Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

я

Все, что вы хотели узнать обо мне, но боялись спросить!

прочие
брошюрыдва сборника

Книги издательства ЭКСМО  2016-2018:



2019 и 2020:


Фейсбук: https://www.facebook.com/jenny.perova
Инстаграмм: https://www.instagram.com/je_nny112/?hl=ru
Яндекс-Дзен: https://zen.yandex.ru/evgeniya_perova
Самиздат: http://samlib.ru/p/perowa_e_g/
Книгозавр: http://knigozavr.ru/2012/10/20/imennoj-ukazatel-dzhenni-perova/

Евгения Перова на сайте ЭКСМО
Мои книги в Интернет-магазине ЭКСМО
Аудиокниги
Мои книги:  На livelib     В Лабиринте     На Озоне   На ЛитРесе
Первые издания: Ловушка Для Бабочек на ЛуЛу     Друг Детства на ЛуЛу
Сайт книги Лиза Во Фритюре на Ридеро (ссылки на интернет-магазины):
Евгения Перова в программе Книжный базар на радио Наше Подмосковье (аудио)
Автор читает свои произведения (аудио)
Автор рассказывает о своих книгах (видео)


Музейная деятельность
Видео Евгения Перова в проекте Лица музея
Видео - доклад на семинаре Исторического музея в рамках Интермузея-2017: "ОСОБЕННОСТИ ХРАНЕНИЯ И ЭКСПОНИРОВАНИЯ ГРАФИЧЕСКИХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ"
http://mediashm.ru/?p=10178#10178

Collapse )
глазик

Свет мой - отрывок



Очередной "мистический" отрывок! Но теперь пойдут фрагменты не из романов, а из повестей и рассказов, вошедших в сборники, изданные в 2018 году. Итак, сборник "Ловушка для бабочек" - уж тут сплошная магия! :)
Новелла "Свет мой":

Наташа вздохнула:

– Я должна тебе кое-что рассказать. Но сейчас не готова.
– Ты что, замужем?
– Нет!
– Не замужем, но у тебя ребенок?
– Нет…
– Надеюсь, у тебя нет никакой смертельной болезни?
– Нет, насколько мне известно.

Collapse )
тайна

Индейское лето - отрывок


Портрет Анны - художник Diego Dayer

Очередной "мистический" отрывок! Но теперь пойдут фрагменты не из романов, а из повестей и рассказов, вошедших в сборники, изданные в 2018 году. Итак, сборник "Индейское лето" - новелла "Индейское лето".

Магия любви:


Аня и Соня подружились с соседской Иркой – та была лет на пять их помладше и сердилась на маленького Димку, что он ходит за ними хвостом. А он ходил и таращил на Анну свои огромные серые глаза с длинными ресницами, и слушал ее, разинув рот – Ирка первая догадалась и стала его дразнить: влюбился, влюбился! Он страшно обижался, лез драться, а девчонки хохотали. Год от года Димка подрастал, начал стесняться, не давался обнять, а когда ходили на пруд, так выкомаривал на тарзанке, что Аня боялась, как бы он не грохнулся с высоты – а ведь все для нее!

Грохнулся он с качелей – старая веревка оборвалась, и он со всего маху упал на жесткую землю, разбил локоть, коленку и даже заработал легкое сотрясение мозга – врач велел лежать в темной комнате и не делать резких движений. Димка лежал, голова слегка кружилась, его подташнивало – он был преисполнен горя: Анна уезжает, и он не увидит ее до будущего лета! «Вот возьму и умру, – думал он мрачно, – тогда узнаете!» Он представил себе, как лежит бледный и прекрасный, а Аня плачет над ним, и ее горячие слезы льются ему на грудь.

Дальше он представить не успел, потому что вошла настоящая Аня – веселая, пахнущая солнцем и бархатцами: в косу она вплела цветы.

– Как ты тут, вождь семинолов? Бедный! Выздоравливай! Вот тебе от меня подарочек!

Она дала ему маленький этюдик: два яблока на зеленой скатерти. Димка молчал, только смотрел на нее во все глаза.

– Ну, что ты?

