье, за туфли на каблуках, а уж о косметике в наше время можно было забыть!

Помню, как в десятом классе все девчонки приставали к однокласснице: "Чем, чем от тебя так прекрасно пахнет?!" Она так и не призналась, но я потом догадалась, что она мазала губы душистым вазелином.

Девочек, которые чересчур шумно - развязно! - вели себя на перемене, проходящая учительница обозвала "мартовскими кошками", что было эквивалентно "проституткам", и девчонки рыдали в туалете.

А другую девочку выгнали с урока за то, что она вздохнула - глубоко и громко. Мальчика - за то, что улыбался...

Да, что-то меня понесло в воспоминания! Но поразил контраст между прошлым, описанным в книге, и настоящим.


Ольга Фролова, 1936 год
http://www.russkije.lv/ru/lib/read/frolova-5.html



Фотоистория Могилева: рабфаковки. 1936 год
https://masheka.by/history_mogilev/mogilev_old_photo/959-fotoistoriya-mogilevarabfakovki1936-g.html



Девушки-студенты медучилища, Тобольск. 1936 год
https://auction.ru/offer/sovetskij_byt_devushki_studenty_med_uchilishcha_g_tobolsk_odezhda_moda_1936_god_9_kh_14_sm-i113757240011703.html




Урок физкультуры в начальной школе №2 города Мурома
https://russiainphoto.ru/photos/52187/
тайна

Отрывок из романа "Потому что люблю тебя"


Художник Hiroshi Furuyoshi

В честь Дня защиты детей - "детские" отрывки из романов!
"Потому что люблю тебя" (Главный герой)

Серёжа был домашним ребенком. В детский сад его не отдавали – сначала за мальчиком присматривала бабушка, потом мама стала брать его с собой в театр, где он играл среди пыльных камзолов, платьев с воланами и обрезков ткани. Историю собственного рождения он выяснил только спустя годы – мама на его прямой вопрос об отце, заданный лет в семь, сурово сказала: «Я вычеркнула его из своей жизни. Он нас предал». Больше мальчик не рисковал спрашивать. Илария Львовна не умела прощать, и Сережа очень долго боялся совершить что-нибудь такое, за что мама тоже вычеркнет его из своей жизни.

Collapse )
тоска

С Днем Историка!

28 марта Всемирный день историка!
Поздравляю, коллеги!


В честь праздничка - очередной отрывок из будущей книжки "Неправильный глагол":
"Как я училась в МГУ"

Училась я по-разному – в смысле оценок. Всегда честно готовилась к сессии, но никогда не знала, что получу на экзамене. Учила вроде бы все одинаково, но объем информации, конечно, был разный: разве мыслимо за пару-тройку дней хоть как-то запомнить материал толстенных учебников! Шпаргалками я пользоваться и не пыталась, и никогда, к сожалению, не умела импровизировать на экзаменах, да и просто думать головой – все-таки я классический ботаник, которому надо все вызубрить. Так что все решал случай: в одну сессию огребаю сплошные тройки, в другую получаю одни пятерки, и вот во время одной из сессий на последнем экзамене – какая-то философия – мне уже ставят пятерку просто так, до кучи к остальным: «Ну, вы же на дневное переводитесь?» А я ни сном, ни духом!

Collapse )
тайна

Уже в продаже!



Интернет-магазин ЭКСМО:
https://book24.ru/product/tolko-ty-odna-5192450/?fbclid=IwAR0bHmc1Gma_wlptoa0HvhhEW68iPMfYZJJQ-aFDPWK7xOeMGUOatzdr0jk

Небольшой отрывок:

Часть вторая. Повторение пройденного
Глава 1. Блюз бродячих собак


Ты сказала – оттолкнись и лети со мной,
Я тебе женой в небе стану.
Песня Максима Леонидова


Лера поднималась на эскалаторе к выходу из метро, как вдруг веселый голос у нее за спиной произнес:
– Лера Зайцева, второй отряд!
– А?
Лера обернулась – парень был очень высокий, но поскольку стоял двумя ступеньками ниже, они оказались вровень. Совершенно незнакомый парень! Лера растерялась, а он засмеялся:
– У тебя на рюкзаке бирка пришита: «Лера Зайцева, второй отряд»!
– Ой, правда! Я забыла. Все никак не отпорю. С пионерлагеря рюкзак.
– Ну, здравствуй, Лера Зайцева. А я Юра Волков.
– Да ладно! Правда, что ли, Волков?

