Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

я

Все, что вы хотели узнать обо мне, но боялись спросить!

прочие
брошюрыдва сборника

Книги издательства ЭКСМО  2016-2018:



2019 и 2020:


Фейсбук: https://www.facebook.com/jenny.perova
Инстаграмм: https://www.instagram.com/je_nny112/?hl=ru
Яндекс-Дзен: https://zen.yandex.ru/evgeniya_perova
Самиздат: http://samlib.ru/p/perowa_e_g/
Книгозавр: http://knigozavr.ru/2012/10/20/imennoj-ukazatel-dzhenni-perova/

Евгения Перова на сайте ЭКСМО
Мои книги в Интернет-магазине ЭКСМО
Аудиокниги
Мои книги:  На livelib     В Лабиринте     На Озоне   На ЛитРесе
Первые издания: Ловушка Для Бабочек на ЛуЛу     Друг Детства на ЛуЛу
Сайт книги Лиза Во Фритюре на Ридеро (ссылки на интернет-магазины)

Мои видео

Музейная деятельность
Видео Видео - доклад на семинаре Исторического музея в рамках Интермузея-2017: "ОСОБЕННОСТИ ХРАНЕНИЯ И ЭКСПОНИРОВАНИЯ ГРАФИЧЕСКИХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ"
http://mediashm.ru/?p=10178#10178

Collapse )
пишу

Большое Калифорнийское землетрясение



Еще один отрывок из старого дневника! На этот раз для тех, кого интересует писательская "кухня" - реальная история, записанная по рассказу друга, которая потом стала эпизодом "Лизы во фритюре". Сначала приведу дневниковую запись, а потом фрагмент "Лизы" 🙂

Дневник - 1989 год:

"...Отец Вениамин – молодой, огромный, рыжий, толстопузый и страшный безобразник. Напоминает мне всегда лесковского дьякона Ахиллу. Он ездил недавно в Америку и красочно описывал свои приключения. Он попал туда в момент землетрясения – тряхнуло самолет на дорожке. И прилетел не в тот город, куда ему было нужно, а в какой-то другой. Погуляв там некоторое время, он все же решил добираться в пункт своего назначения, ибо его там ждали.
Отец Вениамин явился в аэропорт и начала на ломаном английском объяснять служащим свою сложную историю. На все его речи служащий меланхолично отвечал: «Okay». Когда отец Вениамин выдохся, служащий спросил: «Your name?» Тот ответил. «Yes» – американец нажал какие-то кнопки, и компьютер выдал все сведения об отце Вениамине: откуда, куда, зачем и почему он прибыл. «Телефон ваших знакомых?» - вновь кнопочки, отцу Вениамину дают трубку и – о чудо! – там голоса его друзей, которые уже не чаяли с ним встретиться. Далее отец Вениамин узнает, что будет отправлен к друзьям на такси за счет фирмы – так, километров 200-300, пустяки. «А багаж?» – возопил отец Вениамин. «А багаж будет доставлен завтра в 08:15 и тоже за счет фирмы».
«Так уж и в 08:15! – подумал отец Вениамин. – Врешь, собака!» И принялся благодарить. Американец поднялся во весь свой двухметровый рост, раскинул руки и звучно произнес: «Welcome to America!» А что самое интересное – багаж действительно привезли в 08:15 утра.

Collapse )
пишу

За горизонт


Картина Шаши Мартыновой "Ребенок Василий к полету готов"

Давно хотела написать.
Сейчас будет оченьмногобуков о жизни.
Вернее, о смерти.
Так что, кому неприятна эта тема - дальше не читайте. Хотя ничего страшного и мрачного я не напишу, даже наоборот.