Анна нагнулась – он с ужасом смотрел, как приближаются ее смеющиеся глаза, потом зажмурился – и поцеловала его. Когда Димка пришел в себя, в комнате витал ее запах, но самой Анны уже не было. Димка потрогал пальцами свои губы – вот сюда, сюда она его поцеловала! Его переполняло чувство какого-то жуткого восторга, невыносимого счастья, и радостного отчаянья, если оно бывает радостное. Пожалуй, я доживу до следующего лета, подумал он.

Collapse )
глазик

Нет рецепта для любви - отрывок



Очередной "мистический" отрывок из романа. Теперь пойдут книги 2018 года издания.
Итак, роман "Нет рецепта для любви" - и снова магия любви.

После смерти жены Валера женился на Сонечке - без любви, только ради дочери, для которой она стала хорошей матерью...


Продолжалось это мучительное сосуществование почти два года. Но внезапно жизнь наладилась в полном соответствии с народной мудростью: не было бы счастья, так несчастье помогло!

Однажды ночью Соня разбудила Валеру: проснись, мне плохо, я уже вызвала «Скорую». Сначала он разозлился, что разбудила, потом – когда понял, в чем дело, что не разбудила раньше. Соню увезли в больницу с подозрением на острый приступ аппендицита, и Валера полночи успокаивал перепуганную Веронику. Сидя с дочерью на руках, он подумал: а что будет, если Соня вдруг умрет? И его охватил такой приступ паники и раскаяния, что он с силой впился зубами в мякоть ладони, прокусив до крови.

Collapse )
глазик

Другая женщина - Непарная Варежка - отрывок


Портрет Вари - фотограф Марта Орловска

Очередной отрывок из романа: "Другая женщина", часть 2 - "Непарная варежка". Никакой мистики тут нет, но магия несомненно есть, потому что любовь - это тоже магия.

Как-то работали в одном из коттеджей – красили, обои клеили. День был как по заказу – ясный, солнечный. Варька сидела на полу, вся освещенная солнцем, и старательно обрезала кромки обоев длинными ножницами. Глеб, проходивший мимо с ведром клея, остановился и залюбовался: казалось, что светится сама Варя.
– Какая ты… смешная! – сказал он, запнувшись: чуть было не выскочило «славная».
– Чем это я смешная?! Вот еще!
– Стараешься, аж язык от усердия высунула, как первоклашка!
– Да врешь ты все! – Варька, улыбаясь, подняла голову…
Улыбки медленно таяли у них на лицах, и взгляды становились все серьезнее и серьезнее – что-то происходило странное, словно кокон солнечного света, в котором сидела Варька, постепенно рос, расширялся, делался все ярче, пока не захватил в свое сияние и Глеба. Они смотрели друг на друга целую вечность, но тут из другой комнаты закричал Шарапов:
– Жеглов! Где ты там? Тебя только за смертью посылать!
Глеб повернулся и вышел, а Варька опустила голову и принялась дальше обрезать кромки. И вроде бы ничего не изменилось между ними. Но изменилось всё. Нет, они не вспыхивали при виде друг друга, спокойно разговаривали обо всем на свете, все так же подтрунивали один над другим. Но дотрагиваться избегали, опытным путем определив самую короткую дистанцию: сантиметров тридцать, не меньше! А то ощутимо било током. Ни Глеб, ни Варька не сказали ни слова о том, что с ними произошло, просто оба знали. Но оказалось, что знают не только они. Как-то вечером Шарапов, который вез Варвару домой с дальнего коттеджного поселка, спросил:
– Варь, а что у тебя с Жегловым?
Варя долго молчала, потом пожала плечами и ответила:
– Любовь.
– Вот горе!
– Почему ж горе? Счастье.
– Варь, ну ты ж понимаешь, что…
– Коль, я все понимаю. Я знаю, что ты мне хочешь сказать. Но изменить мы ничего не можем. Оно есть – и все.
Километра через полтора он снова спросил:
– Слушай, а может, вам просто переспать, да и все? А? Я ключи дам от пустого коттеджа…
– Шарапов! Да разве в этом дело?! Я… умереть за него готова! А ты – переспать! И как у вас, мужиков, всегда только секс в голове!
– Ну, не скажи! Секс тоже вещь нужная! Вы оба, как волки голодные – ты одна, молодая-красивая, а у него с женой напряженка…
– Это что, он тебя попросил со мной поговорить?!
– Избави боже, ты что! Я к Жеглову и подступиться с этим боюсь – убьет сразу!
– А со мной, значит, можно! Хочешь, Шарапов, я с тобой пересплю?! Раз ты так обо мне печешься? О моей сексуальной жизни!
– Варь, ну ты что!
– Ничего. Высади меня, я пешком дойду.
– Обиделась! Вот черт! Ну, прости меня, дурака! Прости, а? Просто смотреть на вас сил никаких нет, жалко же!
– А что, так заметно?
– Я вижу.
– Коль, ты сам-то подумай: неужели нам одного раза будет достаточно?! Да у тебя пустых коттеджей не хватит! И как дальше Глебу жить? На два дома? Ты знаешь, я бы на все согласилась, честно тебе говорю. Но он же не сможет. Ты видишь, какой он. У него пунктик на детях, на разводах. Он же упрямый, как не знаю кто! Я бы и с детьми его приняла, но как это возможно – от живой матери?!
– Вот же засада! Что ж за жизнь такая дурацкая!
– Какая есть.