Юрка еще долго дразнил ее «вторым отрядом». В тот день она ехала к родителям на дачу. Семнадцатилетняя Лера Зайцева только что поступила в педагогический институт, впереди ее ждало три недели дачной свободы, а потом новая студенческая жизнь – здорово! Леру переполняло счастье, она словно искрилась от радости и улыбалась всем подряд. Юра заметил ее с соседнего эскалатора – побежал вниз по ступенькам, потом вверх и быстро догнал забавную девушку с рюкзаком, поразившую его своей улыбкой. Он прицепился к Лере, как репей, и доехал вместе с ней до дачи. Всю дорогу они проговорили, не обращая внимания на окружающих, которые развлекались, наблюдая зарождающуюся у них на глазах симпатию. В дом Лера его не пустила:

– У меня строгие родители. Мама учительница, а папа бывший военный. Они не поймут – мы ж только познакомились!
– Но ты-то понимаешь? – спросил Юра, очень серьезно глядя Лере в глаза.
– Я понимаю, – ответила она и покраснела. – А давай теперь я тебя провожу? Только рюкзак в дом занесу.

Так они и провожали друг друга до ночи – Юра еле успел на последнюю электричку. На самом деле Лера не очень понимала. Она еще ни разу не влюблялась, хотя друзей среди мальчишек было много. Они воспринимали Леру скорее как хорошего товарища, «своего парня», а гуляли с ее подругами, более женственными и сообразительными. Да, надо признать, что Лера в то время была созданием инфантильным и еще не проснувшимся для любви. Доброжелательная, непосредственная, открытая, умеющая радоваться жизни, свято верящая в дружбу, искренняя, честная и прямая, она легко сходилась с людьми и мгновенно обрастала друзьями, которые порой сравнивали ее со щеночком: прыгает, виляет хвостиком и звонко лает – невозможно не любить! А Лере часто приходилось заводить новых друзей: дочь военного, она привыкла переезжать с места на место и менять школы.

Collapse )
пишу

Отрывок из романа "Нет рецепта для любви"



Увидела эту прелестную женскую головку и сразу вспомнила свою героиню - персонаж из романа "Нет рецепта для любви". Это Ксеничка - мать главного героя Артёма.