Начну с Макса Фрая. Цитата из Сборника "Одна и та же книга":

"...Когда умерла моя мама (очень, очень давно), осталось много ее вещей: одежда, обувь, посуда, сумки, расчески, бигуди, тряпочки, резинки, пакеты, которые она собирала для хозяйственных нужд, и все в таком роде. И еще осталось великое множество незавершенных дел, начиная от пенсии, до которой ей оставалось работать еще несколько лет, и заканчивая недоеденным мороженым «пломбир» в холодильнике. Больше всего меня поразило, что все это не помогло. Стало ясно, что все ее взрослые связи с миром: любящие родственники, красивые и полезные вещи, вкусы, пристрастия, принципы и убеждения – не помогают от смерти.

Муж, выходит, не помогает от смерти, трое детей и трое внуков – тоже. Новая, всего дважды надетая шуба из стриженой ламы определенно не помогает от смерти. Длинная мягкая ночная рубашка с оранжевыми цветами и коричневыми листьями – не помогает. Идеальная чистота в доме, умение готовить и шить, работа, зарплата и будущая пенсия, сулившая, судя по разговорам моих родителей, райское блаженство на земле, – все это, как еще миллион всяких штук, не помогает от смерти, такие дела...

Пришлось учиться жить с четким пониманием полной бессмысленности всего происходящего. Поначалу получалось очень плохо, новая генеральная мысль думалась с утра до ночи, да так громко, что рядом со мной увядали комнатные растения (это не метафора, а факт). Теперь получается просто плохо, но уже не очень, то есть иногда мне удается совершенно бескорыстно наслаждаться жизнью несколько часов кряду, ни разу не вспомнив, что все это тоже не помогает от смерти, – великий прогресс. Который, впрочем, тоже не помогает от смерти, как все мы понимаем".

Со мной примерно то же самое случилось лет в 14, и я очень долго жила "с четким пониманием полной бессмысленности всего происходящего", что мне, честно говоря, очень мешало, да и сейчас не помогает, мягко говоря.

Но однажды со мной произошла странная вещь! Это очень трудно объяснить - я попыталась это сделать в своем романе "Омуты и Отмели" (вообще весь свой подобный опыт я вложила в сагу "Круги по воде"), потом приведу цитату, а пока так попробую.

Меня вдруг озарило понимание того, что смерти нет.
В глобальном смысле. Да, живые существа умирают, смерть - часть жизни, но нет никакой грани между тем и другим, никакого "другого света". Просто нашему пониманию это недоступно.

Это было так, словно мне приоткрыли дверь, я заглянула в щелочку, увидела свет и секунды две ясно понимала, как все устроено в мире - боже, так просто, оказывается! А потом дверь закрыли, и я мгновенно забыла суть своего озарения. Только осталось в памяти, что я это поняла и обрадовалась. Потому что у происходящего есть смысл - да еще какой! И с этим можно жить и радоваться жизни. Если помнить, что наша жизнь - нечто гораздо большее, чем вот эта комната с компьютером, эта обшарпанная пятиэтажка, эта улица, забитая машинами, этот город, эта страна... эта планета. Гораздо, гораздо больше!

Потом у Фрая я нашла совпадения - смерти нет, жизнь сознания вечна.

Collapse )
пишу

Прощание



Два варианта одного сюжета - "Прощание", оба выполнены современным российским художником Дмитрием Шмариным.
Верхний вариант явно создан в Суханове - на заднем плане мавзолей Волконских.

А я вспомнила сцену прощания из романа "Созданные для любви" - мизансцена другая, но суть одна:

...Через пару недель зашел попрощаться Степан Матвеев – со дня его неудачного сватовства мы не виделись. Я знала, что отец устроил ему выволочку: зачем полез в воду, не зная броду? А Степа оправдывался тем, что Елена Петровна первая заговорила с ним о возможной женитьбе, выведала его чувства и так ловко подвела к предложению руки и сердца, что он и опомниться не успел! Сам он робел передо мной и только собирался с силами поведать о своей любви. Степан конфузился, разговаривая со мной, но я говорила с ним очень ласково, изо всех сил стараясь сдерживать слезы, потому что ясно видела у него за плечом ангела скорой смерти.
– Я знаю, Хиония Петровна, что вы помолвлены. Что ж, не повезло мне. Но все равно, вы и только вы – звезда моего сердца!
Он поцеловал мне руку и вышел, а я, постояв немного, побежала следом и в нарушение всех приличий схватила его за руки:
– Степочка! Дорогой мой, пожалуйста, пожалуйста, будьте осторожны! Не лезьте на рожон! Умоляю вас! Поберегите себя ради вашего отца! Ради меня!
Его глаза так и вспыхнули от радостной надежды, но тут же погасли. Он побледнел и отступил на шаг, вдруг поняв, что я хочу ему сказать. Некоторое время мы смотрели друг другу в глаза, потом он пожал плечами:
– Что ж, чему быть – того не миновать. Прощайте, Онечка. Не поминайте лихом.
И он повернулся, чтобы уйти, но я не выдержала, обняла его и поцеловала – как ни одна невеста не должна целовать никого, кроме своего жениха. Он глубоко вздохнул, постоял пару секунд с закрытыми глазами, а потом быстро ушел.
– Я буду молиться за вас! – крикнула я ему вслед и перекрестила: – Храни вас Господь…
Я получила от Степана несколько писем, в последнем были стихи Иннокентия Анненского: «Среди миров, в мерцании светил одной Звезды я повторяю имя...» Он погиб в середине апреля 1915 года во время Горлицкого прорыва. Федот Игнатьевич был безутешен – он рано овдовел и растил сына один. Так они и уходили, один за другим – наши женихи и мужья, наши братья, друзья и просто знакомые. А мы получали письма и переставляли флажки на картах военных действий, узнавая названия все новых и новых городов: Горлице, Тернополь, Брест-Литовск, Митава, Ковно…

глазик

ЖАРКОЕ ЛЕТО 2010


Портрет И.Э. Грабаря в коридоре ВХНРЦ. Допожарное фото

Этот текст я собрала из своих постов в ЖЖ, написанных в 2010-2013 годах.
Это краткая история моего ухода из Исторического музея и возвращения.
Очень многое осталось за кадром - надо вспомнить и записать.
Почти ничего нет о собственно моей работе как замдиректора - да я к ней толком и не успела приступить: сначала входила в курс дела, потом пожар, новый директор, новые порядки...
Так что это просто дневник, да и то краткий.
Про пожар тоже немного - тогда не записывала, а зря.

Collapse )
глазик

Призрак любви - отрывок




Очередной "мистический" отрывок! Но теперь пойдут фрагменты не из романов, а из повестей и рассказов, вошедших в сборники, изданные в 2018 году. Итак, сборник "Ловушка для бабочек" - уж тут сплошная магия! :)
Новелла "Призрак любви", посвященная памяти Алана Рикмана:


Элис вздрогнула и… проснулась. В ушах у нее звенело. Дождь кончился, ветер затих, в окнах светлело. Элис улыбнулась, вспомнив прошлый вечер, и повернулась взглянуть на Рика – но в постели она была одна.

– Рик? – Элис вскочила и торопливо оделась. – Рик, где ты?

Элис спустилась вниз, проверила кухню, потом ванную, потом снова побежала наверх… Рика не было нигде. В комнате брата Элис обреченно присела на кровать. Пусто. В доме стояла такая тишина – казалось, что и ее самой здесь нет. Неужели… неужели он ушел? Пока она спала? Ушел и не оставил ни записки, ничего!

– А ты что думала? – спросил ехидный голосок у нее в голове. – Ты думала, он останется с тобой навечно? Пока смерть не разлучит вас?
– Я не знаю, что я думала…
– Да зачем ты ему нужна, подумай сама! Это он еще не знает, что ты пятьдесят шесть раз смотрела «Призрак любви».
– Пятьдесят два.
– Какая разница! Опомнись уже! И чем быстрее – тем лучше.