"Другая женщина":
https://eksmo.ru/book/drugaya-zhenshchina-ITD850659/

тайна

Мужчины, которых мы выбираем - отрывок № 2



И чтобы два раза не вставать - второй отрывок из романа "Мужчины, которых мы выбираем":

...утром Виктор не появился, не вернулся и к обеду. Светка ничем не могла себя занять, и, чтобы отвлечься от этой пытки ожидания, решила пойти к Жильцовым: там кошки-собаки и прочие зверюшки, там солнечный Шурик и Галя с козьим молоком. Молоко Светлане не очень понравилось, но она стоически выпила целую кружку, заедая ломтем свежего черного хлеба с солью. Хлеб Галя тоже пекла сама, добавляя в тесто разные травы и специи.

Глядя на хлопочущую по хозяйству Галю, Светлана вдруг подумала, что совершенно не умеет готовить, а Винтик привык ко всяким разносолам. И тут же одернула сама себя: размечталась! Вряд ли у нее с Винтиком вообще что-нибудь получится: оба выросли, изменились, почти не знают друг друга. Но вдруг? Света кормила зверей, разговаривала с Шуриком, который ходил за ней хвостом, а про себя репетировала слова, которые она должна обязательно сказать Винтику, прежде чем… Прежде чем дело дойдет до постели. Господи, и о чем она только думает?!

Виктор все не возвращался и Светлана, совсем приуныв, вышла за калитку, решив пойти домой. Но тут из-за поворота показалась серая легковая машина и затормозила около въезда в гараж, ворота открылись, и машина заехала внутрь. Это что – Винтик приехал? Она-то ждала его на джипе. Света вернулась на участок и побежала по дорожке к гаражу. Виктор уже шел ей навстречу, и Светлана снова удивилась: он был в костюме и при галстуке, а волосы зачесал назад. «Действительно, респектабельный! И очень взрослый» – растерянно подумала Света, присматриваясь к Виктору.

Они сошлись около беседки. Оба были взволнованы.
– Чего ты так долго? – жалобно спросила Светлана. – Сам сказал – утром, а уже почти вечер. Я волновалась.
– Волновалась! – повторил за ней Виктор. Выражение его серьезного лица стало очень нежным. – Прости меня, Царевна. Я замотался совсем. Один клиент внезапно нарисовался, а он такой важный, что никак нельзя было отказать. Из отцовских приятелей, понимаешь? Думал, быстро отделаюсь, а не вышло. В одну пробку попал, в другую! Надо было, конечно, еще вчера позвонить, но у меня твоего номера-то нет! Я Гале звонил, но не догадался попросить, чтобы она тебе сказала, а она сама не сообразила. В общем, я кругом виноват. Но теперь всегда буду тебя предупреждать, если что.
– Всегда? – переспросила Светлана. За этим коротким словом стояло такое огромное обещание, что она растерялась.
– Всегда! – твердо ответил Виктор и шагнул куда-то в сторону, Светлана повернулась за ним. Он поднялся на небольшую ступеньку, ведущую в беседку, и сразу оказался чуть выше Светланы. Обнял ее и поцеловал. Прошло лет сто, не меньше, прежде чем они смогли оторваться друг от друга. Виктор судорожно дышал, уткнувшись в шею Свете, а она с силой сцепила руки у него на спине.
– Пойдем в дом? – хриплым голосом сказал Виктор. – А то я за себя не ручаюсь.
Светлана взглянула ему в лицо и улыбнулась:
– Пойдем. Жильцов, возьми Царёву за руку и не отпускай!