Родители Ксении Ильиничны Бахаревой пострадали по печально известному «делу врачей» – хотя обоих освободили в июне 1953 года, ее мама так никогда и не оправилась от пережитого и через пару лет скончалась, а отец ненадолго пережил любимую жену. Ксеничку воспитывали дальние родственники, а Виктор Поздняков, за которого она так необдуманно вышла замуж в двадцать три года, был одним из учеников ее отца, известного педиатра. Впрочем, ухаживал он очень даже красиво и пылко, так что скромная и робкая Ксеничка была просто ослеплена. Ксения выросла совершенной красавицей – еще бы, такое смешение кровей! Отец – из обрусевших немцев, породнившихся с армянами, мама – еврейка с примесью польской крови. Стройная, грациозная, с пышной копной темно-каштановых волос и нежным взглядом карих глаз, Ксеничка казалась такой несовременной, такой изысканной и хрупкой, что вызывала у любого мужчины желание защищать, нежить, баловать и носить на руках. Поначалу Виктор так и поступал. Но довольно скоро проявилась его паталогическая ревность. Оказалось, что он подозрителен, жесток и скор на расправу: все время следил за женой, упрекал в несуществующих изменах, воспитывал из нее идеальную жену и хозяйку, попрекая за малейшее упущение – достаточно было пересоленного борща или криво висящего полотенца, чтобы разгорелся скандал.
Когда Поздняков первый раз ее ударил, Ксения так удивилась, что даже не заплакала: молча смотрела на него, думая, что он сейчас кинется просить прощения. Причина ссоры была ничтожная, как ей казалось: улыбнулась пару раз гостю, которого сам муж и пригласил, что такого? Но это ей так казалось, а муж выстроил целую теорию вокруг этих несчастных улыбок, и Ксения никак не могла оправдаться, не очень хорошо понимая, в чем, собственно, ей надо оправдываться. Тогда он ударил еще раз, сильнее, а когда жена упала, схватил ее за волосы и стал тыкать лицом в пыльный ковер, изрыгая ругательства. В конце концов, она просила прощения неизвестно за что, а Виктор нежно залечивал ее синяки и царапины. Но сначала взял ее прямо на этом ковре – грубо, зверски, унизительно.
Всю ночь Ксеничка не спала – думала. Она понимала, что надо бежать, но куда? Вырастившая ее тетушка недавно скончалась, своей жилплощади у Ксении не было. Но Виктор с утра был так ласков и обходителен, так ухаживал за ней – принес завтрак в постель, помогал одеваться, вызвал такси – до школы, где Ксения работала, было далековато. Вечером ждал ее на крыльце школы с огромным букетом роз, подарил серьги с рубинами, купил к чаю ее любимые миндальные пирожные. И Ксения осталась. Он продержался почти месяц, а потом, привязавшись к письму, которое прислал ее бывший сокурсник, избил так, что пришлось взять больничный. «Упала с лестницы» – сказала Ксения, не поднимая глаз. Врач скептически покачал головой, но не возразил. Сколько он видел таких несчастных женщин, «упавших с лестницы»!
А потом выяснилось, что она беременна. Ксения думала, муж обрадуется и успокоится – не тут-то было! Сначала все шло хорошо, но, когда она была на седьмом месяце, Виктор заявил, что ребенок не от него. И тут-то начался настоящий ад, который продолжился и после рождения сына. Ксения терпела – а что оставалось делать? Куда ей бежать, кому она нужна – с ребенком? Она долго не замечала, как Виктор издевается над мальчиком – он был хитер, а малыш никогда не жаловался. Но однажды увидела на коже Тёмы странные круглые пятна – это что, ожоги? Она долго выспрашивала у сына, что случилось, и Тёма не выдержал: оказалось, Виктор гасил о его руку сигареты.
Ксению охватила такая сильная ярость, что она затмила весь ее ужас перед этим человеком. Она кинулась к мужу и устроила скандал. Тот изумился, никак не ожидая от кроткой и послушной жены подобного бунта. Расправа последовала тут же, но никто из них не ожидал, что вмешается ребенок: пятилетний Артём прыгнул на мучителя и вцепился ему в руку зубами и ногтями. Виктор отшвырнул мальчика, тот ударился виском о подоконник, потерял сознание. Вызвали скорую, Ксения уехала с сыном в больницу, и больше они домой не вернулись. Сначала скрывались у друзей, потом переехали в другой город, еще раз переехали и, наконец, перебрались в Москву.
Ксении Ильиничне удалось устроиться дворником и получить служебную квартиру, так что Артём смог пойти в школу. Тёма помогал маме, как мог – подметал вместе с нею двор, чистил снег, у него даже была собственная алюминиевая лопата, почти как настоящая. Намерзший на асфальте лед мама колола сама – лом был слишком тяжел для маленького помощника. Зато он убирался дома, ходил в магазин, мог почистить и сварить картошку, сделать яичницу. Единственное, что маме случайно удалось сохранить от прежней жизни, была истрепанная кулинарная книжка Елены Молоховец, по которой Тёма учился читать – и готовить.
Ольга Петровна их спасла. Она работала завучем в школе, где учился Артём, и жила неподалеку, так что часто видела, как мальчик помогает маме прибирать двор. Ольга Петровна была удивительным человеком и педагогом от Бога. Маленькая, худенькая, но совершенно несгибаемая, она прошла войну санинструктором, попала в плен, бежала – потом лагеря. Потеряла мужа, дочь. И она пригрела эту странную парочку: «маленького рыцаря» и его прекрасную маму: сын явно чувствовал себя главой семьи и все время опекал свою Ксеничку. Ольга Петровна смогла устроить Ксению Сергеевну в школу по специальности – учителем словесности, как она выражалась, потом даже прописала их к себе. Тёма и Ксеничка отогрелись около Ольги Петровны. Первое время женщины много разговаривали, даже по ночам: Ксении надо было выговориться. Так что Тёма невольно услышал многое из того, что мать от него скрывала. Услышал и запомнил. Мальчик спал плохо, часто кричал во сне. Ольга Петровна приходила, садилась рядышком, гладила его рукой по спине – «по крылышкам», и что-нибудь рассказывала. Так что бабушка из нее получилась настоящая. Но учителем была строгим – Тёма успел у нее поучиться. Математику преподавала. Дисциплину в классе крепко держала: ей стоило только бровью повести – и всё…
– А он нас и в Москве нашел, – тяжко вздохнув, сказал Артём. – Мы еще на старой квартире жили. Пришел, но наткнулся на Ольгу Петровну. Уж не знаю, что она ему сказала, но больше мы о нем не слышали. Даже не представляю, что с нами было бы, если б не Ольга Петровна...

..............................................

Женский портрет работы перуанского художника и иллюстратора Альберта Ланча - Albert Lynch (1851-1912)
Перуанским его называют, похоже, исключительно из-за места рождения в Трухильо, Перу. Жил и учился во Франции.
пишу

Стихи из старой тетради

Lost time is never found again. — Brandon Kidwell
https://www.pinterest.ru/pin/857865428995508878/


Юрий Левитанский

***
Эта тряска, эта качка —
ничего в ней нет такого.
Это школьная задачка —
поезд шел из пункта А.
Это маленькая повесть
все о том же — ехал поезд,
ехал поезд, ехал поезд
к пункту Б из пункта А.

Это все куда как просто,
время, скорость, расстоянье,
время множится на скорость,
восемь пишем, два в уме.
Дождь и ветер, дым и сажа,
три страницы, два пейзажа,
трубы, церковь, элеватор,
две березки на холме.

Это все куда как просто,
повесть, школьная задачка,
мы свое уже решили,
мы одни уже в купе.
Мы дочитываем повесть,
повесть, школьная задачка,
будка, стрелка, водокачка,
подъезжаем к пункту Б.

Что ж, плати за чай и сахар,
за два ломтика лимона —
вкус лимона,
вкус железа,
колеи двойная нить.
Остается напоследок
три-четыре телефона —
три-четыре телефона,
куда можно позвонить.