Стоящий напротив шкаф вдруг скрипнул, дверца приотворилась, а потом медленно распахнулась – Элис увидела на полке среди белья что-то черное. Она подошла – это была черная футболка с изображением доктора Хауса. Точно такую она вчера давала Рику. Да нет, не точно такую! Именно эту самую. На правом плече – небольшая дырочка. Или у брата две таких футболки? Ага, и обе с дырочками на плече. И вот же эти штаны, вчерашние! Тоже аккуратно сложены. Как же так? А если он ушел, то в чем, собственно? Его одежда еще не могла высохнуть. А футболка и штаны здесь.
– И он их погладил перед уходом! – ядовито произнес внутренний голос.

Элис опять помчалась в ванную. Конечно, она это и в первый раз заметила – на веревке не было одежды. Неужели он надел сырую? А ботинки? Элис рванулась к входной двери – та была закрыта. Закрыта! Заперта изнутри – на все три замка и цепочку. А дверь черного хода? То же самое. Что же это такое? Или он вылез в окно? Но все окна тоже закрыты изнутри.

Collapse )
я

Объяснение в любви



Сегодня я хочу рассказать о человеке, с которым познакомилась лет десять назад в ЖЖ.

Галина Коршункова  galankor  завела журнал сразу после смерти горячо любимого мужа - чтобы писать ему письма, разговаривать с ним.

Я случайно наткнулась, прочла один текст...
Заплакала и ушла.

Потом почитала еще. Это было больно читать. Очень.
И радостно, потому что Галина видит свет, и сама его излучает. Потому что она знает, что такое Любовь. Потому что ее Любовь больше горя. Она живая, неисчерпаемая, настоящая.

Удивительная женщина, не хочется говорить - мужественная, но как еще назвать эту потрясающую стойкость, эту силу нежной и хрупкой души.

Я глубоко уважаю Галину, восхищаюсь удивительной чистотой ее души, потрясающей способностью любить и глубоко чувствовать радости мира. "Пока дышу - надеюсь!" - это девиз Галины. И мой - тоже.

У меня есть книжечка, присланная Галиной - вот отрывок из одного маленького рассказа-воспоминания, вошедшего в книгу "Вечерняя отрада":

"...Однажды очень приблизившись к зеркальному стеклу, я уткнулась носом в него. Глаза оказались в двух мирах - этом и другом, зазеркальном. Я как бы вошла в зеркало. Зеленеющими зрачками я была уже там. Где? Я не знала. На какие-то мгновения я потеряла ощущение времени, места. Пропало чувство земного бытия. Колкие иголочки прошли по позвоночнику. А внутри меня голос вопрошал: «Кто я...? Кто я...?» Прошли секунды, может быть минуты, а я всё не знала, кто я. Только отступив на шаг, увидела тоненькое существо с расширенными зрачками и черными стрелками бровей. Это я. Я снова здесь в маленьком мирке на земле, где нас осталось только двое – брат и я. Бабушки уже тоже нет здесь, она умерла вслед за мамой. За окном мокрая крыша деревянного дома и тополь сиротливо прижался к палисаднику. Я пришла. Где я была, – не знаю. Но «тот» мир есть, это точно. Я уже там была раньше, когда на операции под наркозом летела по длинному туннелю к ослепительному свету, бьющему в лицо. Я там была и буду ещё ни раз после.
Чувство, что я жила когда-то раньше в других местах сохранилось до сих пор. Часто бывало ощущение, что это или то событие уже происходило. «Дежавю».
Да, наверное, мы жили уже, и не раз. Бессмертная душа, возрастая с нами и выполнив положенный Богом цикл в нашем теле, уйдет к Создателю, а потом снова, уже обогащенная, будет тревожить, и задавать вопросы другому человеку: КТО Я? КТО Я? И так бесконечно.

О, дай мне видеть подлинный мой лик,
Тот некий дух, что, вспыхивая скоро
Преображает каменный двойник
Движеньем мысли, светом разговора..."

... ... ...

Понедельничный фейсбучный проект #друзья_мои
пишу

Про миллионеров и читателей



Как и следовало ожидать, мой приятель, принявший мою последнюю книжку со словами: "Люблю про миллионеров", теперь именно на это и ругается: "Вот что вы все пишете про миллионеров, нет бы про обычных людей!" Я ему возразила, что у меня это вообще-то первый роман такой, про богатых, а так все про самых обычных. Это раз.