А Зоя Афанасьевна в это время листала старые альбомы и тоже вспоминала прошлое. Она переживала за Светлану, пожалуй, больше, чем за родную дочь. Бедная девочка! Сколько ей пришлось пережить, сколько пришлось трудиться, чтобы душа освободилась от гнетущего чувства вины. Зоя Афанасьевна прекрасно понимала, почему Лана прожила эти годы в изоляции, создав вокруг себя атмосферу стерильной чистоты. Наконец что-то начало меняться – вернее, Светлана сама захотела изменений. Зоя Афанасьевна видела, что недолгий роман с Валентином, а особенно расставание с ним, пошли Светлане на пользу: она начала размораживаться, словно земля после зимы, и того гляди проклюнутся первые травинки и листочки. Конечно, без Виктора этот процесс шел бы гораздо медленнее, и Зоя Афанасьевна подумала, что надо будет позвонить дочери и еще раз похвалить: молодец, что догадалась вызвать Витю в Кирсановку! Но решила подождать еще пару дней и посмотреть, что будет дальше. Она всегда знала про влюбленность Винтика в Светлану, но беспокоилась, проснулась ли для любви сама Спящая Царевна?

Царевна проснулась, да еще как! Она прислушивалась к своему телу, к той сладкой истоме, что охватила ее после бурного секса, и думала: «Как легко это оказалось с Винтиком… Даже весело! И зачем я от него бегала?» Светлана вдруг забыла все, что происходило с ней за последние годы, и словно вернулась назад, в детство, когда мама была жива, а она сама радовалась каждому дню и так любила Винтика, что всерьез подсчитывала, через сколько лет им можно будет пожениться. Выходило что-то уж очень долго. Тили-тили-тесто, жених и невеста!

Светлана открыла глаза. Прямо перед ней по голубому, уже слегка розовеющему небу плыли белые облака. Небо было какое-то наклонное, и посередине него проходила деревянная балка. Вокруг все тоже было деревянным.
– Это телевизор? – спросила Светлана и сама себе ответила: – Да нет, какой телевизор. Это окно!
Рядом тихонько рассмеялся Виктор. Светка повернулась к нему:
– У тебя в потолке окно!
– Я в курсе, – сказал он и поцеловал несколько раз ее раскрасневшееся лицо. – Это не окно. Просто часть крыши застеклена. Окно вон, в торце. Круглое, видишь? А потолка тут вообще нет. Мы с тобой в мансарде. Тут летняя спальня. Помнишь, по лестнице поднимались?
– Не-а, не помню. А как же дождь?
– Дождь стекает по стеклу, очень красиво. Словно ты под водопадом. А ночью звезды видно...
глазик

Свобода выбора


Artist Benjamin Victor Taft, CA

Хэллоуин, говорите?
Тогда вот вам внезапно сочиненный рассказик.
Практически приснился сегодня ночью.
Вполне в духе Хэллоуина )))


Свобода выбора

Комната тонула в полумраке. Тяжелые шторы были задвинуты, поэтому все предметы казались созданными из теней, а по углам скопилась тьма. В центре комнаты стояло широкое низкое ложе, на котором находились обнаженные мужчина и женщина, слегка прикрытые тонким серебристым покрывалом, бросавшим лунный отблеск на лицо и плечи женщины. Она лежала на боку, подперев голову рукой, и смотрела на мужчину. Собственно, свет исходил от его тела, а покрывало только впитывало сияние. Мужчина лежал навзничь, закинув руки за голову. Глаза были закрыты, длинные ресницы чуть вздрагивали, грудь мерно вздымалась – похоже, он спал.
Женщина любовалась. С ее лица не сходила нежная улыбка, а на глаза то и дело набегали слезы: она снова и снова прокручивала в памяти подробности недавней близости и пыталась осмыслить свои впечатления, но получалось плохо. Пережитое наслаждение, потрясшее все ее существо, имело мало общего с обычным физическим оргазмом, который она за свою тридцатилетнюю жизнь все-таки пару раз сумела испытать. «Это похоже на полет! – думала она. – Или падение? Нет, все-таки полет, потому что падаешь обычно вниз, а сейчас мы парили в воздухе, как хотели. Летали! Это счастье, восторг… Это свобода! Могущество… Совершенство…»
Она вздохнула и тихонько рассмеялась, осознав, что в человеческом языке просто нет подходящих слов. И осторожно прикоснулась к плечу лежащего рядом с ней живого совершенства – мужчина был невероятно красив. Мужественный и в то же время по-мальчишески хрупкий – невозможное сочетание! Смуглое, стройное и мускулистое тело, крепкие плечи, сильные руки с тонкими музыкальными пальцами, античной красоты лицо с крупным носом и изящно очерченным ртом, серебристые кудри…