Во-вторых, образ главной героини ему кажется неубедительным (прочитал пока меньше трети романа), потому что она де в юности была оторвой, а теперь прямо вся такая скромная, что дальше некуда. Я попыталась объяснить, что героиня изменилась после рождения ребенка и пережитой драмы, да ей и некогда было "отрываться": ребенок, работа, дальняя дорога, всякое такое. А "скромная" - потому что попала в непривычную среду, не в свою "тарелку".

Но, думаю, он этого никогда не поймет, потому что мужчина и потому, что сам ВООБЩЕ не изменился за те 35 лет, что я его знаю. Внутренне не изменился. Может, мужчины и не меняются, только женщины? Или дело не в том, какого ты пола, а в чем-то другом? Я так ОЧЕНЬ сильно изменилась за то же время. Хотя в чем-то главном осталась прежней.

Еще он спросил, почему я не описываю себя. Я задумалась: а это вообще возможно?! Потому что я себя вижу изнутри - иначе, чем все, с кем я общаюсь. У каждого наверняка есть мой образ, и если сравнить - они будут сильно различаться. И если я опишу себя так, как чувствую - никто и не опознает, я думаю. На самом деле я практически в каждом романе пишу о себе, отдавая персонажам свои переживания, мысли, случившиеся происшествия, даже черты характера.
Как-то так.
пишу

Елена Касьян



Я ЕСМЬ ПИСЬМО

1

Свитки бы исписал, а с небес ни строчки –
кончились имена у предметов.
Видимое - не полотно, а всего лишь точка,
искра света.

Так и живём, пока узнаванье длится,
выйти за скобки жизни – не сложно,
а вот раздвинуть на ширину страницы –
как можно?

Буду глядеть с небес, подбирать оправу –
чьими руками с тобой обняться.
А до поры мы живы и, значит, вправе
не расставаться.

Буду тебе посланием отовсюду,
все времена о нас, назови любое,
голубем в небе, небом лазурным, буду
тебе тобою.

2

Когда луны обмылок плыл над нами,
Когда меня твой город не вмещал,
И пустоты воображаемый овал
Не размыкался утренними снами,

Мы упразднили время. Толку нет
В его пустом вращении по кругу,
Когда напрасным обещанием друг другу
Остался мнимой яви мнимый свет.

Кем приходилась я тебе, какой
Останусь тут, припомнится едва ли,
Была ли памятью, была ли сном, была ли...
Всё, что роднит объятия с тоской,

Держать у сердца глупо зачастую –
Молчать на выдох, отпускать на вдох –
Такой порядок ни хорош, ни плох,
А только он один и существует.

Иди ко мне, мой лучезарный бог,
Усни в меня, чтобы насквозь проснуться,
А утром чай в пиале, яблоко на блюдце...
Иди ко мне, ты сделал всё, что мог.

Collapse )
глазик

цитаты

Картинки по запросу Томас Карлейл:

Томас Карлейл (1795-1881):

- Молчание глубоко, как Вечность; разговоры мелки, как Время.

- Музыка своей мелодией доводит нас до самого края вечности и дает нам возможность в течение нескольких минут постичь ее величие.

- Нет большей трагедии, если человек имел способность к познанию, но умер невежественным.

- Никто не знает, как поступит Толпа, тем более — она сама.

- С помощью цифр доказать можно все что угодно.

- Станьте честным человеком, и тогда вы сможете быть уверены, что одним плутом стало меньше на свете.

- У каждого человека под шляпой — свой театр, где развертываются драмы, часто более сложные, чем те, что даются в театрах.

- Человек не может быть неисправимо плохим, если он хотя бы один раз от души смеялся.

- Человек не должен жаловаться на времена — из этого ничего не выходит. Время дурное: ну что ж, на то и человек, чтобы улучшить его.

- Я не верю в коллективную мудрость невежественных индивидов.