Collapse )
тайна

Все у нас получится - отрывок из романа. №1




Два небольших отрывка из романа "Все у нас получится" - скоро выйдет в свет. Этот роман как сдобный пирожок с неожиданно соленой начинкой. Я уже говорила, что написала нечто вроде сказки. Но если снять сказочную шелуху, то обнаружится горькая правда жизни. Поэтому и отрывка два: сладкий и горький.

№ 1.
Сначала горькая начинка:



Антонина Михайловна, сохраняя скорбное выражение лица, провела Николая в кабинет мужа, но тот оказался не один, вызвав подкрепление в лице полковника Потапова. «Плохо мое дело» – подумал Николай, даже не предполагая, насколько.

– До меня дошли слухи, что ты отказываешься жениться на моей дочери? – сходу взял быка за рога Георгий Александрович.
– Так и есть.
– Позволь узнать, почему? – грозно спросил Георгий, наливаясь апоплексическим багрянцем.
– Я женюсь на другой женщине.
– На какой еще другой? А как же Аллочка? Ты не посмеешь, поганец, так поступить с моей дочерью. После того, что ты с ней сделал!
– Да ничего я с ней не делал!
– Ничего не делал? И ты смеешь это говорить после того, как засовывал свой грязный стручок ей в рот? Девочка все рассказала матери. Рыдала две недели!
– Не понравилось, значит? Так какого хрена она замуж рвется?
– Ах ты, мразь! – рявкнул Георгий Александрович. – Да я тебя… уничтожу! Посажу за изнасилование!
– Сажайте! – заорал Николай.

Антонина Михайловна, подслушивавшая под дверью, в панике отскочила, такая мощная волна мата обрушилась на ее бедные уши. Но тут на передний край выступил полковник:

– Георгий, успокойся. А ты замолчи, сопляк. Герой тоже нашелся. Мы по-другому поступим. Мы твою девушку посадим.
– Да за что?!
– Статью подобрать – дело нехитрое. Можно по 70-й привлечь или по 190-й.
– Вы не посмеете, – сказал Николай упавшим голосом, прекрасно понимая, что еще как посмеют.
– Пожалуй, герой осознал свое положение, – усмехнулся Петр Александрович. – У тебя, парень, два варианта. Либо ты женишься на Аллочке, либо нет. В первом случае тебя ждет блистательная карьера и всяческое благополучие. В противном… Нет, ради бога, женись на своей Ирине Званцевой. Только ее возьмут прямо в загсе. Ты тоже окажешься под подозрением: прощай партбилет, прощай карьера. И на отце твоем это отразится. А ты как думал? А то взрастил, можно сказать, змею подколодную на своей груди, поощрял связь сына с антисоветчицей!
– Ну что за бред вы несете…

Collapse )
тайна

Потому что люблю тебя - отрывок из романа



В честь Дня Театра - отрывок из романа "Потому что люблю тебя" (авторское название - "Главный герой").

Персонажи репетируют пьесу А.П. Чехова "Иванов", а вот что происходит за кулисами:

Оксана только в этом году пришла в театр: очень живая и непосредственная, с длинной русой косой. Алымов до сих пор не обращал на нее особенного внимания – они впервые работали вместе. Внешне Оксана идеально подходила на роль Саши, да и получалось у нее поначалу неплохо. Но вот уже вторую репетицию она как-то зажималась и срывала сцену объяснения с Ивановым. Алымов подошел к ее двери, прислушался и нахмурился, услышав всхлипывания, потом решительно постучал. Испуганный голос спросил:

– Кто это?
– Алымов. Ксюша, открой.
– Я не Ксюша! Я Оксана! – она распахнула дверь и с возмущением воззрилась на Алымова заплаканными глазами.
– А разве Оксану нельзя звать Ксюшей? Можно войти?

Collapse )